Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма
 
·  
Еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии
 
·  
Еврейские земледельческие колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских земледельческих колоний Юга Украины
 
·  
Частновладельческие еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колонии
 
·  
Просвещение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков)
 
·  
Здравоохранение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков)
 
·  
Быт евреев-земледельцев (XIX - начало XX веков)
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Еврейские колхозы в Крыму
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма
 
·  
Отдельные статьи по теме
 
·  
Приложения:
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Данные о колониях Херсонской губернии
 
·  
Данные о колониях Екатеринославской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Уроженцы еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
Novozlatopol jewish national rayon
 
·  
Separate Jewish agricultural settlements of the South of Ukraine founded in 1920-1930
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons

 
·  
The Guide to Jewish Agricultural Colonies of South Ukraine
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Яков Пасик      

Холокост. Село Надежное. Хутор Балабановка

1. Основание еврейской колонии Надежная и довоенные годы

     В 1840-1850 гг. правительство императора Николая I продолжило проводить политику переселения и привлечения к земледелию евреев, проживавших в западных губерниях России. Так Российская империя решала еврейский вопрос, снижая концентрацию евреев на своих окраинах и развивая новые территории Новороссии (ныне Юг Украины). [1]

     Еврейская земледельческая колония Надежная (колония №13) была в основана в 1855 г. в Александровском (с 1874 г. Мариупольском) уезде Екатеринославской губернии. Ныне это село Надежное (укр. Надійне) Розовского района Запорожской области Украины. При основании колонии в ней поселилось около 360 евреев. Первые евреи-переселенцы прибыли в колонию из Виленской губернии (отсюда народное название колонии Вильнер), преодолев примерно 1400 километровую тяжелую, долгую дорогу на телегах. Их положение было печальным. По дороге некоторые умерли, другие прибыли больными, истощенными и нищими. Положение переселенцев усугублялось тем, что они не имели знаний и опыта ведения сельского хозяйства. Колония Надежная пережила многие беды и невзгоды в течение нескольких первых десятилетий. Положение стало меняться к лучшему к концу века, когда на смену первым колонистам пришло второе и третье поколения, выросшие в селе, познавшие труд и быт хлебопашца с детских лет. Это были люди уже другого склада - физически крепкие, закаленные и знающие земледельцы. По переписи 1897 г. в Надежной было 719 жителей, из них 634 еврея (88,2%). Тяжелые времена вновь пришли в колонию в годы Гражданской войны, голода 1921-1922, коллективизации и последовавшего за ней голода 1932-1933 гг. В этот период численность еврейского населения колонии значительно сократилась. Вместо ушедших из колонии евреев, в ней поселялись представители других национальностей, в первую очередь украинцы. С 1929 г. Надежная входила в состав Новозлатопольского еврейского национального района. В этом же году в колонии был создан колхоз, который в конце 1930-х гг. носил имя С. Орджоникидзе. С середины 1930-х гг., после многих трагических лет, жизнь в селе (так официально стали называть колонию) Надежном стала улучшаться. [2]

2. Надежное в годы войны

     22 июня 1941 г. войска гитлеровской Германии вторглись на территорию Советского Союза. Одной из основных задач нацистской Германии было уничтожение еврейского населения, которое, как считали нацисты, составляло "расовую основу" Советского государства. На момент начала войны в Надежном проживали примерно 200 евреев. В боях с врагами участвовали как те надежневцы, которые были призваны в Красную армию до войны, так и те, которые были мобилизованы после ее начала. Часть жителей села вошли в состав полка народного ополчения и истребительного батальона, созданных в Новозлатопольском районе [3] Село Надежное в годы войны прославил своими подвигами и личным мужеством его уроженец знаменитый подводник Герой Советского Союза адмирал Владимир Константинович (Вульф Калманович) Коновалов (1911-1967). [4]

