Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крым
 
·  
Колонии Херсонской губернии
 
·  
Колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских колоний
 
·  
Частновладельческие еврейские колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колониии
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
История отдельных колоний
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Жители еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Эфраим Лойтер      

Театр в борьбе за урожай

Три недели с художественной бригадой Московского еврейского театрального техникума по колхозам Фрайдофского еврейского национального района


      Первая встреча

      Как только наша бригада устроилась во Фрайдорфе, т.е. едва только успели внести наши вещи в помещение школы и разложить сено на полу для ночлега, все высыпали на улицу.

      Наш баянист заиграл на баяне, а ребята запели и заиграли на инструментах нашего шумного оркестра. Сбежалась вся деревня от мала до велика. Стали петь вместе, и тут же обнаружилось, на сколько неблагополучно на фронте искусства в нашей еврейской деревне.

      До сих пор там еще царит синагогальный напев, хасидский мотив, а, в лучшем случае, мелкобуржуазная местечковая "народная" песня.

"Великий боже ! Тебе поем мы -
Ты один поможешь нам !
Давайте, братья, собирать снопы"


      и т.д. и тому подобные "перлы" старой псевдонародной песни сиониста Варшавского. Удивительно ли, что после этого с таким интересом были приняты те новые колхозные и революционные песни, которые наша бригада привезла с собой, как материал для массового пения.

      То же самое происходило с танцами. Колхозники веселились до поздней, хотя рано утром надо было выезжать в степь на жатву.

      - Мы еще ни разу за все четыре года не собрались вместе, чтобы попеть, поплясать и повеселиться, - жалуются колхозники.

      - Никто не хочет приезжать к нам, - плачутся другие. Ведь вы - первые.

* * * * *

      Ранее утро. Местный колхоз "Гольде" впервые выезжает в поле. Первый день жатвы. Сидят уже на жнеялках. Отдохнувшие лошади не хотят стоять, но колхозники еще ждут, не трогаются с места. Перед первой лобогрейкой становится председатель со знаменем колхоза в рука. Наша бригада выстраивается вокруг флага. Затягиваем песню под баян, кое-кто играет на инструментах нашего шумного оркестра, и отправляемся в степь.

      Жнеялки двигаются дальше, а бригада отправляется в Монтанай (колония в полутора километрах от Фрайдорфа), чтобы приготовить сцену для сегодняшнего спектакля. Главная работа заключается в том, чтобы натаскать в большой барак огромные, тяжелые крымские строительные камни, на которые будут наложены доски, и таким образом будет устроена сцена.

      Когда вечером во время спектакля были организованы беседы с активным участием фрайдорфских и других колхозников, работников районных учреждений и трактористов из МТС о насущных вопросах уборочной кампании и переселения, все поняли, что спектакль с самого начала превратился в театрализованный митинг. Услышав, что бригада собирается издавать стенгазеты, помогать организации учета работы в колхозах и т.п., всем стало ясно, что это не "халтурщики" приехали, а помощники в сложном деле организации уборочной кампании.

* * * * *

      Второй вечер мы дали в самом Фрайдорфе.

      Опять горячие споры вокруг вопроса о распределении доходов, о спекулянте и лентяе, которые только что были показаны в пьесе, как вредители колхозного строительства и активные враги переселения евреев на землю. Больше всего запомнилось то, что происходило вокруг вопроса о займе "Третий решающий".

      Соседний колхоз вызвал колхоз "Гольде" внеси в счет подписной суммы восемьдесят центнеров хлеба.

      - Они нас вызывают на 500 пудов, - кричит старик колхозник Альтшулер, - а мы должны нарочно, им за это, внести семьсот пудов.

      Тот же Альтшулер вносит предложение, чтобы каждый индивидуально на наличный расчет подписался на заем. Он просит записать его на 25 рублей и прибавляет:

      Если нужен задаток, то вот вам шесть рублей. Больше у меня нет сейчас. - И он протягивает на сцену руку с зажатыми в ней двумя "тройками".

