Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма
Версия от 01.01.2015 страницы http://www.evkol.nm.ru/dobraya.htm/


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины
 
·  
Колонии Херсонской губернии
 
·  
Колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских колоний
 
·  
Частновладельческие еврейские колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колонии
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Еврейские колхозы в Крыму
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
История отдельных колоний
 
·  
Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Жители еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Яков Пасик      

История еврейской земледельческой колонии Добрая


     Еврейская земледельческая колония Добрая (Доброе, Добренькая, Добринка, Новенькая) (N 47°18'37", E 32°27'20") была одной из крупнейших еврейских колоний Херсонской губернии.
   Она была основана на землях "казенного ведомства, бывшее владение коллежского советника О. Турновита", в пустоши Добрая при пруде на балке Добренькая. От названия пустоши и балки колония и получила свое название. В камеральном экономическом примечании Херсонского уезда 1798 г. дается следующее описание пустоши Доброй: "Земля грунт имеет сероглинистой с песком. Ис посеенного на ней хлеба лутче родиться рожь и просо, а протчия семена посредственны; сенные покосы травою против других мест средственны..." [1].

Карта


     Известный исследователь еврейских земледельческих колоний В.Н. Никитин указывает, что колония Добрая основана в 1807 г. Однако в его обширном труде, посвященном истории еврейских колоний России, первая информация о колонии Добрая датируется 1858 г. [2] Нет подтверждения, что колония основана в 1807 г. и в работах других авторов. Вероятно, в 1807 г. были выделены земли для колонии Добрая, но их заселение началось только в 1852 г. Этот год можно считать годом основания колонии.

     Правительство России, проводившее политику приобщения евреев к земледелию, отвело образовавшейся колонии 5170 десятин надельной земли и 1723 десятин запасной. [3] Всем переселенцам был предоставлен статус колонистов, который получали иностранные поселенцы, занимавшиеся земледелием. Они получили в потомственное владение, но не в собственность, землю и были освобождены от налогов в течение нескольких лет. Несмотря на полученные льготы, первые годы колонии были очень тяжелыми. Хозяйства развивались медленно. Сказывалось отсутствие земледельческого опыта. Ведь евреи до переселения столетиями занимались мелкой торговлей и ремеслом. [4]

     Тяжелые условия жизни колонистов приводили к массовым заболеваниям и высокой смертности. В 1858 г. колонистов Доброй поразила "неизвестная болезнь". Из 193 заболевших врач осмотрел 12 и поставил поспешный диагноз - сифилис. Встревоженное начальство приняло срочное решение об открытии временного отделения для этих больных в Нагартавской лечебнице. В лечебницу и ее временное отделение поступило 86 "больных сифилисом". Однако, в конце концов оказалось, что тревога была преувеличенной. У больных выявили простуду горла, золотуху, цингу. Благодаря усилиям персонала лечебницы, к всеобщему успокоению, массовое заболевание колонистов было побеждено. [5]

     В 1859 г. в Доброй (Новенькой) в 162 дворах проживало 481 человек (243 мужчин и 238 женщин). К этому времени колонисты построили еврейский молитвенный дом. [6]

     Развитие колонии сдерживало отсутствие доброкачественной воды для поселян и их скота. Только в 1859 г. колония получила питьевую воду в общественном колодце (устройство его обошлось в 1200 рублей), но и она не всегда была годной. В том же году из-за страшной засухи в колонии народ "крайне бедствовал". Из двух прудов в одном "стояло несколько тинистой, никуда негодной воды; другой высох до того, что дно покрыто было сухой грязью". Несколько колодцев при домах и один большой общественный были уже "совершенно сухи". Посетившего колонию председательствовавшего в попечительном комитете об иностранных поселенцах Южного края России А.И Гамма евреи встретили "точно Моисея" воплями, "требуя воды для себя и скота". Над колонистами сжалились крестьяне соседних деревень, которые "из сострадания" позволили колонистам пользоваться своей водой. В 1869 г. общество вырыло еще один колодец, но и в нем вода оказалась недоброкачественной и поэтому недостаток в воде, по мере роста населения из года в год усиливался. Хорошая вода сделалась предметом торговли: соседние крестьяне привозили ее в колонию, обыкновенно накануне праздников, и продавали поселянам ведрами. [7]

     В середине XIX столетия правительство приняло решение селить немецких колонистов в еврейских колониях, чтобы они служили образцовыми хозяевами и передавали свой сельскохозяйственный опыт еврейским крестьянам. В это время в Добром поселили первых немцев-колонистов, количество которых в дальнейшем заметно выросло. Они жили на отдельной улице, построили лютеранский молитвенный дом и свою школу. Однако число немцев всегда значительно уступало евреям. Так, в 1886 г. в Доброй было 19 немецких хозяйств на 760 десятин земли (40 десятин на одно хозяйство). [8]

     Постепенно, после многих лет голода, холода, болезней и страданий дела еврейских поселенцев начали налаживаться. Экономическое положение их укрепилось, болезни и смертность пошли на убыль, выросло новое поколение колонистов, привычных к сельскохозяйственному труду.

     Основным занятием жителей колонии было земледелие. Первые успехи в этой области пришли к еврейским колонистам в 1860-е гг. Крестьянине колонии Б. Сеплярский и Ц. Цыбулькин получили в 1863 г. денежный приз 200 рублей. Министерства государственных имуществ за высокие урожаи. [9]

     В колонии появились первые зажиточные и влиятельные евреи-земледельцы.
     Мордух (Марк) Боград пожертвовал посуду и одежду, купленную им после Крымской компании от военного ведомства, а затем 400 рублей на содержание Нагартавской окружной больницы. Больница в Нагартаве была построена в 1850 г. еврейскими колонистами Херсонской губернии, и была первым стационарным лечебным заведением в сельской местности огромной губернии. За полезную деятельность М. Боград был награжден в 1863 г. похвальным листом Министерства. [10]
     Земледелец колонии Прусяников Пинкус Вольков в 1866 г. был избран от сельских общин гласным (депутатом) Херсонского уездного земского собрания. [11]

     В 1869-1873 гг. вблизи колонии велось строительство Харьковско-Николаевской железной дороги. В двух верстах от колонии была построена железнодорожная станция, получившая название колонии. Ввод станции в действие способствовал ускорению экономического развития колонии Добрая. Станция превратилась, особенно в тихие летние вечера, в одно из мест прогулок колонистов.

