Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма
 
·  
Колонии Херсонской губернии
 
·  
Колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских колоний
 
·  
Частновладельческие еврейские колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колониии
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
История отдельных колоний
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Леонид Гольдин      

Наша мама Фрида Абрамовна Гольдина

Наша мама родилась 20 ноября 1900 года и умерла 3 января 1985 года. Рассказ мамы в начале 1981 года мой младший брат Сема записал на магнитофон с бобинами, затем переписал на кассету, но при этом некоторые части рассказа потерялось. К тому же, она часто переходила на идиш (еврейский). На базе того, что осталось, и того, что запомнил, я написал текстовый вариант маминого рассказа.


      Мама родилась в еврейской сельскохозяйственной колонии Добринка Херсонской губернии. Теперь это село Доброе Баштанского района Николаевской области. Тогда в колонии было дворов 600 или больше. В ней была одна небольшая школа на три класса. Кроме того, многие состоятельные родители, заботясь об образовании своих детей, приглашали учителей из Николаева, которые подолгу жили в колонии и обучали детей на дому. Мама училась с таким учителем до 1915 года. К тому времени в колонии построили большую еврейскую школу. Однако и эта школа не могла принять всех желающих. Принимали туда ограниченное число детей одной фамилии, а у нее было много родных и двоюродных братьев и сестер. Кто раньше пришел, того и записывали. Мама в эту школу не попала.

Карта

      Осенью 1915 года она и ее подружки, попросили учительницу из новой школы подготовить их для сдачи экзаменов экстерном за пять классов. Она их подготовила и они вместе с ней поехали в Николаев сдавать экзамены. Сели в классе, пришла высокая и красивая классная дама, в черном платье, с книгой в руках, и сказала: "Дети, будем писать изложение". Прочитала рассказ два раза и посмотрела на учеников, какое впечатление отразится на лицах. Многие были в шоке, т.к. до этого не бывали в большом городе. Мама тоже волновалась и ничего не слышала. Учительница увидела ее состояние, успокоила и предложила написать о том, что раньше читала. Мама любила читать и перед этим прочитала рассказы одного охотника, возможно, Тургенева. И она изложила прочитанное. Учительнице ее изложение очень понравилось, и она поставила отличную оценку.

      Вернувшись в колонию, мама продолжила учебу на дому. Родители пригласили нового учителя, чтобы пройти программу еще двух классов: шестого и седьмого. Осенью 1917 года девочки снова поехали в Николаев сдавать экзамены. Мама их успешно сдала и поступила в восьмой класс гимназии. Это был большой успех потому, что поступить в гимназию было очень трудно.

      После окончания восьмого класса мама поступила в четырехгодичный медицинский техникум. На первых курсах изучались только общеобразовательные предметы. Особое внимание уделяли латыни. Но, к сожалению, вскоре мама заболела брюшным тифом, вернулась к родителям в колонию, и учеба прервалась. В это время уже шла Гражданская война. Положение в стране было очень тяжелым. Учиться было невозможно. После Гражданской войны мама завершила учебу, но уже в пищевом техникуме.

      Мамины родители были зажиточными крестьянами. У них было 10 лошадей. Пахали двумя двухлемешными плугами. В каждый впрягали по три лошади, следом две лошади тянули борону. И две лошади были запасными. Была у них большая белая корова, которая каждый год телилась, и постепенно образовалось стадо коров. В этом месте Сема спросил, сколько же было коров, но мама испуганно ответила "аф идиш" (на еврейском), что об этом нельзя говорить. Мама очень хорошо знала этот язык и всю жизнь переписывалась с родственниками "аф идиш".

      Здесь я должен объяснить, откуда этот застарелый страх. В 1920-х годах на селе по всей стране проводилось раскулачивание. Трудолюбивых, зажиточных крестьян называли кулаками, мироедами, врагами народа и отбирали у них все имущество, а самих отправляли в отдаленные места Сибири, где многие погибали. Уважались только бедняки и батраки.

      Моего деда не раскулачили благодаря беде, которая случилась незадолго до коллективизации. На животных напал настоящий мор, и практически вся дедова скотина пала. На повторный вопрос мама все же ответила на идиш, что было у них больше десяти коров.

      Мамин дед по отцовской линии Юдель (Юдко) Тарнагородский был родом из Тирасполя, где он изготовлял свечи. Но появились керосиновые лампы и спрос на свечи упал. Тогда он переехал в Добринку и стал земледельцем. Это произошло до 1858 года, так как в июне этого года он уже попал в список избирателей администрации колонии. У него было 21 десятина надельной земли. Когда он состарился, то разделил землю на трех сыновей, а двум дочкам земля не полагалось. Мама деда и бабу по отцовской линии уже не застала, они умерли раньше ее рождения.