      Его жена, тоже старуха, записывается на десять рублей.За ними записываются еще целый ряд колхозников.

      Уже начинают все расходится, а старый Альтшулер с женой все еще агитируют за заем.

      После спектакля мы знакомимся с работой местного драмкружка. Здесь положение немного лучше, чем в других колониях хотя бы потому, что кружок не пользуется репертуаром старого еврейского театра. Но кружок при наличии семи комсомольцев (с постоянным составом в 10 человек) не может не участвовать активно во всех политических кампаниях и во всей общественной жизни колхоза. А здесь за день до нашего приезда, накануне начала уборки была подготовлена пьеса о бюрократизме в каком-то советском учреждении.

      По числу членов и по его составу кружок больше всего приспособлен к работе в формах художественной агитбригады. Наша бригада соответствующе проинструктировала руководителей кружка и есть основание думать, то они теперь перестроят свою работу.

      В те два дня, проведенных нами во Фрайдорфе, мы много внимания уделили организационной работе в этом районном центре. Мы поэтому не успели, как следует, развить нашу общественную внетеатральную деятельность (стенгазета, учет работы в колхозе и т.п.), что нам гораздо в большем масштабе удалось провести.

      В Бузул-Монтанае (колхоз "Смидович")

      В большом коровнике, где мы поселились, тут же на ящике с театральными костюмами - чернила, краски, кисточки. Здесь - редакция. Один пишет, другой исправляет полученные рукописи. В одном углу наш "походный художник" рисует, в другом - монтажер клеит. Это мы готовим большую стенную газету, которая будет издана нами вместе с комсомольской ячейкой колхоза и в которой будут подняты важнейшие вопросы, связанные с уборкой хлеба (труддисциплина в бригадах, соцсоревнование, общественное питание и т.д.).

      Мы в этой колонии помогли также устроить и украсит "культмажару" для обслуживания жатвы и молотьбы в степи.

      Еще на спектакле, во время беседы о целом ряде вопросов местной колхозной жизни, особенно о "наваливающихся" (так называют в колонии лентяев и симулянтов), нам пришлось выслушать много жалоб на постановку ведения счетоводства в колхозах.

      Узнав о том, что наша бригада включилась в поход "Правды" по проверке учета труда в колхозах и о том, что у нас имеются вдобавок еще особые полномочия от Райколхозсоюза, колхозники стали засыпать нас жалобами. Мы приступили к проверке трудкнижек и наша "учетная группа" обнаружила ряд ошибок. За один месяц у одного колхозника не было отмечено 11 рабочих дней. В нескольких случаях не было записано по 7 дней. Не точно ведется регистрация в табелях. Учетная группа пересмотрела и исправила много трудкнижек и, судя по отношению Правления колхоза и счетоводных работников можно надеяться, что подобные ошибки больше повторяться не будут. Комсомольская часть нашей бригады вместе с политруком созвала объединенное заседание с бюро местной ячейки ВЛКСМ (15 членов), на котором был разрешен ряд вопросов, касающихся участия ячейки в уборочной компании. В этот же день была устроено открытое собрание комсомольской ячейки. После собрания наша бригада показала ряд номеров "малых форм" и организовала массовое пение.

      Мы хотели показать и новые массовые танцы, но...

      - А ну, бригада, организуйте вместе с нами какой-нибудь общий вальс или краковяк, - предлагает один из активнейших комсомольцев.

      - У нас тоже танцуют новый танец "Коммунист". Нас научили соседние колхозники - сообщает секретарь ячейки, и тут же он с одной комсомолкой демонстрирует этот новый танец. Мы поражены.

      Под музыку любимой песни Ильича "Замучен тяжелой неволей" комсомольская парочка выделывает все фигуры старого падеспань, да еще в местечковом варианте..

газета "Трибуна". 1931. №26-27    
05-02-2012    

Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005