     В колонии образовалось некоторое количество больших процветающих хозяйств, использовавших наемный труд. Максим Горький в 1891 г. "ходил по Украине" и остановился на несколько месяцев в Доброй, где он работал у одного из колонистов. [12] Горький с острым любопытством присматривался к жизни, быту и труду евреев-земледельцев. Вспоминая о том, как в молодости он некоторое время жил в еврейской семье, рассказывал: "Евреи совсем не являются мне чужими, ибо еще в бытность свою простым работником я работал батраком у евреев-колонистов в Херсонской и Екатеринославской губерниях. Я был иногда "шабес-гоем", гасил свечи по субботам, а также уносил и приносил что-нибудь. Скажу вам правду, я никогда не забуду приятную и естественную святость их образа семейной жизни. Даже сегодня, когда я вспоминаю об этом, я ощущаю нечто вроде воодушевления, которое я испытывал тогда, получая ломоть пшеничного хлеба или несколько оладьей за работу. Мне нравилась та оригинальная естественность, которую я находил у них". [13]

     В начале 1870-х гг. земли колонистов, по разным причинам покинувшие колонию, были отобраны, в результате чего общая площадь надельной земли значительно сократилась. В то же время в конце века население колонии по сравнению с 1859 г. выросло более чем в 3,5 раза. Начался период расцвета колонии. В 1898-99 гг., по данным Еврейского колонизационного общества, в колонии имелось наличных семей 293 и 1676 душ с 3600 десятин надельной земли, из которых только 2760 находилось в действительном пользовании земледельцев. Земледелием занимались 270 дворов. Эти хозяйства кроме своей обрабатывали еще и 2503 десятины арендной земли. [14] Основной сельскохозяйственной культурой была озимая и яровая пшеница. В меньших количествах выращивали рожь, ячмень, кукурузу, подсолнечник. В это время в колонии было три еврейских молитвенных дома, аптечная лавка, баня, три лесных склада, общественный хлебный амбар, оптовый склад вина и спирта, 13 лавок, два трактира, базар 50 дней в году. [15] Общественные расходы колонии, включая все налоги и повинности, содержание сельской полиции, почтового отделения, больницы, школы и расходы на религиозный культ, достигли в 1898-99 гг. 8590 рублей. [16]

     В общественных прудах, находящихся в границах колонии, разводили и ловили рыбу разных видов (сазан, карп, карась). В начале ХХ столетия началось развитие садоводства, виноградарства и бахчеводства. Колонию окружали обширные ухоженные виноградники. Вино охотно раскупали жители соседних городов Николаева и Херсона. Обычно фруктовый сад и огороды, на которых выращивали лук, картофель, арбузы и тому подобное, находились возле дома. Кроме земледелия жители колонии занимались кустарным промыслом и мелкой торговлей. Колония славилась своими базарами. В начале XX столетия годовая прибыль лавок превышала 400 тыс. рублей. [17]

     В это же время в колонии стали создаваться мелкие предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции и сопутствующих сельскому хозяйству отраслей промышленности.

     В 1912 г. в колонии работала фабрика шипучих фруктовых вод М.А. Когана. [18]

     В 1913 г. в колонии размещался склад Елисаветградского завода земледельческих машин и сельскохозяйственных мельниц А.С. Шкловского, занимавшимся производством жаток-лобогреек, сеялок, молотилок, а также машин для оборудования сельскохозяйственных мельниц и маслобоен. Все перечисленные машины постоянно имелись в большом количестве на складе. Спрос на эти машины начал увеличиваться, находя все больше и больше применения в сельском хозяйстве, как среди колонистов, так и крестьян соседних сел и деревень. [19]

     Практически с момента основания колонии ее жители пользовались услугами Нагартавской окружной лечебницы. В 1888 г. в колонии открылась первая сельская аптека аптекарского помощника Исаака Абрамовича Бери. [20] В колонии стали служить сначала фельдшеры, а затем врачи. В 1912 г. колонистов обслуживали общественный врач Гессель-Аарон Янкелевич Хентов [21] и зубной врач Зельцер Элька Ицковна [22].

     По традиции все без исключения мальчики шли в хедеры (начальные религиозные школы), где обучались основам еврейской грамоты и религии. Помещением хедера обычно служила жилая комната семьи меламеда (учителя). Родители за обучение платили гроши. Большинство меламедов были пожилыми людьми, не имевшими специального образования. Первая школа для первоначального преподавания русского языка, арифметики, еврейского языка и закона Божьего в колонии открылась в 1867 г. Действительный статский советник К.А. Петерсон, проводя инспекцию еврейских колоний, сообщал, что школа в Доброй помещалась "плохо"; учил в ней еврей Барман, вышедший из 3-го класса ровенской гимназии, "говорил по-русски хотя и хорошо, но ошибался в падежах". В школе находилось 22 ученика и 7 учениц; все они "читали и писали довольно сносно". По просьбе колонистов Министерство государственных имуществ разрешило использование 1500 рублей из мирского капитала Доброй на постройку новой школы. В 1880 г. в этой школе учились 33 мальчика и 47 девочек. [23]
     В 1890 г. была основана земская школа, в 1911 г. - одноклассное начальное училище со сроком обучения три года. В школе и училище изучали русский язык (чтение, письмо, грамматика). Однако их в колонии посещал только каждый четвертый ребенок. Все мальчики продолжали учиться в хедерах. Практически все мужское население колонии владели еврейской грамотой. Грамотных по-русски было 515 человек. [24] В колонии работала русско-еврейская библиотека-читальня, которая содержалась на членские взносы и частные пожертвования.

     Все жители колонии были верующими, строго соблюдавшими религиозные предписания и традиции. Высок был авторитет раввинов. Первым раввином колонии был Ицхак Пушниц, прадед седьмого любавичского ребе Менахем-Мендла Шнеерсона. Он исполнял свои обязанности почти 50 лет. После смерти Ицхака Пушница, в 1904 г., его сменил его сын Менахем-Мендель. [25]
     Главная, самая большая синагога колонии была примерно на 600-700 посадочных мест. [26]
     Вот что вспоминает о синагоге в колонии знаменитый раввин Моше Кнапов: "Добринка была большой колонией, но бывали дни, когда мы были вынуждены ждать, когда соберется миньян для молитвы. Не дай Б-г подумать, что евреи там не хотели молиться. Причина была в том, что синагога была расположена на краю колонии и часто отрезалась от остальной части "цивилизованного мира" водой, в дождливый сезон. В такое время добраться до синагоги можно было только лодкой". [27]

   В поселке работали ремесленники: портные, сапожники, столяра, кузнецы, строители, печники и др. Они обслуживали жителей колонии, а также крестьян близлежащих деревень. Достойное место занимала сельская интеллигенция: врачи, фельдшеры, акушеры, аптекари, учителя, служители культа (раввины, резники, хазаны и учителя Торы).