     Места мужчин в колхозе пришлось занять женщинам, старикам и подросткам. В тяжелых условиях они упорно трудились на уборке урожая. Однако этот период деятельности колхоза длился недолго. Противник стремительно продвигался на восток. К концу сентября линия фронта вплотную приблизилась к селу. Угроза быстрого его захвата стала реальностью. В первые дни октября евреи Надежного приступили к эвакуации. Колхозникам раздали лошадей, повозки, и, погрузив самые необходимые вещи, люди отправились в неизвестный и полный опасностей путь. Основная масса евреев села объединилась в один обоз и двинулась на восток, при этом гнали колхозный скот, чтобы он не достался фашистам. Эвакуация проходила в сложных условиях. Дороги были забиты многочисленными беженцами, телегами, сельскохозяйственной техникой и скотом. Немецкая авиация постоянно бомбила дороги. Обоз надежневцев медленно двигался из Запорожской области, пересек Сталинскую (ныне Донецкую) и Ворошиловградскую (ныне Луганскую) области и наконец вошел на территорию Ростовской области. По дороге к обозу иногда присоединялись надежневцы, проживавшие в перечисленных областях, и посторонние евреи.

     8 октября 1941 г. германские войска захватили Надежное. Примерно 25% евреев села по разным причинам не эвакуировались и остались на оккупированной территории. Все 53 еврея, находившиеся в селе, были расстреляны 14 ноября 1941 г.

3. В эвакуации. Хутор Балабановка.

     В Ростовской области преодолевшим примерно 530 км надежневцам предложили остановиться на хуторе Балабановка. Хутор находился в 4-х км от современного села Ольховый Рог Миллеровского района. Хутор был основан в 1888 г. как немецкая колония Балабановсфельд. Впоследствии название русифицировали. В сентябре 1941 г., из-за опасения враждебных действий местного немецкого населения в тылу, из Балабановки были депортированы в Казахстан 42 немецкие семьи. [5] В результате местный колхоз лишился рабочих рук. Именно этим было вызвано предложение колхозникам из Надежного остаться. К этому времени темпы продвижения германской армии стали замедляться, и в начале декабря 1941 г. находившийся в 250 км фронт в Донбассе стабилизировался. Уставшим в дороге людям казалось, что "немец сюда уже не дойдет". К тому же наступили холода и двигаться на телегах становилось все тяжелее. В этой ситуации беженцы из Надежного решили принять предложение. [6] Это произошло в конце ноября 1941 г.

     Местные органы власти с первого дня пребывания в станицах эвакуированных должны были обеспечить их минимальными условиями жизни, трудоустроить и мобилизовать подлежащих призыву в Красную армию. Относительно легко была решена проблема размещения прибывающих людей. Беженцев поселили в домах, в которых раньше жили депортированные немцы. [7] Измученные долгой дорогой люди столкнулись со значительными трудностями: не хватало продовольствия, одежды и обуви. Несмотря на это эвакуированные должны были в кратчайшие сроки адаптироваться к новым условиям.

     Основными занятиями жителей Балабановки были земледелие и молочное скотоводство. Местные власти направили большую часть прибывших на работу в колхоз, где не доставало рабочих рук. Кое-как обустроившись в Балабановке, эвакуированные из Надежного пошли работать на поля и фермы. К удивлению старожилов, дело они знали и трудились наравне со всеми, порой даже старательней местных жителей.

4. Попытка эвакуации. Оккупация Балабановки. Ликвидация евреев.

     Летом 1942 г. страна вновь оказалась на грани катастрофы. 28 июня немецкие войска и армии их союзников нанесли массированный удар на юге страны, прорвали советскую оборону и начали стремительное движение в направлении Волги и Северного Кавказа. [8] Особенностью юга страны того времени была невозможность дальнейшей эвакуации евреев, ранее прибывших сюда из Центральной и Северо-Западной России, Украины и Молдавии. Население было уже хорошо информировано о нацистской политике в отношении еврейского населения. Однако, "внезапное наступление противника и сложности с организацией индивидуального бегства, ввиду ограниченных транспортных возможностей в данном регионе, не позволили многим евреям осуществить эвакуацию". [9]

