Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма
Версия от 01.01.2015 страницы http://www.evkol.nm.ru/lvovo.htm/


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины
 
·  
Колонии Херсонской губернии
 
·  
Колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских колоний
 
·  
Частновладельческие еврейские колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колониии
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Еврейские колхозы в Крыму
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
История отдельных колоний
 
·  
Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Уроженцы еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Альберт Каганович      
Яков Пасик      

История еврейской земледельческой колонии Львово


Карта      Во второй половине 1830-х гг. российское правительство приняло решение о новом переселении евреев северо-западных губерний России и их приобщении к земледелию в Новороссию. Таким образом, российские власти решали еврейский вопрос, снижая концентрацию евреев на своих окраинах и развивая новые территории. Основная масса переселенцев из Курляндии, Могилевской, Витебской и др. западных губерний Российской империи прибыла в Херсонскую губернию в 1840 г. По дороге многие умерли, другие заболели, остальные были неспособны начать работу до следующего года. По прибытии херсонские власти направили в старые еврейские колонии, созданные в 1807-1809 гг. Но в колониях не были готовы к приему новых поселенцев. В результате все дома были вскоре переполнены, и тысячи человек должны были разместится в открытых лагерях около колоний. Сразу же вспыхнули эпидемии, унесшие за одну только зиму 550 жизней. Тяжелое положение заставило людей восставать. Власти пошли на жесткие репрессивные меры, число смотрителей (надзирателей) было значительно увеличено, и нарушители спокойствия были строго наказаны. Для улучшения положения переселенцев генерал-губернатор Новороссийского края М.С. Воронцов распорядился основать в 1841 г. пять новых еврейских земледельческих колоний. [1] Одна из них была основана в 45 верстах от Херсона на правом скалистом берегу Днепра, в месте слияния основного русла реки с ее рукавами - Казаком и Коканью. Эту новую колонию назвали Львово (Львова) по пустоши Львиная, где она была основана.

     Первые 119 семей (789 человек) переселенцев получили от правительства 119 вальковых домов [2] и 4759 десятин "скверной" земли, в среднем по 40 десятин на семью из шести ревизских душ, хорошей воды не было. [3], [4] Первые годы для евреев-колонистов были очень тяжелыми. Прибывшие поселенцы, не имевшие никакого опыта, должны были в короткий срок научиться земледелию. Однако освоение земледельческой науки двигалось очень медленно. Несколько десятилетий Львово в хозяйственном отношении значительно отставало от своих соседей. Посетивший эти места этнограф А.С. Афанасьев-Чужбинский в конце 1850-х гг. так описывал Львово: "Колония эта расположена над Днепром... Местность прекрасная, особенно живописен вид на колонию с Днепра..., однако колония Львово по наружности неопрятнее и оборваннее Ново-Бериславской, да и внутреннее содержание ее уступает первой во всех отношениях. Здесь гораздо больше домов без крыш, почти нет деревьев... Многие семейства обеднели, остались без рабочего скота и вообще без верных средств к пропитанию..." [5]

     Для примера хозяйствования в колонию поселили немцев-колонистов. Сельским начальником (смотрителем) колонии был назначен немец-меннонит Давид Герц. Отношения между ним и евреями были сложными. Примерно в 1860 г. Герц подвергся следствию, с устранением от должности, а потом был предан суду за то, что "толкнул оказавшего ему не послушание старшину-еврея, когда выговаривал ему за небрежность, с которой он обрабатывал поле". Проводивший инспекцию еврейских колоний статский советник Рудницкий считал, что Герц был оговорен евреями. Рудницкий полагал, что "исход этого дела усилит дерзость и нерадение евреев, из которых было необходимо административным порядком, для примера, отдать в солдаты двух или трех, ибо общественного приговора евреи никогда против своих не постановляют". Полезность такой острастки для буйных и бродяг признал, по словам Рудницкого, и генерал-губернатор, граф Строганов. [6] Сейчас трудно сказать были ли реализованы эти рекомендации. Однако несмотря на возникавшие проблемы, немецкие хозяева оказали положительное влияние на жителей колонии.

     Число евреев жителей колонии росло. В 1859 г. в колонии проживало уже 1060 человек (572 муж. и 488 жен.). [7] Колонисты, хоть и медленно, но осваивали работу на земле. Постепенно экономическая ситуация в колонии стала улучшаться. В конце 1860-х гг. Львово уже относилась к числу лучших еврейских колоний Херсонской губернии. Инициативные жители предложили открыть в колонии еженедельные базары и ежегодную ярмарку. Эту мысль одобрил Попечитель еврейских колоний. По его мнению, учреждение базаров и ярмарки принесло бы обществу пользу в сбыте и приобретении продуктов и скота, да "возбудило бы в домохозяевах охоту к расширению занятий земледелием и скотоводством". Министерство государственных имуществ, в ведомстве которого находились еврейские колонии, снеслось с Новороссийским и Бессарабским генерал-губернаторами, а получив от них согласие, разрешило в 1869 г. устраивать в колонии базары и ярмарки для увеличения ее благосостояния. [8]

     Несмотря на достигнутые успехи колонисты по-прежнему сталкивались со значительными трудностями. Из-за отсутствия достаточного количества сельскохозяйственного инвентаря и тягловой силы (лошадей и быков) более пятой части земель колонисты были вынуждены сдавать в аренду соседям-христианам. Часть колонистов в поисках заработка, несмотря на многочисленные препятствия, покинула колонию. В статистическом справочнике колония Львово в конце века представлена в следующем виде: "в пределах Тягинской волости; в ведении пристава Бериславского участка и земского начальника 10 участка; при р. Днепр. Дворов 136. Жителей 1560 (801 м. 759 ж.). Еврейская синагога и молитвенный дом. Школа Министерства Народного Просвещения (60 м. 50 д.). Баня. Лесной склад. Лавок 11. Корчма. До уездного города 48 в., земская почтовая станция Тягинка 8 в.; станция железной дороги Доброе 100 в.; пароходная пристань Красный Бургун 1 в." [9]

     В 1897 г. в колонии проживало 1402 человек из них 1338 евреев (95,4%). В 1898 г., по данным Еврейского колониального общества (ЕКО) во Львово было 1259 наличных душ; 176 семейств, занимающихся земледелием; надельной земли 2760 десятин; во владении наличных семейств 2402 десятины. [10]

