Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма
Версия от 01.01.2015 страницы http://www.evkol.nm.ru/lvovo.htm/


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма
 
·  
Еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии
 
·  
Еврейские земледельческие колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских земледельческих колоний Юга Украины
 
·  
Частновладельческие еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колонии
 
·  
Просвещение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков)
 
·  
Здравоохранение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков)
 
·  
Быт евреев-земледельцев (XIX - начало XX веков)
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Еврейские колхозы в Крыму
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма
 
·  
Отдельные статьи по теме
 
·  
Приложения:
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Данные о колониях Херсонской губернии
 
·  
Данные о колониях Екатеринославской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Уроженцы еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
Novozlatopol jewish national rayon
 
·  
Separate Jewish agricultural settlements of the South of Ukraine founded in 1920-1930
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Альберт Каганович      
Яков Пасик      

История еврейской земледельческой колонии Львово


     Во второй половине 1830-х гг. российское правительство приняло решение о новом переселении евреев северо-западных губерний России в Новороссию и их приобщении к земледелию. Таким образом, российские власти решали еврейский вопрос, снижая концентрацию евреев на своих окраинах и развивая новые территории. Основная масса переселенцев из Курляндии, Могилевской, Витебской и др. западных губерний Российской империи прибыла в Херсонскую губернию в 1840 г. По дороге многие умерли, другие заболели, остальные были неспособны начать работу до следующего года. По прибытии херсонские власти направили переселенцев в старые еврейские колонии, созданные в 1807-1809 гг. Но в колониях не были готовы к их приему. В результате все дома были вскоре переполнены, и тысячи человек должны были разместится в открытых лагерях около колоний. Сразу же вспыхнули эпидемии, унесшие за одну только зиму 550 жизней. Тяжелое положение заставило людей восставать. Власти пошли на жесткие репрессивные меры, число смотрителей (надзирателей) было значительно увеличено, и нарушители спокойствия были строго наказаны. Для улучшения положения переселенцев генерал-губернатор Новороссийского края М.С. Воронцов распорядился основать в 1841 г. пять новых еврейских земледельческих колоний. [1] Одна из них была основана в 45 верстах от Херсона на правом скалистом берегу Днепра, в месте слияния основного русла реки с ее рукавами - Казаком и Коканью. Новую колонию назвали Львово (Львова) по пустоши Львиная, где она была основана.

Карта колонии Львово
Колония Львово на карте Херсонской губернии

     Со временем первые 119 семей (789 человек) переселенцев получили от правительства 119 вальковых домов [2] и 4759 десятин "скверной" земли, в среднем по 40 десятин на семью из шести ревизских душ. Хорошей воды не было. [3], [4] Первые годы в новой колонии были очень тяжелыми. Прибывшие поселенцы, не имевшие никакого опыта, должны были в короткий срок научиться земледелию. Однако освоение земледельческой науки двигалось очень медленно. Несколько десятилетий Львово в хозяйственном отношении значительно отставало от своих соседей. Посетивший эти места этнограф А.С. Афанасьев-Чужбинский в конце 1850-х гг. так описывал Львово: "Колония эта расположена над Днепром... Местность прекрасная, особенно живописен вид на колонию с Днепра..., однако колония Львово по наружности неопрятнее и оборваннее Ново-Бериславской, да и внутреннее содержание ее уступает последней во всех отношениях. Здесь гораздо больше домов без крыш, почти нет деревьев... Многие семейства обеднели, остались без рабочего скота и вообще без верных средств к пропитанию". [5]

     Для примера хозяйствования в колонию поселили немцев-колонистов. Сельским начальником (смотрителем) колонии был назначен немец-меннонит Давид Герц. Отношения между ним и евреями были сложными. Примерно в 1860 г. Герц подвергся следствию, с устранением от должности, а потом был предан суду за то, что "толкнул оказавшего ему не послушание старшину-еврея, когда выговаривал ему за небрежность, с которой он обрабатывал поле". Проводивший инспекцию еврейских колоний статский советник Рудницкий считал, что Герц был оговорен евреями. Рудницкий полагал, что "исход этого дела усилит дерзость и нерадение евреев, из которых было необходимо административным порядком, для примера, отдать в солдаты двух или трех, ибо общественного приговора евреи никогда против своих не постановляют". Полезность такой острастки для буйных и бродяг признал, по словам Рудницкого, и Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор граф Строганов. [6] Сейчас трудно сказать были ли реализованы эти рекомендации. Однако несмотря на возникавшие проблемы, немецкие хозяева оказали положительное влияние на жителей колонии.