     С момента основания колонии между евреями-колонистами и жителями ближайших деревень сохранялись добрососедские отношения. Первая беда пришла в конце века, 5 мая 1899 (22 апреля по старому стилю). Трехдневный погром в Николаеве спровоцировал на подобные действия и жителей сел, расположенных вблизи колонии Доброй. Однако колонисты оказали решительное сопротивление атаковавшим их погромщикам и спасли колонию. [28] События развивались следующим образом: "Извещенный о намерениях крестьян, становой пристав распорядился составить пешую и конную стражу из самих же колонистов-евреев, человек в 150, которые до приезда на место казаков и приезда губернатора успели стойко выдержать и опрокинуть напор бунтарей в числе свыше 100 человек". [29] Это было одно из первых в истории Российской империи активных коллективных действий евреев по защите своих жизней и имущества.

     Несмотря на достигнутые успехи, положение евреев не было стабильным. Страх перед погромами, которые периодически прокатывались в России с 1881 г., побудили сотни евреев колонии эмигрировать. Одним из основных мест, куда направлялись евреи-земледельцы, была Аргентина. В Аргентине бывшие колонисты или продолжали заниматься земледелием в созданных там еврейских земледельческих колониях, или выбирали другой вид деятельности.

     В 1891 г. в Россию прибыл представитель барона Гирша британский писатель и журналист Арнольд Уайт (Arnold White), чтобы вступить в переговоры с правительством относительно эмиграции евреев и ознакомиться на месте с их положением. Он посетил несколько еврейских земледельческих колоний Херсонской губернии, в том числе Добрую. Воспоминания об этом визите он оставил в одной из своих книг: "Я прибыл в колонию Добрая на закате 16 июня... Многие дома разбросанного на большой территории селения были аккуратны и значительных размеров. Другие были в запущенном состоянии, и от них исходил неприятный запах. Я узнал, что в этих ветхих домиках жили первые колонисты, а теперь они пустуют. Нынешние колонисты переросли свои более чем скромные жилища. Став состоятельными, они построили себе более солидное жилье... В тот же вечер я беседовал с пятнадцатью серьезными, рослыми, загорелыми мужчинами, одетыми в длинные сюртуки. Среди них был кузнец Висноват, отец троих детей. Из своих сорока двух лет 37 он прожил в Доброй. Он делал плуги и телеги, включая колеса. У него были сильные руки. Он... создавал полезные, надежные и хорошие вещи. Его доход в хорошие годы составлял 800 рублей. Сорокалетний Цодек Пасик жил со своей женой и шестерыми детьми на своей земле в 30 десятин. В полевых работах он использовал упряжку из четырех - шести лошадей, которые были его собственностью. Кроме вечного сюртука, весь его вид соответствовал успешному мелкому фермеру. Зусь Циплярский двадцати шести лет, холост. Он с тремя братьями и родителями, зарабатывали себе на жизнь от 30 десятин, арендованных у соседнего владельца... Небольшая община управляется десятью стариками и председателем, назначаемым правительством. Они пользуются властью накладывать на своих земляков штраф до 30 рублей. В деревне практически нет криминальных преступлений. Полицейский был немощным физически и умственно, однако это не снижало нравственных качеств населения. На мое замечание, об отсутствии деревьев или цветов вокруг домов, они признали этот недостаток, но добавили, что многие годы они боялись внесения улучшений, которые в любое время могли быть обложены налогом. Но в реальной действительности некоторые из них начали высаживать деревья. Одной превосходной особенностью в Доброй было существование взаимного страхового общества, которое покрывало потери, не превышающие 400 рублей... На следующий день я посетил немало колонистов в их собственных домах. Я нанес неожиданные визиты наугад, и нашел их жилища в чистоте, а хозяев с универсальным чувством собственного достоинства. Большое влияние в колонии имел раввин, я видел как религия практически осуществляется в повседневной жизни серьезных и трезвых еврейских крестьян. Трехкорпусные плуги, жатки для уборки и другие сельскохозяйственные орудия делались на месте. Кузнецы и пахари, мельники и косари - все отличались мастерством и силой..." [30] Увиденное в колонии произвело на Уайта благоприятное впечатление, и позволило сделать вывод о желательности привлечения для эмиграции в страны Северной и Южной Америки в первую очередь евреев-земледельцев.[31]

     Подавляющее большинство эмигрировавших из колонии прижились на новом месте, но были и те, кто по разным причинам вернулись. Одним из них был Лейб Израилевич Юрканский. В 1903 г. 33-летний Лейб оставил на попечение своего тестя жену Гитель с тремя детьми и отправился в Аргентину в надежде найти там Землю обетованную. Он уехал в Одессу, где сел на торговое судно. За соответствующую мзду его тайно закрывают в наглухо заколоченный контейнер, откуда выпускают только в нейтральных водах. Добравшись в Аргентину, Лейб устраивается помощником мясника-еврея и развозит колбасную продукцию по адресам заказчиков. В Аргинтине он пробыл четыре года, но страна не показалась ему перспективной, и в 1907 г. Юрканский возвращается домой. За время его отсутствия разразилась Русско-японская война. Лейб был военнообязанным, а так как он не явился на призывной пункт, находясь в Аргентине, его посчитали уклонившимся от призыва. О его возвращении стало известно властям. Как дезертир Юрканский был осужден на полтора года тюремного заключения и этапирован в каторжную тюрьму г. Николаева. Освободившись, он окончательно возвращается к семье, и у них с женой рождается еще пятеро детей. [32]

     Значительная часть евреев колонии Добрая в начале XX века изъявили желание совершить коллективную эмиграцию в Канаду и основать там своим коллективом новую еврейскую земледельческую колонию. Для реализации этого плана колонисты выбрали ходоков и послали их в Канаду. По приезду обратно они предстали перед обществом колонии с отчетом о поездке. Мнение ходоков о жизни в Канаде, климатических условиях, качестве почвы и т.п. в общем было отрицательным. Это похоронило идею о коллективной эмиграции. [33]

     Разразившаяся в 1914 г. Первая мировая война значительно ухудшила положение колонистов. Из-за мобилизации мужчин в армию колония испытывала острую нехватку в рабочих руках, сократились посевы. Хозяйства, оставшиеся без кормильцев, приходили в упадок. Поднялись цены на товары первой необходимости. Уменьшилось население колонии. Росло недовольство действиями государственных властей.