     Большим испытанием для колонистов Юга Украины являлся голод, вызванный неурожаем 1899-1900 гг. Ситуация стала особо критичной в начале 1901 г. В колонии Львово в наличии было 150 пудов хлеба на 988 душ, не хватало кормов для скота. На помощь местных властей и государства рассчитывать не приходилось. В этой ситуации еврейские благотворительные организации и пресса развернули широкую всероссийскую кампанию по сбору пожертвований и спасли жизнь голодающим. [11]

     Колония Львово к концу века еще более обстроилась. На краю колонии прибавился новый ряд домов, большей частью крытых соломой, хотя между ними были 2-3 дома с железной крышей. Еврейские рабочие выстроили новую общественную баню. Для надобностей бани колонисты устроили глубокий колодец. Он давал хорошую воду годную для питья и снабжал ею всю колонию. Это значительным удобством для колонистов, которые до сих пор пользовались водой из Днепра, для чего приходилось спускаться по обрыву. [12]

     Первая школа для первоначального преподавания русского языка, арифметики, еврейского языка и закона веры в колонии открылась в 1869 году в доме, оставшемся свободным от упразднения сельского начальника, и содержалась за счет мирского капитала колонии. Действительный статский советник К.А. Петерсон, проводя инспекцию еврейских колоний, сообщал, что школа во Львово помещалась "очень хорошо"; учил в ней еврей Варшавер, воспитывавшийся в виленском раввинском училище, но "в учители русского языка он решительно не годился: говорил по-русски неправильно, а по недостатку зубов произносил слова так невнятно, что детям невозможно было научиться у него правильности произношения". В школе было 52 ученика и 57 учениц, но все, за исключением дочери самого учителя, "дурно читали и писали по-русски, потому еще, что часто не ходили в школу". [13]
     В 1880 году школу посещали только 42 мальчика и 34 девочки из всех 229 детей школьного возраста в колонии. [14]

     В 1905 г. построена новая школа. Газета "Юг" писала: "Начались занятия в местной русской школе. Первый же день, назначенный для приема учеников, все места были заняты. Мест в школе имеется всего 100, между тем как детей школьного возраста в колонии не менее 300 человек. До сих пор школа имела на такое количество детей всего одного учителя, в настоящем году общество пригласило другого. Ввиду недостатка помещений, решено разделить учеников на две смены. Один учитель будет заниматься утром, а другой - после обеда. Думают приобрести для школы еще некоторое количество мебели, чтобы можно было принять лишних 2-3 десятка учеников. Хотя это будет уже в ущерб требованиям гигиены".
     Кроме казенных школ, в колониях действовали еще и общинные. К примеру, житель колонии Львово Е. Левенштам в 1902 г. писал в газете "Восход": "Живущие в колонии бедняки и мещане, и значительное число колонистов не могут воспользоваться местной русской школой, т.к. последняя, при одном всего учителе, всегда переполнена учащимися и потому колонисты, движимые альтруистическим чувством, устроили так называемую "бедную школу", содержимую на ежемесячные взносы более зажиточных колонистов. Нанята просторная и светлая квартира. В этой школе учатся до 40 детей женского пола. Преподают в школе безвозмездно взрослые девицы, окончившие местную русскую школу". [15]

     Быстрыми темпами в колонии начала развиваться культура. В начале 1900-х гг. во Львово по инициативе местной молодежи была открыта общественная библиотека, которая насчитывала свыше трех тысяч книг. В библиотеку поступали также газеты и журналы из С. Петербурга, Москвы, Одессы, Николаева и Херсона. В колонии действовал театральный кружок, который ставил спектакли преимущественно на языке идиш. Среднее количество зрителей составляла почти 400 человек. [16]

     Лечили больных колонистов местные фельдшеры. К врачам, находившимся в Бериславе и Херсоне, колонисты выезжали редко и неохотно. С 1848 г. в колонии служил фельдшер Мозесс Лейбович Израильсон (1803-?). Он обслуживал также соседние села и еврейские колонии: Большую и Малую Сейдеменухи, Бобровый Кут и Новоберислав. В рапорте Попечительства еврейских колоний от 21 мая 1863 г. сказано: "Израильсон всегда с особым усердием и пользой для службы исполнял свою обязанность, и в особенности во время эпидемии холеры 1848 г. и 1853 г., а также цинготной болезни, начавшейся в конце 1848 г. и кончившейся в мае 1849 г." Далее отмечается, что, хотя в это время и приезжали врачи в колонии, "…он, Израильсон в холере действовал без боязни и всегда одушевлял как больных, так и тем более людей, ухаживавших за больными". В 1853 г. Министерство государственных имуществ наградило М. Израильсона Похвальным листом. В 1860 г. император Александр II наградил его за усердное оспопрививание Серебряной медалью на Зеленой ленте, а в 1866 г. второй Серебряной медалью с надписью "За усердие" на Станиславской ленте. Сын Мозесса – Герш Израильсон, став фельдшером, тоже служил в еврейских колониях. [17]
     К концу XIX века в лучшую сторону изменилось отношение евреев-колонистов к соблюдению элементарных правил гигиены, лечению и уходу за больными. Санитарный врач Херсонского уезда, анализируя эпидемию скарлатины, имевшую место в уезде в 1902–1903 гг., отмечал, что смертность детей в колонии Львово была в несколько раз меньшей, чем в соседних селах. Причиной этого он считал то, что уход за больными в колонии был значительно лучше, чем в селах. [18]
     Успешному лечению больных способствовала открывшаяся в 1911 г. частная сельская аптека, управляющим которой был аптекарский помощник Ноях Мордкович Альпин. [19]
     Однако медицинское обслуживание по-прежнему ограничивалось деятельностью фельдшера, в обязанности которого входило оказывать медицинскую помощь (прием больных производился в фельдшерском пункте) жителям колонии и нескольких окрестных сел.