     Число евреев жителей колонии росло. В 1859 г. в колонии проживало уже 1060 человек (572 муж. и 488 жен.). [7] Колонисты, хоть и медленно, но осваивали работу на земле. Постепенно экономическая ситуация в колонии стала улучшаться. В конце 1860-х гг. Львово уже относилась к числу лучших еврейских колоний Херсонской губернии. Инициативные жители предложили открыть в колонии еженедельные базары и ежегодную ярмарку. Эту мысль одобрил попечитель еврейских колоний. По его мнению, учреждение базаров и ярмарки принесло бы обществу пользу в сбыте и приобретении продуктов и скота, да "возбудило бы в домохозяевах охоту к расширению занятий земледелием и скотоводством". Министерство государственных имуществ, в ведомстве которого находились еврейские колонии, получив согласие от Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора, разрешило в 1869 г. устраивать в колонии базары и ярмарки "для увеличения ее благосостояния". [8] Несмотря на достигнутые успехи, колонисты по-прежнему сталкивались со значительными трудностями. Из-за отсутствия достаточного количества сельскохозяйственного инвентаря и тягловой силы (лошадей и быков) часть колонистов была вынуждена сдавать свою землю в аренду соседям-христианам и в поисках заработка покидать колонию.

     В 1894 г. Львово находилась в пределах Тягинской волости Херсонского уезда. В ней работали синагога и еврейский молитвенный дом, школа Министерства народного просвещения (60 м., 50 д.), баня, лесной склад, 11 лавок и корчма. [9] По переписи 1897 г. в колонии проживало 1402 человек, из них 1338 евреев (95,4%). В 1898 г., по данным Еврейского колониального общества (ЕКО), 176 семей занимались земледелием на 2760 десятинах надельной земли. Соседство Днепра и богатые немецкие колонисты давали евреям Львово побочные занятия - они занимались торговлей и пошивом одежды. [10]

     Большим испытанием для колонистов Юга Украины являлся голод, вызванный неурожаем 1899-1900 гг. Ситуация стала особо критичной в начале 1901 г. В колонии Львово в наличии было 150 пудов хлеба на 988 душ, не хватало кормов для скота. На помощь местных властей и государства рассчитывать не приходилось. В этой ситуации еврейские благотворительные организации и пресса развернули широкую всероссийскую кампанию по сбору пожертвований и спасли жизнь голодающим. [11]

     Колония Львово к концу века продолжала обстраиваться. На ее окраине прибавился новый ряд домов, большей частью крытых соломой, хотя между ними были 2-3 дома с железной крышей. Еврейские рабочие выстроили новую общественную баню. Для ее надобностей колонисты устроили глубокий колодец. Он давал хорошую воду годную для питья и снабжал ею всю колонию. Это было значительным удобством для колонистов, которые до сих пор пользовались водой из Днепра, для чего приходилось спускаться по обрыву. [12]

     Первая школа для первоначального преподавания русского языка, арифметики, еврейского языка и закона веры в колонии открылась в 1868 году в доме, оставшемся свободным от упразднения сельского начальника, и содержалась за счет мирского капитала колонии. Действительный статский советник К.А. Петерсон, проводя инспекцию еврейских колоний, сообщал, что школа во Львово помещалась "очень хорошо"; учил в ней еврей Варшавер, воспитывавшийся в виленском раввинском училище, но "в учители русского языка он решительно не годился: говорил по-русски неправильно, а по недостатку зубов произносил слова так невнятно, что детям невозможно было научиться у него правильности произношения". В школе было 52 ученика и 57 учениц, но все, за исключением дочери самого учителя, "дурно читали и писали по-русски, потому еще, что часто не ходили в школу". [13] В 1880 году школу посещали только 42 мальчика и 34 девочки из всех 229 детей школьного возраста колонии. [14]

