Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма
 
·  
Колонии Херсонской губернии
 
·  
Колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских колоний
 
·  
Частновладельческие еврейские колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колониии
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
История отдельных колоний
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Мария Гитлиц.      

Воспоминания

      Я, Гитлиц Мария Абовна, 1924 г. рождения, проживала в колхозе "Реконструкция" Авдотьевского сельсовета Широковского района Днепропетровской области. После войны наш колхозный поселок был переименован в село Котовское.

      Мы с родителями приехали туда как переселенцы в 1928 г. Дома нам строили с помощью "Агроджойнта". Все дома были одинаковые: две большие комнаты, кухня, русская печь, в которой мы сами пекли хлеб, и большая пристройка рядом с домом для скота. На каждую семью было выделено 100 соток огорода.

      Образовался колхоз. В колхозе были коровы, свиньи, овцы, и много земли. Посадили виноградник, баштан и жили очень хорошо. Родители работали в колхозе. Трудодни оплачивали всем тем, что выращивали в колхозе. В каждой семье держали еще и своих коров, свиней, кур и прочую живность. Вначале в колхозе жили одни евреи, позже поселились и украинцы. Жили дружно, одной семьей. В 1933 г. началась голодовка, и мой отец вернулся в Винницу, но и там был сильный голод, и от голода он там умер, а мы с мамой вернулись в колхоз. В 1941 г. началась война, и к нам в село зашли мадьяры - карательный отряд. Они вывели всех мужчин, построили возле стенки лицом к стене, отобрали 4-х человек, видно по указке, потому что они были из управления, дали им лопаты и заставили копать себе могилу. Их расстреляли сразу. Это были Ройзин, Корних, Черкесс, четвертого я не помню. Потом выбрали старосту - украинца, бывшего раскулаченного, по фамилии Булаенко. Когда наши пришли, его арестовали. Евреям велели сразу нашить еврейские корни (шестиконечные звезды) и гнали их на самые тяжелые работы.

      Недалеко от нашего поселка была большая балка, румыны строили через нее мост. На работу брали еврейскую молодежь, я тоже там работала. Румыны грабили, устраивали погромы и насиловали еврейских девочек.

      В 1942 г. молодежь направили на другую работу. Часть евреев из нашего села погнали на стройку в Кривой Рог, а меня и многих других направили на строительство дороги Кривой Рог - Днепропетровск. На строительстве дороги работало много евреев из разных сел и поселков. Мы жили в конюшне, где стоял скот, спали на земле и соломе. Гнали нас на работу строем и пересчитывали утром и вечером. Нельзя было ни присесть, ни бросить лопату раньше времени, сразу начинали бить нагайками. Нас охраняли латыши и два украинских полицая. В этом концлагере я пробыла с весны по декабрь 1942 г. Я бежала из лагеря и ушла в Кривой Рог к нашим евреям. Но меня кто-то выследил, и ночью пришли латыши. Я стала за дверью, когда латыши вошли, я выбежала. Была ночь, я бежала босиком по снегу. Попросилась к людям переночевать, меня впустили, и я пересидела у них до утра, а потом удалось уехать товарняком в г. Николаев. Там одна семья сделала мне паспорт, и я устроилась работать в немецкую часть уборщицей, но в 1944 г. меня арестовали по подозрению в еврействе.

      Я сидела в тюрьме СД, но наши войска были уже близко, и через месяц немцы эвакуировали всю тюрьму на запад. Вывезли всех, в том числе и меня. На польской границе мне удалось выпрыгнуть из поезда через окошечко, и я уже как русская работала на заводе в Верхней Силезии (Польша) в 13 км от лагеря Освенцим. Я видела дым днем и ночью - это сжигали людей.

      В 1945 г. меня освободила Красная Армия.

      Но мою маму я уже не застала - ее убили в 1942 г. вместе с другими евреями. Все убитые похоронены в общей могиле в еврейской колонии возле с. Широкое.

      От рук фашистов в годы оккупации погибли следующие жители нашего поселка:
Ройтман - вся семья,
Фельдман - муж, жена и дочь,
Мучник - муж, жена и сын,
Ройзина,
Майданская,
Клойзер - отец и дочь Мера, врач, 1915 г. р.,
Яновские - муж и жена,
Айзенштейн - отец, мать и дочь Клара, 1925 г. р.,
Финкельштейн - вся семья,
Праздник Мира Марковна - моя мама,
Праздник (фамилию по мужу не знаю) Боба с детьми,
Котковы Гриша, его мать, жена Дуся и их маленькие дети Абраша, Фаня и грудной ребенок,
Коткова Туня,
Переверские - пятеро детей, их мать Хася чудом спаслась, но потом умерла от горя,
Фукс его сын и невестка; их дочь Маша 1922 г.р. была со мной на строительстве дороги, сбежала и выжила.

      На фронте погибли братья Котковы Израиль и Исаак, муж Хаси Праздник и другие.

Впервые в интернете 22-06-2012    

"Сталиндорф жив в памяти людей". Альбом второй. Днепропетровск, 2000, С. 48-49.     

Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005