     Важное место в колонии занимала религия. В 1842 г., через год после поселения, колонисты из-за их бедности обратились к начальству с просьбой командировать их представителей на прежнее место жительство для сбора пожертвований на постройку молитвенного дома. В 1843 г. разрешение было получено, и избранные представители колонии Левин Лапидус, Бениамин Курзан и Хацкель Шоломзон отправились в дорогу. [20] Представители колонистов с успехом выполнили свою задачу, и молитвенный дом был вскоре построен. Позже колонисты построили синагогу. С 1845 г. по 1885 г. раввином колонии служил Менахем-Нахум Свердлов, а после него - его сын Елиягу-Егуда. Елиягу (Эля), как и его отец, имел большой авторитет в колонии. В 1922 г. несмотря на то, что он с женой были лишенные избирательных прав, колонисты ввели его в комиссию по распределению картофеля голодающим. В то время раввину было 67 лет. Через месяц после этого события имущество синагоги и молитвенных домов было описано и изъято - в стране проходила кампания реквизиции имущества религиозных организаций и учреждений. [21] В начале 1880-х гг. кантором в колонии был Пинхас Минковский знаменитый хазан, композитор и теоретик канторского пения. [22]

     Благодаря высокой культуре земледелия и трудолюбию колонисты получали хорошие урожаи. Так, урожай в 1903 г. по колонии были следующим: ячмень с десятины - 60 - 80 пудов, пшеницы - 35 - 50 пудов, рожь и озимая пшеница - 20 - 40 пудов. Средний размер урожая приблизительно сам-десять. Сухая осень в 1902 г. гибельно влияла на рост озими, почему и результат урожая озими ниже среднего. [23]

     В 1906 г. в колонии насчитывалось 272 хозяйства. Земля, как и скот, распределялась неравномерно: 175 хозяйств имели до 10 десятин каждое, 51 хозяйство - до 25, а 46 местных богатеев владели 25 и более десятинами. Столь же неравномерно распределялся и скот: в 106 хозяйствах было по 1-2 головы рабочего скота: лошадей и волов, в 46 хозяйствах - от 5 до 15 голов. В то же время 73 семьи не имели ни рабочего скота, ни инвентаря. [24] Такие хозяева сдавали свои земли в аренду и работали или на крупных хозяев или в местной промышленности и торговле.

     Первоначально колонисты занимались только хлебопашеством. В последующем сфера их деятельности постоянно расширялась и охватывала животноводство и огородничество. В 1911 г. в колонии с помощью ЕКО были разбиты виноградники, что дало дополнительный заработок десяткам семей. Развитие капиталистических отношений обусловило рост промышленных и торговых предприятий. В начале XX в. во Львово функционировали мелкие промышленные заведения: маслобойня, сыроварня, кузница, лесной склад, а также 8 торговых лавок. [25] В конце XIX столетия во Львово была построена пристань, через которую переправлялась в основном сельскохозяйственная продукция, большей частью зерно. В 1913 г. через Львово прошло более 175 тысяч пудов (2870 тонн) грузов. Во Львово заходили также пассажирские пароходы, осуществлявшие сообщение по линии Херсон-Александровск. [26]

     Жители Львово, как и другие евреи России, принимали участие в Русско-японской и в Первой мировой войнах, начавшихся соответственно в 1904 и 1914 гг. Патриотический подъем, охвативший Россию в начальный период войн, не оставил в стороне и евреев Львово. 8 февраля 1904 г. в местной синагоге при большом количестве народа из колонии и села Красный Бургун был отслужен молебен о драгоценном здоровье Их Императорских Величеств и о дарении победы российским войскам над врагом. После окончания молебна народ пошел к зданию училища, где ученический хор пропел "Боже, Царя храни" под звуки музыки. Местный школьный учитель произнес речь. В этот же день был составлен приговор об отчислении в пользу раненых из мирских сумм 10 тыс. руб. [27] Такую же сумму колонисты пожертвовали в пользу раненных в Первую мировую войну. [28]

     Накануне Первой мировой войны Львово являлось одним из крупных населенных пунктов Тягинской волости. Колония имела достаточно стабильное экономическое положение и высокий уровень товарности хозяйств. Первая мировая война ухудшила экономическое положение колонии. Большинство взрослых мужчин было мобилизовано в царскую армию. В результате численность населения уменьшилась. Лишившись кормильцев, многие семьи испытывали большие трудности. Большая часть лошадей и повозок была реквизирована для нужд армии. Сократились посевы. Продуктивность хозяйств резко снизилась.

Евреи-земледельцы колонии Львово
Евреи-земледельцы колонии Львово
Фото сайта JewishGen ShtetLinks

     В предреволюционном 1916 г. население колонии состояло из 1513 наличных душ, на 280 хозяйств приходилось 3930 десятин надельной земли. [29]

     Во второй половине января 1918 г. в колонии была установлена Советская власть. В марте территория была оккупирована германо-австрийскими войсками. В ноябре-декабре их сменили петлюровцы. В начале марта 1919 г. петлюровцы были изгнаны, и в колонии была временно восстановлена Советская власть. В мае 1919 г. Львово подверглись зверскому налету григорьевцев, а в начале августа было захвачено деникинцами.
     С 1918 г. и до конца 1920 г. в районе колонии военные действия почти не прекращались. Здесь, кроме выше перечисленных крупных вооруженных сил, действовало большое число повстанческих отрядов и банд. Хозяйственная и культурная жизнь колонии практически прекратилась. В колонии был создан отряд самообороны, благодаря которому Львово превратилось в убежище для евреев соседних сел и местечек. Известный литературовед В. Шкловский писал: "Обгоняем большие телеги с евреями, уходящими от белых - будущих погромов. Ехали евреи в земледельческую колонию Львово, где они скапливались в таком количестве, что их уже там не били... [там] нравы особенные, львовские. Ездят, например, торговать отрядами на тачанках, как Махно. И на тачанках, как у Махно, пулеметы. Вокруг Львово антисемитизма меньше, чем в других местах". [30] Однако полностью предотвратить погромы, грабежи и беспорядочные реквизиции не удалось. В результате погромов погибли десятки евреев, 65 детей остались сиротами.
     В конце января 1920 г. Красная Армия освободила Бериславский район, в том числе Львово. В феврале были созданы сельский ревком, партийная и комсомольская ячейки, а для борьбы с бандами и спекулянтами - сельская милиция. 1 мая состоялись выборы в сельский совет. Десятки жителей (использовавших наемный труд, торговцы и посредники, служители религиозных культов) были лишены избирательных прав. Но 20 июня совет был вновь реорганизован в ревком, так как врангельские части вступили в пределы Херсонщины. Львово оказалось в центре обороны и было использовано командованием Красной армии как плацдарм для наступления. В результате боевых действий посевы были уничтожены, много домов и хозяйственных построек пострадало от снарядов. Крестьяне Львово помогали Красной Армии лошадьми, подводами, поставляли в счет продразверстки рогатый скот, зерно. Для раненых бойцов заготовляли картофель, лук, помидоры и другие продукты. За выполнение продразверстки, сознательное отношение к нуждам фронта Львово было занесено на волостную Красную Доску почета. [31]

     Еще больше жертв принес начавшийся после Гражданской войны голод. Зимой 1920-21 гг. от голода и сыпного тифа умерли 169, а в 1922 г. - еще около 200 человек. Число жителей и хозяйств уменьшилось по сравнению с 1913 г. в 1,5 раза. Оставшиеся хозяйства понесли серьезные потери. Количество лошадей в колонии сократилось с 670 до 100, коров с 330 до 100. Одновременно уменьшилось число телег с 334 до 90. [32]