     Кроме казенной, в колонии Львово действовала еще и общинная школа. О ней писал местный учитель Е. Левенштам в 1902 г. в газете "Восход": "Живущие в колонии бедняки и мещане, и значительное число колонистов не могут воспользоваться местной русской школой, т.к. последняя, при одном всего учителе, всегда переполнена учащимися и потому колонисты, движимые альтруистическим чувством, устроили так называемую "бедную школу", содержимую на ежемесячные взносы более зажиточных колонистов. Нанята просторная и светлая квартира. В этой школе учатся до 40 детей женского пола. Преподают в школе безвозмездно взрослые девицы, окончившие местную русскую школу". В 1905 г. была построена новая общеобразовательная школа. Газета "Юг" писала: "Начались занятия в местной русской школе. Первый же день, назначенный для приема учеников, все места были заняты. Мест в школе имеется всего 100, между тем как детей школьного возраста в колонии не менее 300 человек. До сих пор школа имела на такое количество детей всего одного учителя, в настоящем году общество пригласило другого. Ввиду недостатка помещений, решено разделить учеников на две смены. Один учитель будет заниматься утром, а другой - после обеда. Думают приобрести для школы еще некоторое количество мебели, чтобы можно было принять лишних 2-3 десятка учеников. Хотя это будет уже в ущерб требованиям гигиены". [15]

     Упомянутый учитель Левенштам был местным колонистом. Он имел участок в 30 десятин земли, а также арендовал примерно столько же. Для полевых работ он нанимал 12 рабочих, исключительно местных евреев-земледельцев, которые из-за соблюдения кашрута обходились дороже христиан. Но работой евреев Левенштам был больше доволен, чем работой христианина. Чужие рабочие, спрос на которых в конце века по всей Херсонской губернии был слишком велик, часто "не стеснялись с работодателями, оставляя их посреди самой горячей работы", прельстившись более высокой оплатой в другом месте. Евреи-земледельцы так не поступали, поэтому пользовались спросом на рынке труда. Они "сняв свою жатву, успевают работать у соседних помещиков". [16]

     В начале 1900-х гг. быстрыми темпами в колонии начала развиваться культура. Во Львово по инициативе местной молодежи была открыта общественная библиотека, которая насчитывала свыше 3 тыс. книг. В библиотеку поступали также газеты и журналы из С. Петербурга, Москвы, Одессы, Николаева и Херсона. В колонии действовал театральный кружок, который ставил спектакли преимущественно на языке идиш. Среднее количество зрителей составляла почти 400 человек. [17]

     Лечили больных колонистов местные фельдшеры. К врачам, находившимся в Бериславе и Херсоне, колонисты выезжали редко и неохотно. С 1848 г. в колонии служил фельдшер Мозес Лейбович Израильсон (1803-?). Он обслуживал также соседние села и еврейские колонии Большую и Малую Сейдеменухи, Бобровый Кут и Новоберислав. В рапорте Попечительства еврейских колоний от 21 мая 1863 г. сказано: "Израильсон всегда с особым усердием и пользой для службы исполнял свою обязанность, и в особенности во время эпидемии холеры 1848 г. и 1853 г., а также цинготной болезни, начавшейся в конце 1848 г. и кончившейся в мае 1849 г." Далее отмечается, что, хотя в это время и приезжали врачи в колонии, "он, Израильсон в холере действовал без боязни и всегда одушевлял как больных, так и тем более людей, ухаживавших за больными". В 1853 г. Министерство государственных имуществ наградило М. Израильсона Похвальным листом. В 1860 г. император Александр II наградил его за усердное оспопрививание Серебряной медалью на Зеленой ленте, а в 1866 г. второй Серебряной медалью с надписью "За усердие" на Станиславской ленте. Сын Мозеса – Герш Израильсон, став фельдшером, тоже служил в еврейских колониях. [18]

     К концу XIX века в лучшую сторону изменилось отношение евреев-колонистов к соблюдению элементарных правил гигиены, лечению и уходу за больными. Санитарный врач Херсонского уезда, анализируя эпидемию скарлатины, имевшую место в уезде в 1902–1903 гг., отмечал, что смертность детей в колонии Львово была в несколько раз меньшей, чем в соседних селах. Причиной этого он считал то, что уход за больными в колонии был значительно лучше, чем в селах. [19]
     Успешному лечению больных способствовала открывшаяся в 1911 г. частная сельская аптека, управляющим которой был аптекарский помощник Ноях Мордкович Альпин. [20]
     Однако медицинское обслуживание по-прежнему ограничивалось деятельностью фельдшера, в обязанности которого входило оказывать медицинскую помощь жителям колонии и нескольких окрестных сел. Прием больных производился в фельдшерском пункте.