     В это тяжелое время колония получили пополнение за счет беженцев и депортированных евреев из прифронтовой полосы. Так, в 1915 г. в Доброй было размещено 38 семей (175 человек). 38 детей из этих семей стали учиться в добринских школах. На содержание переселенцев было израсходовано 5932 рублей, выделенных еврейскими благотворительными организациями Николаева. [34]

     В предреволюционное время численность населения колонии достигла максимума. По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г. в Доброй проживало 3139 человек. [35]

     Экономическое положение колонии в 1917 г., накануне Октябрьской революции, характеризовалось следующими показателями: из 425 дворов 310 дворов владели от 5 до 10 десятин земли, 95 дворов - от 10 до 35 десятин. Совсем безземельных крестьян практически не было, в основном были середняцкие хозяйства. Главной тягловой силой в хозяйствах были лошади, в селе их было 1000. На всех хозяев приходилось 150 буккеров, 30 плугов, 7 паровых молотилок, 110 веялок и сеялок. [36]

     После Октябрьской революции в стране разразилась Гражданская война. Власть переходила из рук в руки. Военные действия сопровождались многочисленными бедами для населения колонии.
     Первый погром в колонии Добрая произошел 25-26 мая 1919 г. На станцию Явкино (бывшая станция Добрая) прибыл отряд атамана Григорьева. Узнав, что рядом располагается еврейская колония, бандиты бросились в Добрую громить евреев. Местный еврейский отряд самообороны был плохо вооружен, и большинство его бойцов были уничтожены. Начались убийства и грабеж имущества колонистов. Наиболее ценное бандиты погрузили в свой эшелон, стоящий на станции Явкино, и направились в сторону станции Долинская. На улице остались трупы погибших и разбросанные вещи. Погром на этом не закончился. Его продолжили крестьяне соседних деревень Явкино и Новоегоровки. Они разграбили все, что не успели сделать за 6 часов григорьевцы. Грабители были выбиты из колонии красноармейским отрядом В.В. Алейникова.
     В августе 1919 г. район был захвачен Деникинскими войсками. В это же время здесь действовали повстанцы Н.И. Махно. Порой столкновения между этими силами происходили прямо на улицах колонии. Колония подвергалась грабежам и убийствам до января 1920 г., когда она была освобождена частями Красной Армии. В колонии окончательно была установлена Советская власть.
     Второй большой погром колонии произошел во время восстания крестьян села Явкино против Советской власти. Это произошло летом 1920 г., когда крестьянские восстания, вызванные недовольством продразверсткой, охватили 15 волостей в Херсонском и Николаевском уездах. На подавление восстания в Явкино был направлен отряд Красной Армии. Однако подавить восстание не удалось. На помощь восставшим пришла действующая в районе большая банда. Красные были разбиты. Часть красноармейцев бежала в колонию. Они побросали оружие и стали прятаться среди колонистов. В считанные минуты многие жители Доброго бросились в соседний Ефингар (15 км). Преследуя отступающий отряд красноармейцев, бандиты ворвались в колонию и учинили погром.
     В первом погроме в Доброй погибли 37 евреев, в последующих - количество погибших неизвестно. [37]

     После установления Советской власти, в колонии, как на всей территории Советской России, была введена продразверстка (принудительное изъятие продовольствия у крестьянства). За эти достижения Добринский сельский совет в качестве поощрения был занесен на Красную Доску почета. [38]

     В 1921-1923 гг. массовый голод охватил южные степные районы Украины. Причинами голода были: засуху и неурожай 1921 г.; сокращение посевных площадей и упадок сельскохозяйственного производства вследствие продолжающихся в течение семи лет боевых действий и большевистских социально-экономических экспериментов; чрезмерные реквизиции продовольствия.
     В еврейской колонии Добрая в конце октября 1921 г. голодало 25%, остальное население наполовину кормилось макухой и другими суррогатами. В декабре 1921 г. из-за отсутствия продуктов число голодающих достигло 50%, резко возросла заболеваемость, а смертность дошла до 6–8 случаев в неделю. Открытый за счет местных средств пункт питания обеспечивал лишь 20% нуждающихся. В конце января 1922 г. резко сократилось число получавших питание, стремительно возросшая смертность достигла к марту 1922 г. 3–5 случаев в день. Быстрое нарастание в конце марта количества голодающих, достигшего почти 90% населения, и распространение эпидемий холеры, тифа, оспы и др. довели смертность до 10 и более случаев в день. [39] Для борьбы с эпидемией холеры в колонии был создан холерный барак, снабженный дезинфицирующими средствами и медикаментами. [40]

     В результате Гражданской войны, разразившегося в 1921-1923 гг. голода и распространения эпидемий колония и ее хозяйство были разрушены. Сотни ее жителей погибли от рук погромщиков, умерли от голода и эпидемий. Другие, спасаясь от погромов, ушли в большие города, или покинули страну. Оставшиеся были покалечены и разорены. Десятки детей остались сиротами. Для их спасения от голодной смерти в колонии открыли детский дом. Занятия не проводились из-за отсутствия учителей. Главной задачей было спасение детей от голодной смерти.

     Благоприятно сказалось на хозяйственной деятельности колонии отмена продразверстки. Однако положение крестьянства оставалось тяжелым. На помощь колонии в 1924 г. по согласию с властями пришло Еврейское колонизационное общество (ЕКО), которое приступило к реализации большого проекта по восстановлению колонии. В 1925 г. в оборот было включено около 600 га пашни, построено здание молочной фермы, оказана помощь колонистам крупным рогатым скотом, лошадьми и семенами. Была решена проблема обеспечения колонии водой. Прежде колонисты брали воду в 10 верстах от колонии.