     Единственно, от кого можно было ожидать спасения, были зарубежные благотворительные организации. Первые грузы АРА (Американская администрация помощи), Шведского Красного Креста, миссии знаменитого полярного исследователя норвежца Ф. Нансена, американской еврейской организации Джойнт начали поступать в Украину весной, когда голод был в разгаре. Во Львово пароход "Рафаэль" доставил муку, ячмень, просо, какао, картофель, другие продукты весом 500 пудов, чем спас не одну жизнь. [33]

     Местный ревком в июле 1922 г. докладывал о положении колонии: "Колония Львово переживала в течение четырех лет небывалое в истории колонии бедствие. Из богатой колонии Львово со своим сельскохозяйственным инвентарем, образцовым ведением хозяйства, производством, посевами, скотоводством в настоящее время превратилась в самую бедную разоренную деревушку. ..." [34]

     В 1922 г. сельсовет был восстановлен. На прошедших в октябре выборах сельсовета из 267 мужнин и 350 женщин, имевших избирательные права, приняли участие в голосовании лишь 126 мужнин и 35(!) женщин". [35] В декабре 1922 г. Херсонский исполком утвердил постановление Львовского сельсовета о названии колонии Львово именем В. Володарского, видного деятеля российского революционного движения. Однако новое название за колонией не закрепилось. [36]

     При материальной и технической помощи Джойнта, ЕКО и других еврейских международных организаций колония была восстановлена. Однако последствия военной разрухи, засух не позволили достичь довоенного уровня урожайности и валового сбора зерна средняя урожайность зерновых составляла в 1925 г. всего лишь 14 пудов с десятины. Крестьяне начали создавать потребительские и другие общества. Первые сельскохозяйственные артели были созданы во Львово в 1922-1923 гг. Их было 5: "Труженик 4", "1-я Образцовая", "Хлебороб", "Борьба", "Красный пахарь". Это были небольшие хозяйства. Так, сельхозартель "1-я Образцовая" объединяла всего 10 хозяйств с 40 десятинами пахотной земли. Львовское сельпо (сельское потребительское общество) в 1925 г. объединяло 413 пайщиков (238 бедняков, 105 середняков и 70 рабочих и служащих). В сельскохозяйственном товариществе состояло 566 пайщиков. Паевой капитал товарищества в 1928 г. состоял из 5,5 тысяч руб., оно предоставляло кредиты крестьянам для приобретения семян, инвентаря, скота. Общество виноградарства и пчеловодства, в которое входили 13 бедняцких и 30 середняцких хозяйств, обрабатывало 30 десятин виноградников. Для оказания технической и ветеринарной помощи крестьянским хозяйствам во Львово были созданы прокатный и ветеринарный пункты, кузница. Укомплектованный машинами и инвентарем из конфискованных помещичьих имений прокатный пункт выдавал сельскохозяйственный инвентарь в первую очередь коллективным хозяйствам, а также семьям красноармейцев. [37]

     В первой половине 1920-х гг. OЗЕТ (Общество землеустройства еврейских трудящихся) и Джойнт открыли поликлинику и маленькую больницу на 15 коек. Обслуживающий персонал состоял из врача, фельдшера и санитарки. Эти медицинские учреждения финансировались правительством и Джойнтом. В них лечились жители старых еврейских колоний Львово и Новоберислава, еврейских поселений, созданных в годы советской власти, и соседних сел. Среднее посещение поликлиники составляло около тясячи визитов в месяц, а среднее количество пациентов в больнице - 25. [38]

     После страшных лет Гражданской войны и голода 1921-1922 гг. население колонии стало быстро расти и в 1926 г. составило 1405 человек, из них 1356 евреев (96,5%). [39] На начало 1928 г. численность населения Львово достигла 1448 человек, количество хозяйств - 333, в том числе 70 некрестьянских. [40] Однако дореволюционный уровень все еще не был достигнут.

     В 1923 г. во Львово был создан детский дом, в котором воспитывались 39 детей, ставших сиротами в годы Гражданской войны и голода 1921-1922 гг. В детском доме работали два преподавателя. В 1922/1923 учебном году была открыта школа с преподаванием на идиш. В школе трое учителей обучали 120 учеников. В 1926 г. в школе училось 113 учеников. Через год количество учеников возросло до 149. В течение первой половины 1930-х гг. школа была расширена. В 1940/1941 учебном году в ней училось 158 детей и работало 9 преподавателей. В течение 1920-х годов действовала школа по ликвидации безграмотности для взрослых. До создания ликбеза в колонии около 30% взрослого населения не знали грамоту. [41] Работал сельбуд, которым руководил совет из семи человек. Сельбуд объединял три красных уголка и библиотеку. Здесь читались лекции и доклады, проводились вечера отдыха. Действовали драматический и агрономический кружки. Библиотека, насчитывавшая 2880 книг, получала 4 газеты, 3 журнала. [42]

     В декабре 1926 г. во Львово из Большой Сейдеменухи была переведена сельскохозяйственная школа, которая затем была преобразована в сельскохозяйственный техникум имени народного комиссара земледелия СССР Я. А. Яковлева (Эпштейна). Техникум готовил агрономов, зоотехников, механизаторов и мелиораторов для еврейских хозяйств Юга Украины. [43]

     Во Львово, как по всей стране, велась широкая антирелигиозная компания. В 1927 г. власти, выполняя "волю трудящихся", закрыли синагогу и молитвенный дом. В этом же году Львовский сельсовет стал еврейским национальным и вошел в состав первого в Советском Союзе Калининдорфского еврейского национального района Херсонского округа Украины.

     В годы коллективизации во Львово был создан колхоз "Победа Ильича", в который вошли 160 индивидуальных хозяйств - большинство, из имеющихся в колонии. В 1931 г. около 77% жителей Львово были членами колхоза. Остальные работали на трех мучных мельницах, двух маслодельнях, кирпичном заводе, пристани и машинно-тракторной станции (МТС). Она была переведена во Львово из Тягинки в 1931 г. МТС насчитывала 40 тракторов и обслуживала 18 колхозов. [44]

     Насильственная коллективизация и голод гнали крестьян в города. Начавшаяся тогда же индустриализация нуждалась в рабочей силе. Происходит массовый отъезд евреев из колонии в большие города. К 1931 г. еврейское население Львово уменьшилось почти на одну треть и составило 908 человек, 58,6% всего населения. [45] После трагических лет коллективизации и голода жизнь в селе стала понемногу улучшаться. В колонии поселилось много нееврейского населения. Миграция евреев из колонии продолжалась.