     Важное место в колонии занимала религия. В 1842 г., через год после поселения, колонисты из-за бедности обратились к начальству с просьбой командировать их представителей на прежнее место жительство для сбора пожертвований на постройку молитвенного дома. В 1843 г. разрешение было получено, и избранные представители колонии Левин Лапидус, Бениамин Курзан и Хацкель Шоломзон отправились в дорогу. [21] Представители колонистов с успехом выполнили свою задачу, и молитвенный дом был вскоре построен. Позже колонисты построили синагогу. С 1845 г. по 1885 г. раввином колонии служил Менахем-Нахум Свердлов, а после него - его сын Елиягу-Егуда. Елиягу (Эля), как и его отец, имел большой авторитет в колонии. В 1922 г. несмотря на то, что он с женой были лишенные избирательных прав, колонисты ввели его в комиссию по распределению картофеля голодающим. В то время раввину было 67 лет. Через месяц после этого события имущество синагоги и молитвенных домов было описано и изъято - в стране проходила кампания реквизиции имущества религиозных организаций и учреждений. [22] В начале 1880-х гг. кантором в колонии был Пинхас Минковский знаменитый хазан, композитор и теоретик канторского пения. [23]

     Благодаря высокой культуре земледелия и трудолюбию колонисты получали хорошие урожаи. Так, урожай в 1903 г. по колонии были следующим: ячмень с десятины - 60-80 пудов, пшеницы - 35-50 пудов, рожь и озимая пшеница - 20-40 пудов. Средний размер урожая приблизительно сам-десять. Сухая осень в 1902 г. гибельно влияла на рост озими, почему и результат ее урожая ниже среднего. [24]

     В 1906 г. в колонии насчитывалось 272 хозяйства. Земля, как и скот, распределялась неравномерно: 175 хозяйств имели до 10 десятин каждое, 51 хозяйство - до 25, а 46 местных богатеев владели 25 и более десятинами. Столь же неравномерно распределялся и скот: в 106 хозяйствах было по 1-2 головы рабочего скота: лошадей и волов, в 46 хозяйствах - от 5 до 15 голов. В то же время 73 семьи не имели ни рабочего скота, ни инвентаря. [25] Такие хозяева сдавали свои земли в аренду и работали или на крупных хозяев или в местной промышленности и торговле.

     Первоначально колонисты занимались только хлебопашеством. В последующем сфера их деятельности постоянно расширялась и охватывала животноводство и огородничество. В 1911 г. в колонии с помощью ЕКО были разбиты виноградники, что дало дополнительный заработок десяткам семей. Развитие капиталистических отношений обусловило рост промышленных и торговых предприятий. В начале XX в. во Львово функционировали мелкие промышленные заведения: маслобойня, сыроварня, кузница, лесной склад, а также 8 торговых лавок. [26] В конце XIX столетия во Львово была построена пристань, через которую переправлялась в основном сельскохозяйственная продукция, большей частью зерно. В 1913 г. через Львово прошло более 175 тыс. пудов (2870 т) грузов. Во Львово заходили также пассажирские пароходы, осуществлявшие сообщение по линии Херсон-Александровск. [27]

     Жители Львово, как и другие евреи России, принимали участие в Русско-японской и в Первой мировой войнах, начавшихся соответственно в 1904 и 1914 гг. Патриотический подъем, охвативший Россию в начальный период войн, не оставил в стороне и евреев Львово. 8 февраля 1904 г. в местной синагоге при большом количестве народа из колонии и села Красный Бургун был отслужен молебен о драгоценном здоровье Их Императорских Величеств и о дарении победы российским войскам над врагом. После окончания молебна народ пошел к зданию училища, где ученический хор пропел "Боже, Царя храни" под звуки музыки. Местный школьный учитель произнес речь. В этот же день был составлен приговор об отчислении в пользу раненых из мирских сумм 10 тыс. руб. [28] Такую же сумму колонисты пожертвовали в пользу раненных в Первую мировую войну. [29]