     В июле, за несколько дней до оккупации Балабановки, евреи бежали от врага во второй раз. Это удалось только одной семье Запрудского, которая первая самостоятельно ушла из хутора. Остальные, собравшись вместе, двинулись обозом на юг, в направлении Северного Кавказа. Много дней надежневцы упорно пытались уйти подальше от наступающей германской армии. Они прошли на телегах примерно 270 км. Однако оторваться от быстро продвигавшихся немецко-фашистских войск на сей раз не смогли. Примерно 19 июля в 10 км от переправы через Дон в станице Константиновской Ростовской области беженцы попали в окружение. Немцы остановили их и приказали возвращаться. Обоз евреев развернулся и двинулся в обратную сторону к уже оккупированной 12 июля 1942 г. Балабановке. По пути они несколько раз пытались вырваться из окружения или найти какое-нибудь убежище (пробовали прибиться к кочующим цыганам). Но безуспешно. Немцы снова гнали их в Балабановку. [10], [11]

     Евреи вернулись в Балабановку утром 31 июля 1942 г. К этому времени новая власть в Балабановке была уже создана. Оккупанты сформировали сельскую управу во главе со старостой и набрали полицаев из местных жителей. События в этот день развивались с ужасающей быстротой. Всем беженцам приказали собраться на колхозном дворе, якобы на собрание. Немцы и полицаи окружили место сбора и препятствовали любым попыткам евреев вырваться из окружения. Их быстро зарегистрировали. Решение о расстреле евреев в этот же день было уже принято. Каратели на грузовой машине привезли их к балке Дальний Яр, находящейся в нескольких километрах от Балабановки. Там все они были расстреляны.

     Первое официальное сообщение о зверстве нацистов в Балабановке было размещено в вечернем сообщении Советского Информбюро от 24 января 1943 г. В нем говорилось, что за один день фашистские палачи расстреляли в Балабановке десятки женщин, детей, стариков и больных. "Немцы врывались в дома и грабили население. Грабежи сопровождались дикими издевательствами над мирными жителями". [12]

     Через несколько месяцев, 5 апреля 1843 г., жители Ольхово-Рогского сельсовета, в состав которого входил хутор Балабановка, составили акт о том, что на его территории расстреляно сто один (101) еврей, среди которых в основном были старики, женщины и дети. Все они были эвакуированы из Запорожской области и с 1941 г. работали в колхозе. При этом в акте приведены фамилии, имена, отчества и возраст каждого из расстрелянных. Эта информация взята из обнаруженного списка евреев Балабановки, составленного секретарем местной управы при принудительной регистрации перед расстрелом. Наличие такой информации довольно редкое явление в актах такого рода и оно говорит о том, что указанное количество расстрелянных, является достоверным. Среди расстрелянных было 4 человека старше 60 лет, 29 женщин и 9 мужчин в возрасте от 18 до 60 лет и 59 детей и подростков в возрасте от 7 месяцев до 18 лет. [13], [14] Из расстрелянных 88 были беженцы из с. Надежное, а 13 примкнувшие к ним люди. [15]

5. Выжившие

     В обстановке, которая сложилась по отношению к евреям на оккупированной территории, выжить было практически невозможно, но нескольким надежневцам, оказавшимся в Балабановке, это удалось.