     22 июня 1941 г. нацистская Германия напала на Советский Союз. Красная Армия отступала. Фронт стремительно приближался к колонии. Большая часть евреев (около 300 человек) эвакуировалась в глубокий тыл. Германские войска оккупировали Львово 24 августа 1941 г. 16 сентября 1941 г. нацисты и их местные прислужники приступили к уничтожению еврейского населения. Старых и немощных убивали прямо в селе, а остальных, в основном женщин и детей, вывели за несколько километров к "скотомогильнику" и расстреляли из пулеметов. Всего в этот день было расстреляно 160 евреев. [46], [47]

     Львово было освобождено 12 марта 1944 г. 138 жителей Львово сражались на фронтах Великой Отечественной войны, многие из которых были евреи. 55 человек погибли в боях. 123 человека были награждены орденами и медалями. [48] Власти не ставили задачу восстановления еврейского характера Львово. Дома евреев были заняты. Вернувшиеся с фронтов и эвакуации в основном поселились в городах. По решению Львовского сельсовета в 1949 г. останки расстрелянных были перенесены на кладбище. На собранные деньги родственники установили в память о погибших памятник, но по настоянию властей в надписи ничего не упоминается о евреях. Еврейское кладбище не сохранилось. На его месте проложили дорогу и построили дома новые жители села.

Литература :

1. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней. 1807-1887г., С.Петерб. 1887. С. 254, 263.
2. Там же. С. 278.
3. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. История городов и сел Украинской ССР, Херсонская обл. К. 1983. С. 216.
4. Боровой С.Я. Еврейская земледельческая колонизация в старой России. М. Издание М. и С. Сабашниковых. 1928. С. 160.
5. Афанасьев-Чужбинский А. Поездка по Низовьям Днепра (в 1858–1860), СПб., 1863. С. 229–460.
6. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 473.
7. Списки населенных мест Херсонской губернии (по сведениям 1859). Санкт-Петербург, 1868.
8. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 584.
9. Список населенных мест Херсонской губернии и статистические данные о каждом поселении. Херсон, 1896.
10. Львово. Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона (1908-1913).
11. Шитюк М.М., Щукін В.В. Єврейське населення Херсоньскої губернії в XIX - на початку XX століть. Миколаїв, 2008. С. 119.
12. Блюменфельд И. По колониям Херсонского уезда. Факты и мысли // Учено-литературный и политический журнал Восход. Декабрь 1894. С. 5-6.
13. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 600-601.
14. Там же. С. 654.
15. Щукин В. Школы в еврейских земледельческих колониях Херсонской губернии в XIX — начале XX вв. / Научные труды по иудаике. Материалы XX международной ежегодной конференции по иудаике. Том 2. Академическая серия. Выпуск 46. Москва. 2013. С. 71.
16. Білий Д.Б. Єврейські землеробські колонії Херсонського повіту на зламі доби (1919-1922 рр.) // Архіви України, 1-3 (251), 2003. С. 138
17. Шайкин И.М., Сидоренко А.Е. Лечебница в степи (История Березнеговатской больницы). К., 1997. С. 7-8.
18. Єрмілов В. С. Єврейський аспект у діяльності громадської (земської) медицини Півдня України // Історичні мідраші Північного Причорномор'я. Матеріали конференції. Т. I. Вип. III. Миколаїв. 2014. С. 243.
19. Российский медицинский список, изданный управлением главного врачебного инспектора министерства внутренних дел на 1911 год. С.-Петербург. 1911. С. 129.
20. Государственный архив Одесской области, ф.1, оп.2, д.71, л.1-32ГАОО, ф.1, оп.2, д.71, л.1-32.
21. Білий Д.Б. Єврейські землеробські колонії Херсонського повіту на зламі доби (1919-1922 рр.). С. 138
22. Минковский Пинхас. КЕЭ. Т. 5. Кол. 355–357
23. Львово, колония Херсонского уезда // Газета "Юг", Херсон, 5 (18) сентября 1903 г.
24. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 218.
25. Там же. С. 218.
26. Скороход А. Бериславский район // Гривна-СВ 29(140), 2004-07-17, стр. 6.
27. Молебен и пожертвования // "Юг" (Херсон). 14 (27) февраля 1904 г.
28. Гриневич Е.В. Херсонская губерния на страницах еврейской периодической печати (конец XIX - нач. XX вв.) // Історичні мідраші Північного Причорномор'я. Випуск ІІ. Миколаїв: Типографія Шамрай, 2013. С. 121.
29. Список населенных мест Херсонской губернии. (По данным Всерос. сел.-хоз. переписи 1916 г.). Александрия: Херсонская губ. земск. управа (Тип. Ф.Х. Райхельсона). С. 133.
30. Шкловский В. Сентиментальное путешествие. М., 1990. С. 209-210.
31. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 219.
32. Albert Kaganovich. History of Lvovo // Электронный ресурс: http://marcusfamilyweb.com/history.html
33. Гейко С. Перший удар // Молодь України, 1998, 12 листопада.
34. Білий Д.Б. Єврейські землеробські колонії Херсонського повіту на зламі доби (1919-1922 рр.). С. 141.
35. Там же. С. 144.
36. Газета "Херсонский коммунар", 15.12.1922.
37. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 219.
38. Medical commition of the Joint. June 25, 1925 // Электронный ресурс: http://search.archives.jdc.org/multimedia/Documents/NY_AR2132/474-482/NY_AR2132_00799.pdf
39. Львово // Российская еврейская энциклопедия.
40. Список залюднених місць Херсоньскої округи на 1 січня 1928 р. Херсоньске округове статистичне бюро. Херсон, 1928. C. 28.
41. Albert Kaganovich. History of Lvovo
42. Поздышев В.И., Португальский В.В.. Львово. С. 219.
43. Пасик Я. Львовский еврейский сельскохозяйственный техникум (школа) Калининдорфского района // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-lvovo-school.htm
44. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 220.
45. Львово // Российская еврейская энциклопедия.
46. Шайкин И., Зябко М. Нацистский геноцид в еврейских земледельческих колониях юга Украины. С. 164.
47. Гейко C. Трагедія євреїв Бериславщини // Еврейские вести, 1996, № 1/2.
48. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 222.