     Накануне Первой мировой войны Львово являлось одним из крупных населенных пунктов Тягинской волости. Колония имела достаточно стабильное экономическое положение и высокий уровень товарности хозяйств. Первая мировая война ухудшила экономическое положение колонии. Большинство взрослых мужчин было мобилизовано в царскую армию. В результате численность населения уменьшилась. Лишившись кормильцев, многие семьи испытывали большие трудности. Большая часть лошадей и повозок была реквизирована для нужд армии. Сократились посевы. Продуктивность хозяйств резко снизилась.

Евреи-земледельцы колонии Львово
Евреи-земледельцы колонии Львово

     В предреволюционном 1916 г. население колонии состояло из 1513 наличных душ, на 280 хозяйств приходилось 3930 десятин надельной земли. [30]

     Во второй половине января 1918 г. в колонии была установлена советская власть. В марте территория была оккупирована германо-австрийскими войсками. В ноябре-декабре их сменили петлюровцы. В начале марта 1919 г. петлюровцы были изгнаны, и в колонии была временно восстановлена советская власть. В мае 1919 г. колония подверглась зверскому налету григорьевцев, а в начале августа была захвачена деникинцами.
     С 1918 г. и до конца 1920 г. в районе колонии военные действия почти не прекращались. Здесь, кроме выше перечисленных крупных вооруженных сил, действовало большое число повстанческих отрядов и банд. Хозяйственная и культурная жизнь колонии практически прекратилась. В колонии был создан отряд самообороны, благодаря которому Львово превратилось в убежище для евреев соседних сел и местечек. Известный литературовед В. Шкловский писал: "Обгоняем большие телеги с евреями, уходящими от белых - будущих погромов. Ехали евреи в земледельческую колонию Львово, где они скапливались в таком количестве, что их уже там не били... [там] нравы особенные, львовские. Ездят, например, торговать отрядами на тачанках, как Махно. И на тачанках, как у Махно, пулеметы. Вокруг Львово антисемитизма меньше, чем в других местах". [31] Однако полностью предотвратить погромы, грабежи и беспорядочные реквизиции не удалось. В результате погромов погибли десятки евреев, 65 детей остались сиротами.

     В конце января 1920 г. Красная армия освободила Бериславский район, в том числе Львово. В феврале были созданы сельский ревком, партийная и комсомольская ячейки, а для борьбы с бандами и спекулянтами - сельская милиция. 1 мая состоялись выборы в сельский совет. Десятки жителей (использовавших наемный труд, торговцы и посредники, служители религиозных культов) были лишены избирательных прав. Но 20 июня совет был вновь реорганизован в ревком, так как врангельские части вступили в пределы Херсонщины. Львово оказалось в центре обороны и было использовано командованием Красной армии как плацдарм для наступления. В результате боевых действий посевы были уничтожены, много домов и хозяйственных построек пострадало от снарядов. Крестьяне Львово помогали Красной армии лошадьми, подводами, поставляли в счет продразверстки рогатый скот и зерно. Для раненых бойцов заготовляли картофель, лук, помидоры и другие продукты. За выполнение продразверстки, сознательное отношение к нуждам фронта Львово было занесено на волостную Красную Доску почета. [32]

     Еще больше жертв принес начавшийся после Гражданской войны голод. Зимой 1920-21 гг. от голода и сыпного тифа умерли 169, а в 1922 г. - еще около 200 человек. Число жителей и хозяйств уменьшилось по сравнению с 1913 г. в 1,5 раза. Оставшиеся хозяйства понесли серьезные потери. Количество лошадей в колонии сократилось с 670 до 100, коров с 330 до 100. Одновременно уменьшилось число телег с 334 до 90. [33]

     Единственно, от кого можно было ожидать спасения, были зарубежные благотворительные организации. Первые грузы АРА (Американская администрация помощи), Шведского Красного Креста, миссии знаменитого полярного исследователя норвежца Ф. Нансена, американской еврейской организации Джойнт начали поступать в Украину весной, когда голод был в разгаре. Во Львово пароход "Рафаэль" доставил муку, ячмень, просо, какао, картофель, другие продукты весом 500 пудов, чем спас не одну жизнь. [34]