     Быстрыми темпами стала развиваться кооперация. В 1920 г. в селе организована первая сельскохозяйственная артель "Труд", в феврале 1921 г. была зарегистрирована артель "Добринская", в нее входило 10 хозяйств, 63 человека, было 13 коров, 6 коней, 4 плуга. Также была организована мастерская. В декабре 1921 г. была организована сельхозартель "Возрождение", в которую входило 7 хозяйств, владевших 123 десятинами земли, занимались полеводством. В январе 1922 г. была организована сельхозартель "Объединение", которая состояла из с 8 хозяйств, владевших 7 лошадьми, 6 коровами, 2 плугами, 7 боронами, 2 жатками. В 1923 г. была создана коммуна "Новый быт". [41]
     В последующие годы действовали: сельское кооперативное общество "Новый путь" (598 членов, заготовление хлеба, продажа промтоваров), садово-виноградное общество "Фрайвег" (164 человека, 80 десятин винограда и 20 десятин сада), промышленная кооперативная артель "Маслобой" (переработка подсолнечника, до 450 пудов в сутки), кредитно-сберегательное кооперативно-промышленное общество (кредиты, изготовление промышленных изделий в цехах фургонщиков, сапожников, мебельщиков, швей), сырзавод Е. Винокурова (сыр "бакштейн"). [42]
     Колония была восстановлена в короткий срок. За свои виноградники она была премирована на проходившем в 1924 г. Всеукраинском конкурсе сельского хозяйства III премией (250 рублей). [43]
     Виноградники хорошо обрабатывались и охранялись. Сторожем служил Ареле Сеплярский. "Маленького роста, всегда заросший, обвешанный множеством свистков разной тональности. Никто не знал, когда он спит, когда ест. Днем и ночью раздавались трели его свистков, что значило - Ареле не спит, охрана на месте". Урожаи винограда были очень велики. В жаркую погоду, если просили напиться воды, в колонии "предлагали медную кружку с виноградным вином." Вода в колонии ценилась на вес золота. [44]
     В 1926 г. в колонии появился первый колесный трактор, присланный Агро-Джойнтом. Это было большое событие, колонисты с удивлением и восторгом смотрели на его работу. Радио впервые колония услышала в 1933 г., а электричество появилось 1938 г. [45]

     В 1924 г. в школе обучалось 323 учащихся и работало шесть педагогов. В детском доме воспитывались 24 ребенка и работало два педагога. Помощь в содержании детского дома оказывал Джойнт. В 1926 г. Добринский детский дом объединили с Ефингарским, дети были переведены в соседний Ефингар а здание и оборудование передали школе. В колонии работал ликбез, в котором грамоте обучалось 28 человек. Местная библиотека насчитывала 350 книг. [46], [47]

     Учитывая компактное проживание евреев в Доброй в 1925 г. был образован еврейский национальный сельский совет.
     В соответствии с "линии партии" по привлечению евреев к сельскохозяйственному труду в колонии был отведен для переселенцев участок целинной земли в 1200 га. В колонию переехали 93 семьи в основном из местечек центральной Украины. [48]
     К концу 1927 г. численность населения практически достигла предреволюционного уровня. В это время в Доброй проживало 3083 человек. [49]

     Начавшаяся в 1929 г. коллективизация, как и по всей стране, в Доброй шла принудительно, без подготовительной работы, высокими темпами, сопровождалась раскулачиванием части крестьян и репрессиями. Все крестьянские хозяйства были объединены в два колхоза: "Вперед" - 197 хозяйств, 317 человек, 2319 га земли; имени Кирова - 211 хозяйств, 329 человек, 2110 га земли. Колхозы занимались зерновым хозяйством и животноводством. [50]

     В результате коллективизации население колонии в 1931 г. уменьшилось до 2153 человек [51], что составляло примерно 70% численности населения 1927 г. Кроме того, в это же время начался отток евреев, в основном молодежи, в города Николаев, Херсон и др. На место уехавших приходили украинские крестьяне. Доля еврейского населения в колонии стала быстро сокращаться.

     Тяжелейший ущерб еврейским колхозам Доброго, как и всему крестьянству Украины, нанес голодомор 1932-33 гг. Люди пухли и умирали от голода. Однако частично припрятанный руководством колхозов хороший урожай кукурузы позволил сохранить жизни большинству жителей. [52] Спасая детей, председатель колхоза им. Кирова Яков Геллер, организовал кормление всех детей похлебкой утром и в обед. Через день выдавали по кусочку хлеба. Жителям села понадобилось много лет, чтобы оправиться от ужасов коллективизации и голода. [53]

dobraya-school      Большое внимание уделяли в селе развитию культуры и образования. В 1920 г., после установления Советской власти, бывшие земская школа и училище были переименованы в Трудовую школу № 1 и № 2. Еврейская Трудовая школа № 1 им. Шолом-Алейхема была преобразована в семилетку и стала показательно-исследовательской. В 1928 г. в ней обучалось 299 еврейских детей и работали 9 учителей. Заведовал школой опытный педагог Мирович Наум Абрамович. С 1 по 4 классы обучение было комплексным, а затем - предметным. Все предметы преподавались на еврейском языке. В школе работали хорошие швейная и столярная мастерские. По окончании школы учащиеся получали удостоверения швей и столяров. В школе была хорошая библиотека: 425 учебников (на идише) и 287 книг для чтения, из них 2/3 - на идише, выписывались газеты и журналы "Штерн", "Эмес", "Пионер", "Юнгвальд" и др. Учебников хватало, а вот наглядных пособий было совсем мало: географических карт - 10, глобусов - 2, компас - 1. Оборудования для занятий физикой и химией не было совсем. В школе работал ряд кружков: юных натуралистов, драматический, корреспондентский и др. Учащиеся школы получали знания, позволявшие продолжить образование в средних школах и техникумах. [54]

     Школа № 2 была немецкой, в ней обучались 36 учеников. Открылась также третья, украинская школа. Кроме школ, в селе в 1920-е гг. работали 2 еврейских ликбеза (ликвидация безграмотности) для взрослых. В 1938 г. функционирование национальных школ было признано нецелесообразным и вредным явлением. В этом же году еврейская и немецкая школы в Добром были преобразованы в украинско-русские. [55]

     С первых лет Советской власти в колонии велась борьба с религией. Первой жертвой стали хедеры. 8 декабря 1922 состоялось общее собрание членов Добринского комитета незаможних селян (крестьянской бедноты), на котором было принято решение о закрытии хедеров в колонии. Вскоре легальные хедеры в колонии были ликвидированы. Однако несколько нелегальных хедеров еще продолжали существовать подпольно. Со временем покончили и с ними. Затем настала очередь синагог и молитвенных домов, которых в 1924 г. было пять. [56] В январе 1928 г. общее собрание жителей колонии постановило закрыть главную синагогу, а ее здание передать под еврейский клуб. 2 декабря 1939 г. собрание проголосовало за закрытие последней синагоги в Добром. Эта "просьба трудящихся" была утверждена вышестоящими органами. Религиозная община практически прекратила свою деятельность. [57]

     В 1920-30 гг. в селе были открыты врачебная амбулатория, аптека и детские ясли. В селе работали мельницы, маслобойни, электростанция, библиотека, маслозавод и радиоузел.