Публикуется впервые    
09-02-2007    



Приложение 1      
     Львовский еврейский сельскохозяйственный техникум (школа) Калининдорфского района



Приложение 2      

ПЛАН КОЛОНИИ ЛЬВОВО. 1877 г.
План любезно предоставлен Sarah Christiansen

Карта

ОБОЗНАЧЕНИЯ:

1. Евгений Герц
2. Общественный семенной магазин
3. Надпись на карте: "Наглядный снимок колонии Львовой Херсонского уезда. 1877 года"
4. Надпись на карте: "Составлено без масштаба Самуилом Ильичем Эйдельбергом"
5. Иосель Бом (Бойм)
6. Братья Левенштейн
7. Общественная землянка
8. Алтер Горн
9. Братья Орлович (Оралович)
10. Братья А. и Ф. Михайлович
11. Зелик Карт
12. Топчак
13. Братья Карт
14. Моисей Брауэр
15. Меер Штемберг
16. Мендель Шапиро
17. Айзик Абрамович
18. Кальман Парадиз
19. Лейб Пеймер
20. Иосиф Поляк
21. Зелик Эйдельберг
22. Лейзер Вульф
23. Кельман Фогель
24. Братья М., Ш., И. Конрад
25. Братья Парадиз
26. Братья Блюм
27. Танхель Белан
28. Вольф Берензон (Барензон)
29. Братья Мозесон О., М. и И.
30. Юделович
31. Братья Недосельский
32. Колониальное училище
33. Синагога
34. Лейб Лейман
35. Лейб-Ица Иосифович
36. Лавка братьев Блюм
37. Братья Бернер (Бернар)
38. Братья Бриф М. и З.
39. Шлема Танкелович (Танкелевич)
40. Элья Курзон
41. Элья Курзон
42. Изак (Исаак) Кенигфест
43. Меер Эйхман от Ионы Флак (?)
44. Ицко Пеймер
45. Иосель Левенштейн
46. Братья Шур
47. Гельгарт (Гельгорт) и Меер Эйхман
48. Шулем Конрад и Лейб и И. Гланц (?)
49. Исай Бейм
50. Абрам Курзон
51. Иофис Люба
52. Арон-Дувид Фабиан
53. Мойше Рувен
54. Братья Долевы и топчак во дворе
55. Симон Беренштам
56. Давид Кирштейн
57. Братья Ямакин
58. Алтер Штамер
59. Братья Э. и Ш. Эйдельберг
60. Мендель Абрамсон
61. Братья Бренер
62. Бывший раввин Лапидус
63. Пейсах Якубсон
64. Янкель Левенберг
65. Иосиф Фитинг
66. Братья Варшавские
67. Шафре (?) Янковский
68. Нахман Шейниг
69. Братья Капулер М. и А.
70. Хаим Коренберг
71. Братья-сироты Бойм
72. Файве Танкелевич
73. Братья Аренсон
74. Абрамович и Норенберг Зуся
75. Лейб Якубзон
76. Айзик Кан
77. Лейб Аронштам
78. Братья Эйхман М. и Г.
79. Братья Бойм
80. Абрам Шульман
81. Нехем Иоселевич
82. Братья Малер
83. Братья Левин
84. Ице-Фран Танкелович
85. Братья Бук
86. Братья Даниман
87. Беня Фабиан
88. Братья Ш. и Б. Эйдельберг
89. Исай Гласман
90. Братья С., И. и М. Левенштам
91. Вельвеле
92. Ю. Эйдельман
93. Старая мельница и топчак Ф. Бренера
94. Клеть Л. Аронштама (Аренштама)
95. Кузня Братьев Эйдельберг Ш. и Б.
96. Токи дворов 86, 87 и 88
97. Каменоломня
98. Пескокопня (красный)
99. Съезд с горы за водой
100. Глубокая балка
101. Глинокопня
102. Река Днепр
103. Река Козак
104. Река Речище



Приложение 3      

КОРРЕСПОНДЕНЦИИ ГАЗЕТЫ "ЮГ" (ХЕРСОН)

29 января (11 февраля) 1903 г.:

Львово, кол. Херсонского у. (50-летний юбилей С.Н. Сомова). В местной синагоге при большом скоплении народа был отслужен молебен по случаю 50-летнего юбилея государственной службы г. Управляющего Херсонско-Бесараб. управления государственных имуществ С.Н. Сомова. Приветственное слово было сказано местным учителем русской школы, который охарактеризовал безупречную деятельность уважаемого юбиляра на ниве государственной службы, указал, между прочим, на заслуги юбиляра по отношению к подведомственным ему колонистам. Затем слово было предоставлено г. Штейнбергу (староста местной синагоги) и местному духовному раввину. Напоследок учитель прочитал вслух текст отправленной юбиляру телеграммы от лица общин евреев-земледельцев кол. Львово Херсон. уезда следующего содержания: "Приветствуя Ваше Превосходительство со счастливым днем 50-летнего юбилея Вашей государственной службы, мы, из чувства признательности за толерантность Вашу, неослабевающую энергию по защите законных прав наших, за справедливость и гуманное отношение к нам, подведомственным Вам колонистам, отваживаемся, высказать признательность личным Вашим достойным заслугам в пользу нашу и всей дорогой нам отчизны России, этим подтвердить наши искренние пожелания Вашему Превосходительству долго жить и быть здоровым на благо общинного земледелия, которое составляет основу российского государственного устройства, прибавляя при этом, что добрая память о вашей безупречной государственной деятельности останется у нас и потомков наших на вечные времена.

В тот же день у нас был отслужен молебен по случаю 40-летия филантропической деятельности барона Г.О.Гинцбурга.

5 (18) сентября 1903 г.:

ЛЬВОВО, колония Херсонского уезда

Результаты урожая

Результаты урожая в этом году вообще удовлетворительные: ячмень с десятины - 60 - 80 пудов, пшеницы - 35 - 50 пудов, рожь и озимая пшеница - 20 - 40 пудов. Средний размер урожая приблизительно сам-десять. Сухая осень в прошлом году в связи с бездождьем ранней весны гибельно влияли на рост озими, почему и результат урожая озими ниже среднего. Опыт прошлого года очевидно доказывает, что в сушу сеять весьма рискованно: осенние всходы имеют немаловажное значения на результаты следующего затем урожая. В настоящее время, несмотря на сентября, который наступил, когда обычно происходит осенний сев, крестьяне еще и не думают об этом, ожидая благотворительного дождя, и если такой не пойдет в достаточной мере, площадь посева озимых значительно сократится.