     Местный ревком в июле 1922 г. докладывал о положении колонии: "Колония Львово переживала в течение четырех лет небывалое в истории колонии бедствие. Из богатой колонии Львово со своим сельскохозяйственным инвентарем, образцовым ведением хозяйства, производством, посевами, скотоводством в настоящее время превратилась в самую бедную разоренную деревушку". [35]

     В 1922 г. сельсовет был восстановлен. На прошедших в октябре его выборах из 267 мужнин и 350 женщин, имевших избирательные права, приняли участие в голосовании лишь 126 мужнин и 35(!) женщин". [36] В декабре 1922 г. Херсонский исполком утвердил постановление Львовского сельсовета о названии колонии Львово именем В. Володарского, видного деятеля российского революционного движения. Однако новое название за колонией не закрепилось. [37]

     При материальной и технической помощи Джойнта, ЕКО и других еврейских международных организаций колония была восстановлена. Однако последствия военной разрухи и засухи не позволили достичь довоенного уровня урожайности и валового сбора зерна. Средняя урожайность зерновых составляла в 1925 г. всего лишь 14 пудов с десятины. Крестьяне начали создавать потребительские и другие общества. Первые сельскохозяйственные артели были созданы во Львово в 1922-1923 гг. Их было 5: "Труженик 4", "1-я Образцовая", "Хлебороб", "Борьба", "Красный пахарь". Это были небольшие хозяйства. Так, сельхозартель "1-я Образцовая" объединяла всего 10 хозяйств с 40 десятинами пахотной земли. Львовское сельпо (сельское потребительское общество) в 1925 г. объединяло 413 пайщиков (238 бедняков, 105 середняков и 70 рабочих и служащих). В сельскохозяйственном товариществе состояло 566 пайщиков. Паевой капитал товарищества в 1928 г. состоял из 5,5 тыс. руб., оно предоставляло кредиты крестьянам для приобретения семян, инвентаря и скота. Общество виноградарства и пчеловодства, в которое входили 13 бедняцких и 30 середняцких хозяйств, обрабатывало 30 десятин виноградников. Для оказания технической и ветеринарной помощи крестьянским хозяйствам во Львово были созданы кузница, прокатный и ветеринарный пункты. Укомплектованный машинами и инвентарем из конфискованных помещичьих имений прокатный пункт выдавал сельскохозяйственный инвентарь в первую очередь коллективным хозяйствам, а также семьям красноармейцев. [38]

     В первой половине 1920-х гг. OЗЕТ (Общество землеустройства еврейских трудящихся) и Джойнт открыли поликлинику и маленькую больницу на 15 коек. Обслуживающий персонал состоял из врача, фельдшера и санитарки. Эти медицинские учреждения финансировались правительством и Джойнтом. В них лечились жители старых еврейских колоний Львово и Новоберислава, еврейских поселений, созданных в годы советской власти, и соседних сел. Среднее посещение поликлиники составляло около тысячи визитов в месяц, а среднее количество пациентов в больнице - 25. [39]

     После страшных лет Гражданской войны и голода 1921-1922 гг. население колонии стало быстро расти и в 1926 г. составило 1405 человек, из них 1356 евреев (96,5%). [40] На начало 1928 г. численность населения Львово достигла 1448 человек, количество хозяйств - 333, в том числе 70 некрестьянских. [41] Однако дореволюционный уровень все еще не был достигнут.

     В 1923 г. во Львово был создан детский дом, в котором воспитывались 39 детей, ставших сиротами в годы Гражданской войны и голода 1921-1922 гг. В детском доме работали два преподавателя. В 1922/1923 учебном году была открыта школа с преподаванием на идиш. В школе трое учителей обучали 120 учеников. В 1926 г. в школе училось 113 учеников. Через год количество учеников возросло до 149. В течение первой половины 1930-х гг. школа была расширена. В 1940/1941 учебном году в ней училось 158 детей и работало 9 преподавателей. В течение 1920-х гг. действовала школа по ликвидации безграмотности для взрослых. До создания ликбеза в колонии около 30% взрослого населения не знали грамоту. [42] Работал сельбуд, который объединял три красных уголка и библиотеку. Здесь читались лекции и доклады, проводились вечера отдыха. Действовали драматический и агрономический кружки. Библиотека, насчитывавшая 2880 книг, получала 4 газеты, 3 журнала. [43]