     Несмотря на определенные достижения во второй половине 1930-х гг., жизнь в колхозной деревне оставалась тяжелой. Миллионы крестьян страны переселялись в города. Эта тенденция была значительно усилена коллективизацией сельского хозяйства, голодом в начале 1930 гг. и индустриализацией страны. Процесс переселения в города в полной мере охватил еврейское население колонии. В результате численность еврейского населения значительно сократилась.

     22 июня 1941 г. гитлеровская Германия напала на Советский Союз. В годы Великой Отечественной войны в борьбе против немецко-фашистских захватчиков приняли участие 179 жителей Доброго, из них 74 - погибли смертью храбрых. 105 человек за доблесть и отвагу, проявленную в боях против гитлеровских оккупантов, отмечены правительственными наградами. Однако первые месяцы войны были крайне неудачными для Красной Армии. Фашисты стремительно приближались к селу. 2 августа 1941 г. началась эвакуация колхозного имущества. На восток было эвакуировано: коней - 199, коров - 164, овец - 98, волов - 14. Примерно половина еврейского населения Доброго успела эвакуироваться. Рая Боград, муж и старший сын которой были на фронте, взяв младшего десятилетнего сына и уговорив еще нескольких солдаток с детьми, пешком ушли из села за несколько дней до прихода немцев. Три женщины и шестеро детей день за днем шли по степи на восток, колонну беженцев постоянно атаковали немецкие самолеты. Чудом все остались живы и добрались до Бухары. Но не всем, пытавшимся уйти от немцев, сопутствовала удача. Некоторые были перехвачены немцами и были вынуждены вернуться в колонию. 11 и 12 августа села Доброе и Явкино были подвергнуты бомбардировке. В результате разрушены большая часть колхозных сооружений и домов колхозников. После бомбежки в село вошли немцы. [58], [59]

     10 сентября 1941 г. нацисты и их местные прислужники, в основном односельчане-немцы, расстреляли всех оставшихся в оккупации евреев-жителей колонии. В акте от 8 сентября 1944 г., составленном комиссией Добринского сельсовета, сообщается, что комиссия "установила, что за время оккупации... было расстреляно немцами еврейского населения 560 человек, фамилии и имена установлены на 228 человек. За отсутствием документов возраст, фамилии и имена на остальных не установлены. Виновники ... расстрела шеф села Доброе Ридингер Иосип Николаевич и начальник полиции Баштанского р-на Ридингер Расмус Иосипович." В этот трагический день закончилась история еврейской земледельческой колонии Добрая.

     Спастись удалось единицам. В ночь перед расстрелом с помощью землячки-сверстницы Маруси Мирошниченко из села бежали мальчики Александр (Шмулик) Перман и Пиня Коган со старшей сестрой Кларой. За ними организовали погоню на лошадях, но найти беглецов палачам не удалось. Долгие месяцы они шли на восток. Клара попала в облаву и погибла. Ребята перешли линию фронта и добрались до Узбекистана. Со временем они добровольно ушли на фронт, вернулись с Победой и наградами. [60] Трагически сложилась судьба родителей Александра. Его мать Хая Перман (Фиш) была расстреляна вместе со всеми евреями. Отцу Нухем-Мойше Перману удалось бежать перед расстрелом. Долгое время отца укрывали от немцев местные жители. Но за три месяца до освобождения колонии полицай выследил его. Как говорят очевидцы, отец Александра Пермана не расставался с молитвенником; держа его в руках, он мужественно встретил свою смерть в селе Христофоровка Баштанского района.

     Элла Кириловская из последних сил вытолкнула из могилы свою 7,5-летнюю дочь Манечку, она скиталась по селу более трех месяцев, но никто ее не приютил, никто не спрятал. Она погибла от рук палачей. [51]

     10 марта 1944 г. село Доброе было освобождено от немецко-фашистских захватчиков. Стали возвращаться из эвакуации еврейские семьи, потом демобилизованные фронтовики. Но восстановить еврейский характер села было уже невозможно. В 1944-1945 гг. в село Доброе было переселено 40 украинских семей из Западной Украины. Село начало восстанавливаться. [62]

     В 1955 г. родственники погибших евреев создали общественную комиссию по увековечиванию памяти погибших. Председателем избрали Льва Резникова, заместителем - Мойше-Хаима Гимпеля, секретарем - Эмиль Резникову. Членами комиссии стали: адвокат Григорий Рейзман, инвалид войны Самуил Голубь и житель села Б. Верхолаз. Огромную работу провели они по составлению списка погибших, получению многочисленных разрешений, сбору средств, перезахоронению останков погибших на кладбище села Доброе, в еврейском секторе, и установке памятника. В Николаевском областном архиве хранится на 8 листах список из 177 лиц, которые внесли средства. Из всех уголков Советского Союза шли деньги на счет в сбербанке на сооружение памятника. Всего до конца года было собрано 41922 рублей. [63]

     При перезахоронении по останкам выяснилось, что здесь кроме евреев, расстреливали советских военнопленных и цыган.

Карта
Похороны останков погибших от рук немецко-фашистских бандитов 10.09.1941 г.
с. Доброе, 17 апреля 1960 г.

Фотографию любезно предоставил уроженец с. Доброе Михаил Косой, проживающий в г. Маалот, Израиль


     17 апреля 1960 г. после завершения перезахоронения был установлен памятник. На нем была сделана стандартная для советского режима надпись: "Здесь похоронены советские граждане, расстрелянные немецко-фашистскими захватчиками 10 сентября 1941 г. в селе Доброе Баштанского района". На памятнике не было указано общее количество расстрелянных, ни одной фамилии погибших, их национальная принадлежность. Все это появилось на памятнике через 50 лет после завершения войны.

dobroe-monument      Прошли годы. Памятник в Добром стал разрушаться, а средств на его ремонт не было. Проведя большую и сложную работу по розыску земляков в Израиле и в Германии, Риве Гимпель-Косой удалось собрать необходимые средства. Она передала их проживающей в Йокнаме (Израиль) семье Шмулика Пермана. Из Йокнама деньги были доставлены в Николаев. Мелким ремонтом руководил Л. Либкинд, а капитальным - покрытие плиткой и установкой Звезды Давида (Маген Давид) - занимались Лариса (дочь Шмулика Пермана) и Лев Трасповы. [64]

     Люди хранят в памяти трагические события 1941 г. На мемориал почтить память погибших приезжают целыми семьями из Украины, России, Израиля, Германии, США и других стран. В траурных мероприятиях участвуют местные власти и учащиеся школы.