     18-летняя Дора Яковлевна Кац ушла из Балабановки, когда немцы были на подходе к хутору. Она вспоминала: "Меня уговорили военные, которые отступали к Сталинграду, идти с ними в качестве санитарки. С трудом дошли до Сальска. Дальше пробираться было невозможно. Девушки, которые были с нами, решили возвращаться назад. С ними пошла и я. Меня убедили, что евреев немцы не трогают, и я очень хотела увидеть своих родных. С большим трудом я добралась до Балабановки и узнала, что всех евреев расстреляли". Вместе со всеми погибли родители и младший брат Доры. К ее возвращению обстановка в Балабановке изменилась. Немцев на хуторе уже не было, их заменили итальянцы, принимавшие участие в войне на стороне Германии. Однако это не отразилось на отношении к евреям. Дора была сразу опознана и арестована местными полицаями. Итальянцы заперли ее в сарае, но охрану не поставили. Она бы не миновала смерти, если бы не Оксана, девушка о которой сейчас известно только имя. Ночью она освободила Дору и дала ей справку, написанную ее отцом, который служил при оккупантах. В справке сообщалось, что Прокопнюк Валентина Яковлевна идет домой в Днепропетровск. С этой справкой Дора ушла из Балабановки. По дороге она остановилась у одинокой старушки, которая взяла ее в помощницы. У нее Дора пережила оккупацию. После освобождения советскими войсками Дора вернулась в Балабановку и в начале апреля 1943 г. дала свидетельские показания Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. Позже она окончила курсы медсестер и ушла на фронт. После войны Дора вернулась домой в Надежное, где вышла замуж за земляка-фронтовика Исаака Меллера. [16], [17]

     Чудом остался жив Шлейма (Семен Зусимович) Дикенштейн. Когда всем евреям приказали собраться на колхозном дворе Балабановки, 13-летний Шлейма решил туда не идти. Он незамеченным покинул хутор. В Балабановку возвращался поздно вечером, когда всех евреев уже расстреляли. В этот день погибли его мать, брат и сестра. Его отец Зусим в декабре 1941 г. был призван в армию из Балабановки и на фронте в мае 1942 г. пропал без вести. Местный житель увидел Шлейму, рассказал о случившемся и посоветовал ему быстрее уходить. Он выжил благодаря тому, что нигде не останавливался. Шел пешком, цеплялся за проходящие поезда и наконец прибился к организованно выходящей из окружения воинской части. С ней Шлейма, перейдя линию фронта, вышел к своим на Северном Кавказе. Дальше были скитания по Закавказью, детские дома, мореходное училище в Баку... [18]

     Гения Моисеевна Гольс (Голос), до замужества Шульман, скрывалась на оккупированной территории Ростовской области, после освобождения вернулась в Балабановку и сообщила ЧГК, что она вместе с сыном Ильей спаслись благодаря случайности: "немцы объявили, что будет собрание всех приехавших. Часа через полтора подъехала машина с немецкими солдатами, и офицер предложил стать всем семьям по порядку. Я испугалась этого и сказала маме, что хочу уйти. В это время заплакал мой двухлетний сын, и я отошла в сторону, чтобы как будто напоить его водой. Больше к своим я не вернулась, и потом от жителей узнала, что всех евреев сажали в машину и увозили на расстрел" [19] В Балабановке у Гени погибли родители, два брата и сестра. Скрываясь, Геня не могла оставаться в одном месте долгое время. Как только возникали подозрения, ей сразу приходилось бежать. Геня многократно сталкивалась со смертью, попадая в руки местных полицаев. Она с ребенком чудом остались живы.

6. Новая информация о ликвидации евреев в Балабановке

     Исследование иностранных источников, в первую очередь немецких, позволили выявить новую информацию о расстреле евреев в Балабановке.

     Ко времени возвращения евреев в Балабановке оставалось только одно небольшое подразделение вермахта, численностью примерно 10 человек. Остальные ушли на восток, продолжая наступление в направлении Сталинграда. Уничтожение евреев на оккупированных территориях Советского Союза осуществляли специально созданные айнзацгруппы и входившие в них айнзацкоманды. Их деятельность не была подконтрольна органам юстиции, и они действовали только на основании приказов и распоряжений руководства главных репрессивно-карательных учреждений гитлеровской Германии СС и СД. "Деятельность" по уничтожению евреев была их прямой служебной обязанностью. [20], [21] Однако в Балабановке это правило было нарушено. Командир указанного подразделения Альвин Вайсхайт (Alwin Weisheit) решил ликвидировать евреев силами своего подразделения и местных полицаев.