     В декабре 1926 г. во Львово из Большой Сейдеменухи была переведена сельскохозяйственная школа, которая затем была преобразована в сельскохозяйственный техникум имени народного комиссара земледелия СССР Я.А. Яковлева (Эпштейна). Техникум готовил агрономов, зоотехников, механизаторов и мелиораторов для еврейских хозяйств Юга Украины. [44]

     Во Львово, как по всей стране, велась широкая антирелигиозная компания. В 1927 г. власти, выполняя "волю трудящихся", закрыли синагогу и молитвенный дом. В этом же году Львовский сельсовет стал еврейским национальным и вошел в состав первого в Советском Союзе Калининдорфского еврейского национального района Херсонского округа Украины.

     В годы коллективизации во Львово был создан колхоз "Победа Ильича", в который вошли 160 индивидуальных хозяйств - большинство, из имеющихся в колонии. В 1931 г. около 77% жителей Львово были членами колхоза. Остальные работали на трех мучных мельницах, двух маслодельнях, кирпичном заводе, пристани и машинно-тракторной станции (МТС). Она была переведена во Львово из Тягинки в 1931 г. МТС насчитывала 40 тракторов и обслуживала 18 колхозов. [45]

     Насильственная коллективизация и голод гнали крестьян в города. Начавшаяся тогда же индустриализация нуждалась в рабочей силе. Происходит массовый отъезд евреев из колонии в большие города. К 1931 г. еврейское население Львово уменьшилось почти на одну треть и составило 908 человек, 58,6% всего населения. [46] После трагических лет коллективизации и голода жизнь в селе стала понемногу улучшаться. В колонии поселилось много нееврейского населения. Миграция евреев из колонии продолжалась.

     22 июня 1941 г. нацистская Германия напала на Советский Союз. Красная армия отступала. Фронт стремительно приближался к колонии. Большая часть евреев (около 300 человек) эвакуировалась в глубокий тыл. 24 августа 1941 г. германские войска оккупировали Львово. 16 сентября 1941 г. нацисты и их местные прислужники приступили к уничтожению еврейского населения. Старых и немощных убивали прямо в селе, а остальных, в основном женщин и детей, вывели за несколько километров к "скотомогильнику" и расстреляли из пулеметов. Всего в этот день было убито 160 евреев. [47], [48]

     Львово было освобождено 12 марта 1944 г. 138 его жителей сражались на фронтах Великой Отечественной войны, многие из которых были евреи. 55 человек погибли в боях. 123 человека были награждены орденами и медалями. [49] Власти не ставили задачу восстановления еврейского характера Львово. Дома евреев были заняты. Вернувшиеся с фронтов и эвакуации в основном поселились в городах. По решению Львовского сельсовета в 1949 г. останки расстрелянных были перенесены на кладбище. На собранные деньги родственники установили в память о погибших памятник, но по настоянию властей в надписи ничего не упоминается о евреях. Еврейское кладбище не сохранилось. На его месте проложили дорогу и построили дома новые жители села.

     Литература:

1. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней. 1807-1887 г., С.-Петерб. 1887. С. 254, 263.
2. Там же. С. 278.
3. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. История городов и сел Украинской ССР, Херсонская обл. К. 1983. С. 216.
4. Боровой С.Я. Еврейская земледельческая колонизация в старой России. М. Издание М. и С. Сабашниковых. 1928. С. 160.
5. Афанасьев-Чужбинский А. Поездка по Низовьям Днепра (в 1858–1860), СПб., 1863. С. 229–460.
6. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 473.
7. Списки населенных мест Херсонской губернии (по сведениям 1859). Санкт-Петербург, 1868. С. 20.
8. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 584.
9. Список населенных мест Херсонской губернии и статистические данные о каждом поселении. Херсон, 1896. С. 35.
10. Львово // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона (1908-1913). Т. 10. Стлб. 404—405.
11. Шитюк М.М., Щукін В.В. Єврейське населення Херсоньскої губернії в XIX - на початку XX століть. Миколаїв, 2008. С. 119.
12. Блюменфельд И. По колониям Херсонского уезда. Факты и мысли // Учено-литературный и политический журнал Восход. Декабрь 1894. С. 5-6.
13. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 600-601.
14. Там же. С. 654.
15. Щукин В. Школы в еврейских земледельческих колониях Херсонской губернии в XIX - начале XX вв. / Научные труды по иудаике. Материалы XX международной ежегодной конференции по иудаике. Том 2. Академическая серия. Выпуск 46. Москва. 2013. С. 71.
16. Блюменфельд И. По колониям Херсонского уезда. Факты и мысли. С. 4-5.
17. Білий Д.Б. Єврейські землеробські колонії Херсонського повіту на зламі доби (1919-1922 рр.) // Архіви України, 1-3 (251), 2003. С. 138.
18. Шайкин И.М., Сидоренко А.Е. Лечебница в степи (История Березнеговатской больницы). К., 1997. С. 7-8.
19. Єрмілов В. С. Єврейський аспект у діяльності громадської (земської) медицини Півдня України // Історичні мідраші Північного Причорномор'я. Матеріали конференції. Т. I. Вип. III. Миколаїв. 2014. С. 243.
20. Российский медицинский список, изданный управлением главного врачебного инспектора министерства внутренних дел на 1911 год. С.-Петербург. 1911. С. 129.
21. Государственный архив Одесской области, ф. 1, оп. 2, д. 71, л. 1-32.
22. Білий Д.Б. Єврейські землеробські колонії Херсонського повіту на зламі доби (1919-1922 рр.). С. 138
23. Минковский Пинхас. КЕЭ. Т. 5. Кол. 355–357
24. Львово, колония Херсонского уезда // Газета "Юг", Херсон, 5 (18) сентября 1903 г.
25. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 218.
26. Там же. С. 218.
27. Скороход А. Бериславский район // Гривна-СВ 29(140), 2004-07-17, стр. 6.
28. Молебен и пожертвования // "Юг" (Херсон). 14 (27) февраля 1904 г.
29. Гриневич Е.В. Херсонская губерния на страницах еврейской периодической печати (конец XIX - нач. XX вв.) // Історичні мідраші Північного Причорномор'я. Випуск ІІ. Миколаїв: Типографія Шамрай, 2013. С. 121.
30. Список населенных мест Херсонской губернии. (По данным Всерос. сел.-хоз. переписи 1916 г.). Александрия: Херсонская губ. земск. управа (Тип. Ф.Х. Райхельсона). С. 133.
31. Шкловский В. Сентиментальное путешествие. М., 1990. С. 209-210.
32. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 219.
33. Albert Kaganovich. History of Lvovo // Электронный ресурс: http://marcusfamilyweb.com/history.html
34. Гейко С. Перший удар // Молодь України, 1998, 12 листопада.
35. Білий Д.Б. Єврейські землеробські колонії Херсонського повіту на зламі доби (1919-1922 рр.). С. 141.
36. Там же. С. 144.
37. Газета "Херсонский коммунар", 15.12.1922.
38. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 219.
39. Medical commition of the Joint. June 25, 1925 // Электронный ресурс: http://search.archives.jdc.org/multimedia/Documents/NY_AR2132/474-482/NY_AR2132_00799.pdf
40. Львово // Российская еврейская энциклопедия.
41. Список залюднених місць Херсоньскої округи на 1 січня 1928 р. Херсоньске округове статистичне бюро. Херсон, 1928. С. 28.
42. Albert Kaganovich. History of Lvovo.
43. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 219.
44. Пасик Я. Львовский еврейский сельскохозяйственный техникум (школа) Калининдорфского района // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-lvovo-school.htm
45. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 220.
46. Львово // Российская еврейская энциклопедия.
47. Шайкин И., Зябко М. Нацистский геноцид в еврейских земледельческих колониях юга Украины. С. 164.
48. Гейко C. Трагедія євреїв Бериславщини // Еврейские вести, 1996, № 1/2.
49. Поздышев В.И., Португальский В.В. Львово. С. 222.

Публикуется впервые    
09-02-2007    

Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005