A.Letuchy      В колонии Добрая родились:
     Плеханова (Боград) Розалия Марковна (1856-1949), революционерка, общественно-политический деятель, жена В.Г. Плеханова;
     Шендерай Мойше (1891-1970), журналист и историк, писал на идише, с 1912 г. жил в Аргентине.
     Летучий Александр Яковлевич (1908-2002), летчик, участник Советско-финской и Великой Отечественной войн, Герой Советского Союза. Его имя с 2010 г. носит местная школа. Фото Николаевского общества еврейской культуры
     Боград Петр Львович (1920-2006), генерал-майор, участник Великой Отечественной войны.

Литература :
1. Фельдман Д.З. Страницы истории евреев России XVIII-XIX веков. Опыт архивного исследования М., Древлехранилище, 2005. С. 306.
2. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней. 1807-1887г., С. Петербург. 1887. С. 16, 456.
3. Добрая // Еврейская энциклопедия. Том 7. Издательство Брокгауз-Ефрон. С.-Петербург. 1908-1913. Кол. 260.
4. Пасик Я. История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма. // Электронный ресурс: http://www.evkol.ucoz.com/index.htm
5. Шайкин И.М., Сидоренко А.Е. Лечебница в степи (История Березнеговатской больницы). К. 1997. С. 11.
6. Списки населенных мест Херсонской губернии (по сведениям 1859 г.). СПб., 1868. С. 18.
7. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 506, 576.
8. Попечительство над свободными сельскими обывателями. Приложение 11 к с. 205 // Историческое обозрение пятидесятилетней деятельности министерства государственных имуществ 1837-1887. Часть 2. СПб. 1888. С. 197.
9. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 506, 537.
10. Там же. С. 537, 550.
11. Адрес-Календарь Херсонской губернии на 1866 год.
12. Colonization Will Destroy Anti-jewish Prejudice, Maxim Gorki Reiterates // JTA. July 12, 1928.
13. Агурский М., Шкловская М. ( Авт.- сост .) Из литературного наследия. Горький и еврейский вопрос. Иерусалим, 1986. С. 433–434.
14. Добрая // Еврейская энциклопедия.
15. Список населенных мест Херсонской губернии и статистические данные о каждом поселении. Херсон, 1896. С. 34.
16. Добрая // Еврейская энциклопедия.
17. Фельдман Д.З. Страницы истории евреев России XVIII-XIX веков. C. 155.
18. Адресная и справочная книга всего Николаева на 1912. Николаев. Типография "Трудовой Газеты". 1911. С. II.
19. Ежегодник Голоса юга. Елисаветград. 1913.
20. Российский медицинский список, изданный медицинским департаментом министерства внутренних дел на 1888 год. С.-Петербург. 1888. С. 836.
21. Российский медицинский список, изданный управлением главного врачебного инспектора министерства внутренних дел на 1913 год. С.-Петербург. 1913. С. 470.
22. Российский медицинский список, изданный управлением главного врачебного инспектора министерства внутренних дел на 1914 год. С.-Петербург. 1914. С. 170.
23. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. C. 602, 606, 654.
24. Добрая // Еврейская энциклопедия.
25. A Mother in Israel, Brooklyn, New York, Revised Edition, 2006, p. 205.
26. Боград П.Л. От Заполярья до Венгрии. Записки двадцатичетырехлетнего подполковника. М., ЗАО Центрполиграф, 2009. С. 8.
27. Из воспоминаний раввина Моше Кнапова // Электронный ресурс: http://www.evkol.ucoz.com/m_knapov.htm
28. American Jewish Year Book, Review of the Year (1899-1900), p. 289 (Электронный ресурс: http://www.ajcarchives.org/AJC_DATA/Files/1899_1900_8_YearReview.pdf)
29. Газета Юг (Херсон). № 389 от 13 июля 1899.
30. Arnold White. The modern jew. New York. Frederick A. Stokes Company. 1899, p 61-63.
31. Аргентина // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. Т.3. Санкт-Петербург. Кол. 67.
32. Севенард Е. Ключи от Синагоги в подарок // Электронный ресурс: https://news.jeps.ru/lichnaya-istoriya/evrei-sssr-evrei-na-vojne-istoriya-semi-yurkanskix.html
33. Пасик Иосиф Хаимович (Алексей Ефимович) Воспоминания о колонии Добрая // Архив автора.
34. Щукин В.В., Павлюк А.Н. Земляки. Очерки истории еврейской общины города Николаева (конец XVIII – начало ХХ вв.). Николаев, Издательство Ирины Гудым, 2009. С. 198-200.
35. Список населенных мест Херсонской губернии. (По данным Всерос. сел.-хоз. переписи 1916 г.). Александрия: Херсонская губ. земск. управа (Тип. Ф.Х. Райхельсона). С. 133.
36. Гриневич Е. Голодомор 1932-1933 гг. и еврейское население Николаевщины // Доля єврейських громад ценmральної та східної Європи в першій половині ХХ сmоліmmя, Маmеріали конференції 6-28 серпня 2003. Київ. (Электронный ресурс: http://www.judaica.kiev.ua/Conference/Conf2003/07.htm)
37. Пасик Я. Погромы в еврейских колониях Юга Украины в годы Гражданской войны // Электронный ресурс: http://www.evkol.ucoz.com/pogrom.htm
38. Історія села Добре Баштанського району Миколаївської області // Электронный ресурс: http://bashtanschina.narod.ru/silradi/dobre/history.htm
39. Козырева М.Э. Международная помощь голодающим на Юге Украины в 1921 – 1923 гг.:национальный компонент // Вісник ЛНУ імені Тараса Шевченка № 6 (241), Ч. 1, 2012.
40. Государственный архив Николаевской области, ф.р-2221, оп. 1, д. 24 а, л. 105.
41. Історія села Добре Баштанського району Миколаївської області.
42. Котляр Ю. Образование и культура сельского еврейского населения Юга Украины в первой трети ХХ века // Электронный ресурс: http://www.judaica.kiev.ua/Conference/Conf2002/Conf51-02.htm
43. Мучник А.М. Южные земледельческие колонии: 1916-1922 гг. Мигдаль, 2008. (Электронный ресурс: http://www.migdal.ru/migdal/events/science-confs/6/17473/)
44. Боград П.Л. От Заполярья до Венгрии. С. 9.
45. Там же. С. 10.
46. Доклад еврейской секции Николаевской окружной инспектуры наробраза о проделанной работе.3 июля 1924 // Сборник документов и материалов "Еврейское население на Николаевщине". Т. 2. Николаев, Атолл, 2004. С. 71.
47. Гриневич Е. Деятельность еврейских учебных заведений Николаевщины в 20-30-е годы ХХ столетия // Доля єврейських громад центральної та східної Європи в першій половині ХХ століття. Матеріали конференції 6-28 серпня 2003 р., Київ. (Электронный ресурс: http://www.judaica.kiev.ua/Conference/Conf2003/50.htm)
48. Там же.
49. Населенные пункты Николаевского округа по переписи 17 декабря 1927 г. Издание окружного статистического бюро, 1927 г. С. 37.
50. Історія села Добре Баштанського району Миколаївської області.
51. Національні меншини в Україні 1920-1930-ті роки (історико-картографічний атлас). К, Червона хвиля, 1996.
52. Боград П.Л. От Заполярья до Венгрии. С. 12.
53. Гриневич Е. Голодомор 1932-1933 гг. и еврейское население Николаевщины // Доля єврейських громад центральної та східної Європи в першій половині ХХ століття. Матеріали конференції 6- 28 серпня 2003 р., Київ. (Электронный ресурс: http://www.judaica.kiev.ua/Conference/Conf2003/07.htm)
54. Гриневич Е. Деятельность еврейских учебных заведений Николаевщины в 20-30-е годы ХХ столетия.
55. Історія села Добре Баштанського району Миколаївської області.
56. Государственный архив Николаевской области. Фонд Р-914, опись 1, дело 4.
57. Шайкин И.М. Доброе.
58. Історія села Добре Баштанського району Миколаївської області.
59. Воспоминания Дины Перлюк (Боград).
60. Хаит Л. Этого забыть нельзя. Эхо катастрофы, газета "Одесские Корни" (Израиль), 31 ноябрь 2003. С. 6.
61. Там же.
62. Історія села Добре Баштанського району Миколаївської області.
63. Там же.
64. Хаит Л. Этого забыть нельзя. Эхо катастрофы.