7 (20) сентября 1903 г.:

Кол. ЛЬВОВО

Ветеринарный осмотр

В начале лета накануне самой жатвы появляется в колонии бериславский земский ветеринарный врач г. О-в для осмотра лошадей. У некоторых хозяев оказались сапные лошади, которые немедленно были уничтожены. Достойное замечание на обстоятельство, что хозяин, лишившись рабочей силы за день до жатвы, физически не в состоянии заменить ее второй такой, а в материальном отношении весьма убыточно покупать рабочую лошадь в то время, как цена на него стоит невероятно высокая. Никто из колонистов, конечно, не думает возражать против уничтожения сапных лошадей, но целесообразнее всего со стороны участкового врача было бы провести этот осмотр в апреле, после окончания весенней вспашки, когда замена убитой лошади здоровой представляется возможным и менее убыточным. Компенсация, которая выдается уездным земством пострадавшим, в размере не выше 10 руб. мизерная, сравнительно с дороговизной рабочих лошадей. Было бы поэтому весьма целесообразно установить для евр. колонии, по примеру русских сел, компенсацию не больше 25 руб., поскольку еврейские колонии, входя в состав сельского населения уезда, несут все земские повинности на уровне с другим земледельческим населением и, так вот, исключению согласно элементарной справедливости не подлежат.

В июне этого года появилась на лошадях сибирка, от которой в сравнительно короткое время погибло свыше 20 рабочих лошадей. Ветеринарный врач г. О-в, чтобы не допустить дальнейшего распространения этой болезни, от которой и люди, заразившись, умирают, усиленно хлопотал перед уездной управой о выделении необходимой суммы для прививки всех без исключения лошадей в пределах колоний. Между тем, эпидемия как-то сама по себе совсем прекратилась, и прививку, очевидно, необходимо бы отложить на более удобное время. Не смотря, однако, на это, прививка по настоянию врача проведена в начале августа с оплатой по 10 к. за лошадь. Недели через две назначена была вторая прививка, после которой лошадь немного болеет, и в знойную погоду работа весьма рискована для ее здоровья. Учитывая невыносимую жару и неотложные работы, большинство колонистов на вторую прививку своих лошадей не пустило. Таким образом, цель защиты от последствий сибирки не достигнута из-за несвоевременности прививки.

14(27) февраля 1904 г.:

ЛЬВОВО, евр. кол. Херсонского уезда

Молебен и пожертвование

8 февраля в местной синагоге при большом количестве народа из колонии и села Красный Бургун отправлен молебен о драгоценном здоровье Их Императорских Величеств и о дарении победы российским войскам над врагом. Объединенный хор двух синагог пропел народный гимн, потом были прочитаны молитвы за Царя и соответствующие псалмы. После окончания молебна народ пошел к дому училища, где созвучный ученический хор пропел "Боже, Царя храни" под звуки музыки. Местный школьный учитель произнес речь. Того само дня был составлен приговор об отчислении в пользу раненых из мирских сумм 10 тысяч руб.

2(15) марта 1904 г.:

Из еврейской колонии Львово, Хер. губ. много семей вследствие малоземелья собираются выехать к Аргентину с помощью еврейского колонизационного общества, которое обещает по 100 дес. на каждую семью.

18 сентября (1 октября) 1905 г.:

ЛЬВОВО, евр. кол. Херс. г. Эпидемия и эпизоотия. Недостаток помещения в школе. Месяца два тому назад здесь начали появляться заболевания брюшным тифом. До этого времени всего было до 1.5 десятка случаев тифа. Смертных случаев не было. За последние дни новых заболеваний не наблюдалось. По причине относительной зажиточности и интеллигентности колонистов, в сравнении с населением российских сел, есть основания надеяться, что болезнь не получит особенно широкого распространения. На прошлой неделе выявлено было сразу несколько случаев скарлатины. Обе эти болезни, вероятно, занесены с Берислава, где они существуют уже давно. Местный (общественный) фельдшер совсем сбился с ног, горемычный, вынужден ежедневно посетить каждого больного дома, а более серьезных - даже и по два раза на день. За свою каторжную работу, которая часто не оставляет ему ни минутки свободной для того, чтобы почитать, отдохнуть и т.п. Фельдшер получает от общины что-то около 200 руб. Во избежание дальнейшего распространения заразы было бы желательно отделять тех, кто заболевает скарлатиной, от здоровых. По предложению местного земского врача, колонисты охотно согласились отвести помещение для временной инфекционной больницы, когда еще будут заболевания. Уездное земство, конечно, не откажет взять на себя известную часть затрат на оборудования больницы. 10 сентября врачом в синагоге были розданы листки о скарлатине от пироговского общества врачей и прочитана короткое наставление об этой болезни и мерах ее предотвращения. В завершении всех бед, колонию посетила еще одна заразная болезнь - ящуре, который существует здесь уже около месяца. За это время переболело ящуром около половины всего рогатого скота.

Началось обучение в местной русской школе. В первый же день, предназначенный для принятия учеников, все места были заняты, и очень многим приходилось отвечать отказом. Мест в школе насчитывается всего на 100 чел., между тем как детей школьного возраста в колонии не меньше 300 чел. До этого времени школа имела на такое количество детей всего одного учителя, в текущем году община пригласила еще одного учителя. По причине неудовлетворительности помещения, решено разделить учеников на две смены, причем один учитель будет заниматься утром, а другой - после обеда. Думают приобрести для школы еще какое-то количество мебели, лишь бы можно было принимать лишних 2-3 десятка учеников, хотя это будет уже в ущерб требованиям гигиены. Вконец досадно, что такое большое количество детворы, которая так сильно рвется к свету, вынуждена оставаться за порогом школы! Львовцам необходимо, не задвигать дело в длинный ящик, побеспокоится или о расширении существующей школы, или об устроении новой.

21 сентября (4 октября) 1905 г.:

Тягинка м. Херсонск. уезда

Телеграфное отделение. Потасовки

Ближайшие телеграфные конторы находятся от нас за 30 и 40 верст, в Бериславе и Херсоне. Насколько сильно это иногда дает себя знать, понятно всякому. Получать и отправлять телеграммы приходится или через посыльных, что стоит не дешево, или при посредничестве почты, которая бывает у нас летом 4 раза, а зимой 2 раза в неделю. Все это тем досаднее, что у нас уже есть почтовое отделение, в нескольких шагах от которого проходит телеграфная линия: установить оборудование для телеграфной станции ничего бы не стоило. Почтовое ведомство уже предлагало местным жителям устроить здесь телеграф, если они, со своей стороны, внесут на это 300 руб. Тягинские крестьяне наотрез отказались принять пусть какое-то участие в затратах на это дело и заявили, что им даже и "почты не надо". Благодаря этому, а также ходатайству жителей соседней еврейской колонии Львова, почтовое отделение едва не было переведено в названную колонию; лишь благодаря тому, что Тягинка является наиболее центрально расположенным пунктом для указанного района, почта осталась у нас. Наши интеллигенты и люди большого достатка также не очень хлопотали относительно телеграфа. Так это дело, наверное, и заглохло бы, если бы за нее не взялся один еврей. Последнему, говорят, удалось собрать уже значительную (большую) часть нужной суммы. Так вот, лишь благодаря вмешательству представителя более энергичной национальности мы, возможно, вскоре будем иметь у себя телеграф, а без этого мы, наверное, и пальцем бы не пошевелили.