      Мамин отец (мой дед) Абрам Тарнагородский родился в 1860 году в Добринке, в крестьянской семье. Его жена Фрима-Рухл родилась в 1863 году в соседней деревне. Они поженились примерно в 1881 году. Абрам Тарнагородский был хлебопашцем у него было 7 десятин земли. Но это было мало для безбедной жизни, и он брал в аренду исполу (половина урожая отдавалась собственнику земли) еще 30 десятин. У Абрама и Фримы-Рухл было 12 детей, но выжили лишь шестеро. Первым был Исрул-Герш (Израиль), затем Хая, за ней Иосиф и Мойше, последними были две девочки - Фрейда (Фрида) и Лея (Лиза). Вся семья работала в большом хозяйстве. У мамы были небольшие грабельки, и с 8 лет она помогала убирать урожай.

      Рядом с ними жил брат Абрама (мамин дядя) Моше-Хаим. У него были 4 дочки и 2 сына. Один сын ушел на войну в 1914 году и не вернулся. Дядя вместе с товарищем владел маслобойней. Там работал его второй сын - здоровый, красивый, парень 23-х лет. Произошел несчастный случай. Соскочил приводной ремень. Надо было остановить двигатель и накинуть ремень. Но он решил накинуть ремень на ходу. Руку затянуло и покалечило. Хирург сказал, что нужно отнять руку, чтобы не было гангрены. Он не согласился и вскоре умер. Из четырех дочек Моше-Хаима две умерли во время войны, а две другие жили в Петропавловске, и мама с ними переписывалась.

      Второй брат Абрама (мамин дядя) Иосиф, умер от голода в 1921 году. Страшный голод, свирепствовавший в Украине 1921-1922 годах, унес сотни тысяч человеческих жизней.

      Моя бабушка (мамина мама) Фрима-Рухл рано лишилась отца. Звали его Шлема, фамилию, к сожалению, не знаю. Он был архитектором-самоучкой, выучился экстерном, т.к. не имел возможности учиться в университете. В Николаеве он строил дома для богатых и церкви. У него было четыре сына и две дочки. Его жена была умная, высокая, красивая женщина. Овдовев, она не имела средств к существованию. Она обратилась за советом к мудрецу. Он посмотрел на ее руки и изящные пальцы и посоветовал стать повитухой, т.е. принимать роды, а также готовить и проводить свадьбы.

      Свадьбы обычно длились не менее недели. Готовили много и вкусно. Свадьбу маминого брата Исрул-Герша в 1913 году гуляли больше недели. Его невеста Ривка была из бедной семьи, но красивая. Высокий и статный Исрул-Герш не уступал ей. Подготовка к свадьбе длилась много дней. Было много гостей: родственники, друзья, соседи. Дело было зимой. Когда гости из дальних мест собрались разъезжаться, поднялась вьюга, выпал глубокий снег. Решили продолжить веселье. Купили водку и бочонок пива. Наготовили еды и еще несколько дней гуляли.

      В 1914 году, с первых дней войны призвали в армию Исрул-Герша. На хозяйстве остались Иосиф, Лея и Фрида. Они помогли родителям убрать урожай. В 1915 году взяли на фронт Иосифа, а затем Мойшу. К счастью, все вернулись живыми. Исрул-Герш отморозил ноги и его отпустили домой на пару месяцев. У Иосифа были поражены глаза, и его отправили на лечение. Еще один брат Мойша был ранен в ногу и его комиссовали. В 1916 году на фронте появились люди, агитировавшие против службы в армии и против войны. Братья прислушались и уже на фронт не вернулись. Местные власти выслеживали дезертиров, но им удалось скрыться. А вскоре наступил 1917 год с февральской и октябрьской революциями.

      Особенно драматичный рассказ мамы о Гражданской войне. На Украине несколько лет царило безвластие. Повсюду появились банды. Они врывались в еврейские колонии, грабили, убивали и насиловали. Чтобы вовремя обнаружить бандитов, колонисты высылали свою конную разведку в соседние села и на железнодорожные станции. Заметив бандитов, разведка быстро возвращалась в колонию и била тревогу. Люди срочно покидали дома, прятались или уезжали подальше. Как-то бандиты проникли в Добринку незамеченными, захватили моего деда Абрама, но не убили, а приказали запрягать лошадей в повозку и везти их куда-то.

      Страдала от бандитов и еврейская колония Романовка. Однажды ворвалась в колонию банда, преследуемая отрядом красноармейцев. Один из вооруженных бандитов ворвался в дом, где жил мой будущий отец Давид Гольдин. Бандит стал впопыхах хватать какие-то вещи и не заметил спрятавшегося за дверью Давида.

      Наши родители познакомились в 1927 году. До этого маму сватал владелец мельницы. Но парень маме не нравился. Во-первых, он был большой и рыжий, во-вторых, заносчивый. Давид же был небольшого роста, худощавый, с изящными манерами, симпатичный, с голубыми глазами, слегка лысоват. Он был образованным молодым человеком, хорошо знал и мог толковать Талмуд. В 1929 году они поженились.

      На этом рассказ мамы о своем детстве и молодости заканчивается.

19-07-2011    

Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005