09-02-2007    


Приложение 1      

Акт №5


     1944 года 8 сентября.

     Комиссия в составе председателя Добринского сельсовета т. Голуб Марии Калиновны, секретаря Цыбинь Анны Григорьевны, колхозников Шульмана Леонида Хановича, Косого Шаи Моисеевича установила, что за время оккупации немцами с. Доброе на протяжении с 13 августа 1941 года по 13 марта 1944 г. было расстреляно немцами еврейского населения 560 человек, фамилии и имена установлены на 228 человек. За отсутствием документов возраст, фамилии и имена на остальных не установлены.
     Угнаны в Германию 20 человек.
     Виновник насильного угона людей в Германию и расстрела шеф села Доброе Ридингер Иосип Николаевич и начальник полиции Баштанского р-на Ридингер Расмус Иосипович.

     (Подписи и печать)

     Report of the ChGK, Dobraya
     GARF 7021-68-177, copy YVA JM/19716
     Yad Vashem



Приложение 2      

АКТ №1


     1944 г. сентября 10 дня с. Баштанка.

     Комиссия в составе:
     1. От райкома ВЛКСМ Циленко Мария Кирриловна
     2. От райкома ВКП (б) Заручинский Борис Абрамович
     3. От Баштанского сельсовета Пустовар Николай Стритонович
     4. От райисполкома Ткачев Иван Захарович
     5. От райбольницы Николаева Матильда Алексеевна

     сего числа составила настоящий акт о ниже следующем:
     За время оккупации немецко-фашистскими властями Баштанского района Николаевской области УССР с 12 августа 1941 года по март 1944 года оккупационными властями угнано мирного населения Баштанского района на каторгу Германию всего по району 2081 человека.
     Расстреляно, повешено и замучено всего 1192 человека, в числе расстрелянных ни в чем не повинных мирных граждан много женщин и детей.
     Особенно зверски оккупанты расправлялись с еврейским населением, проживавшим в селах Доброе и Ефингар Баштанского района, где было расстреляно: в селе Доброе - 560 человек и в селе Ефингар - 519 планомерно осуществляя политику физического уничтожения еврейского населения.
     Конкретным виновником в насильственном угоне мирного населения на каторгу в Германию, в расстрелах и повешениях являются руководители немецких оккупационных властей и их прихвостни-предатели из украинского народа, а именно: начальник районной жандармерии немец Франко; немецкий районный комендант немец Ребин; начальник районной полиции украинец Руденко Ефрем Дорофеевич; шеф полиции немец-колонист Риденгер Расмус Иосифович; староста сельуправы села Баштанка украинец Вязовский Василий Павлович; последующий староста сельуправы с. Баштанка украинец Балдук Леонтий Ефимович; староста общины села Н.-Павловка украинец Садовский Михаил Фомич; староста общины с. Бармашово Васильев Иван Фомич; немецкий переводчик немец-колонист Шмидт Альберт; переводчик жандармерии немец-колонист Рунг; участковый комендант немец Белов.
     Факты угона мирного населения на работу в Германию, повешений и расстрелов подтверждаются актами комиссий сельсоветов с именами угнанных, расстрелянных и повешенных граждан при сем прилагаемых.
     Помимо указанного в списках количества расстрелянных граждан немецкими извергами расстреляно 72 человека, которых по случаю отсутствия каких бы то ни было документов или близких знакомых - установить не представляется возможным, т.е. указанные граждане в большинстве своем завезены в Баштанский район из других районов, о чем свидетельствует акт составленный комиссией 6-го апреля 1944 года в с. Баштанка.
     Из числа организаторов зверств, перечисленных в настоящем акте, предатель украинец Вязовский Василий Павлович арестован трибуналом, а остальные как немцы, так и украинцы-предатели эвакуировались с немцами во время отступления немецких войск с территории Баштанского района.

     (Подписи и печать)

     Report of the ChGK, Dobraya
     GARF 7021-68-177, copy YVA JM/19716
     Yad Vashem


Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005