Потасовки у нас продолжаются как и раньше. На днях, напр., на базаре был побит еврей-торговец, говорят, только за то, что требовал от одного из разбойников свои же собственные деньги. На прошлой неделе большая толпа бериславцев близ Красного Бургуна напала на кучку жителей кол. Львова и побила их. Среди побитых был один 8-летний мальчик. Как говорят, причина раздражения бериславцев против львовцев, что последние являются для них конкурентами по перевозке хлеба Днепром.

АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

В ХЕРСОНСКИЙ УИСПОЛКОМ
Доклад И.Е. Колесника по обследованию Тягинской волости согласно командировки У.И.К.
Обследование деятельности сельсовета имени Володарского (б. колония Львово).

   Колония находится в бедственном состоянии. Голодающих насчитывается 370 человек, в большинстве дети. Живущих впроголодь 407 человек. Сельсоветом цифры несколько преувеличены. Во время обследования обнаружил, что из семьи голодающей на лицо оказался один человек вместо пяти, остальные же находятся в г.Херсоне (единственный случай, обнаруженный при обследовании). Число же отсутствующих лиц входили в общее количество голодающих. Продссуда распределена правильно, в большинстве беднейшему населению. Семенной ссуды предположено распределить 933 пуда. Очень много хозяйств безлошадных. Всего на колонию имеется 90 штук лошадей, из них 50% больные чесоткой. Посевная компания проводится успешно, закуплено 800 пудов ячменя для весеннего посева. Дальнейшая заготовка семян тормозится отсутствием денежных средств у населения. Озимого засева 600 дес., а всего земли есть на много раз больше. Организован фонд взаимопомощи до 50 пуд зерна. Организованы две столовые. 340 детей питаются от АРА и в столовой Нансена. Приступлено к регистрации и прикреплению детей на предмет питания. Пища приготовляется удовлетворительно, есть один недостаток, что пища готовится без соли.
   Налоговая компания проведена на 100%, Компании помощи Красной казарме и бесприютным детям прошли успешно. Культурно-просветительная работа ведется, но очень слабо в виду малочисленности коммунистов и болезни секретаря ком'ячейки. Есть библиотека, которой ведает меньшевик Заславский из Херсона. Сельсовет работает усиленно, но чувствуется бессистемная работа. Нет никакого плана в работе и члены сельсовета не в курсе постоянной работы. Нет распределения обязанностей и не видно отчетных докладов. Мною созвано было объединенное заседание сельсовета, комнезама и ком'ячейки, где был заслушан доклад о международном и внутреннем положении С.С.С.Р., а также обсуждался вопрос о дальнейшей плановой работе сельсовета, где давались соответствующие указания инструктивного характера. Предварительно состоялось заседание ком'ячейки, которое ранее не собиралось.
   В колонии имеется больница с амбулаторией, которая обслуживается 7 деревень. Движение больных по больнице и амбулатории в среднем 20 человек с квартирными. На койках в больнице находится 1 взрослый и 4 детей. Смертность 1 - туберкулезная. Врачебный персонал: врач Чаусовская, лекпом Триколенко и санитарка, кроме того сверх штатные акушерка, сестра и кухарка, которая на содержании АРА. Топливо доставляет сельсовет, а продовольствие получается из АРА. Ощущается недостаток в медикаментах, перевязочных материалах, имеется на 1-1,5 месяца. Постельного белья и одежды есть на 20 коек., белья тельного очень мало. Освещение добывалось за счет продуктов. Водоснабжение идет за счет сельсовета, лед заготовляется сельсоветом. Из инфекционных заболеваний наблюдается инфлюенция. Смертности нет. Кроме того, наблюдаются больные на почве голода, большинство дети, количество выяснить не удалось. Смертности на почве голода нет. Санитарное состояние колонии удовлетворительно.
   Состояние детского дома. Здание вполне пригодное и оборудовано для детского дома. В доме находится 39 детей, из них 4 больные чесоткой и находятся на излечении в больнице. Между всеми 6 сирот, все дети местные. Спят на 16 койках (кроватях). Возраст детей от 4 до 10 лет. Отопление доставляется сельсоветом. Бывают перебои. В день обследования в доме было холодно в виду не отопления, дети дрожали от холода. Штат служащих: 1 руководительница, она же зав. домом, 1 кухарка, 1 уборщица и 1 прачка. 3 на содержании Наробраза, 1 за счет АРА. Жалованья сотрудники не получают и по их заявлению очень нуждаются. Освещение покупается за счет продуктов. Занятия с детьми бывают, но с перебоями в виду малого количества топлива. Белья постельного 3 перемены. Недостаточно белья тельного. Острый недостаток в обуви. Засеяно для детдома 3 [?] дес. озимого хлеба. Наробраз ничем детдому не помогает и ничем не снабжает.
   Существует в колонии трудовая школа. Здание хорошее, но в виду некоторых повреждений снарядами требуется капитальный ремонт. Всего учащихся 75 детей. Учитель учительствует в колонии 10 лет, есть ему в помощь еще 2 учительницы. Занятия идут без перебоя. Школа на госсодержании. Топливом снабжает сельсовет с большим перебоем. Жалованья учителя не получают. За отсутствием средств нет возможности нанят сторожа. Предполагается засеять 25 пуд. ярового хлеба для школы.
........

/подпись/ /Колесник/
1923 г.
(ДАХО, ф.р.2, оп.1, спр.748, арк.72-75)

БЕРИСЛАВСКОМУ РАЙИСПОЛКОМУ.
По сведениям имеющимся в отделе управления председатель сельсовета колонии Львово издал приказ об обязательном праздновании субботнего дня, что свидетельствует об абсолютном непонимании им политики Соввласти в религиозном вопросе. Предлагается срочно отменить этот приказ и предложить сельсовету дать объяснение по существу изданного приказа. Кроме того, ставится Вам на вид Ваша слабая осведомленность о том, что делается в сельсоветах вашего района.

ЗАВОТДЕЛОМ УПРАВЛЕНИЯ /Гебель/
Секретарь /Кнорре/
1923 г.
(ДАХО, ф.р.2, оп.1, спр.748, арк.100)


Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005