     Вайсхайт приказал всем евреям собраться на колхозном дворе. Затем с помощью грузовика их быстро доставили к месту расстрела. Там мужчины и подростки вырыли братскую могилу. В нее евреи укладывались лицом вниз группами по 20 человек. Затем Вайсхайт и его заместители Гельмут Дитце (Helmut Dietze) и Франц Фишер (Franz Fischer) расстреливали их из автоматов. Предварительно заместители дали свое согласие на участие в казни. Рядовые подразделения от участия в расстреле отказались, но они вместе с полицаями находились в оцеплении места казни. [22], [23]

7. Судебный процесс по делу Альвина Вайсхайта

     Один из подчиненных Вайсхайта сообщил о происшедшем начальству. Вероятно, он же сообщил примерное количество расстрелянных евреев - 75 человек. Вайсхайт не имел служебных полномочий или приказа начальства на проведение такой акции. Учитывая, что жертвами резни в Балабановке были евреи, считавшиеся главными врагами "Великой Германии", обычный военнослужащий вермахта не понес бы в этом случае серьезного наказания. В приказе "О применении военной подсудности в районе Барбаросса" от 13 мая 1941 г. говорилось: "Не существует обязательного преследования за действия, совершаемые членами вермахта и его сторонниками против враждебных гражданских лиц, даже если этот акт также является военным преступлением". [24] Однако по отношению к Вайсхайту вермахт сделал исключение. Причиной этого было то, что Вайсхайт считался злостным нарушителем дисциплины и был замечен во множестве правонарушений. За ним числилось несколько попыток изнасилования, жесткое обращение с подчиненными и животными, растраты и хищения. Терпению начальства пришел конец. Оно уже не могло терпеть выходки Вайсхайта и было готово предъявить к нему любые претензии, даже по вопросу расстрела евреев. В результате было принято решение передать Вайсхайта военному суду по совокупности преступлений. [25]

     Дело было проблематичным, потому что Вайсхайт хоть и действовал без приказа, но в соответствии с нацистской идеологией. Поэтому при подготовке процесса возникли определенные сложности. Доктор права и военный судья Отто Швайнсбергер (Otto Schweinsberger), который должен был рассматривать это дело, попросил освободить его от участия в процессе на основании того, что при любых обстоятельствах он не считает убийство евреев преступлением. [26] Он пригрозил лично подать по официальным каналам жалобу Генриху Гиммлеру, как ответственному в рейхе за борьбу с еврейством и его уничтожение.

     Дело против инспектора технического военного управления, командира группы Алвина Вайсхайта 1904 года рождения, члена нацистской партии с 1929 г. слушалось 29 сентября 1942 г. в Пятигорске. Вероятно, это был единственный в своем роде германский судебный процесс, который в годы Холокоста рассматривал дело об уничтожении евреев. Судебный процесс в конечном итоге возглавил судья военного трибунала тылового армейского района 531 (Koruck 531) Фридрих Дитман (Friedrich Dittmann). Сторону обвинения представлял прокурор Мартин Риттау (Martin Rittau). В качестве свидетелей выступали помощники Вайсхайта Дитце и Фишер. [27]

     В ходе слушания обвиняемый заявил в свою защиту, что уничтожение евреев было необходимо для предотвращения их включения в партизанское движение в районе. Кроме того, он руководствовался словами фюрера, что война, якобы спровоцированная евреями, приведет к уничтожению еврейства. Он тщательно спланировал уничтожение евреев и действовал без церемоний. Быстрая ликвидация евреев, по его мнению, позволила создать мирные условия для германской армии и местного населения в Балабановке и окрестностях. [28]

     Обвинитель Риттау, всячески пытался уменьшить вину обвиняемого в убийстве. Председательствующий судья Дитман увидел основание для смягчения наказания. Вайсхайт прибегнул к уничтожению евреев для того, чтобы предотвратить в будущем опасность создания евреями партизанского движения. Участники расстрела евреев Дитце и Фишер выступали на этом процессе только как свидетели. Они не были привлечены к ответственности, несмотря на то, что добровольно согласились расстреливать евреев вместе с Вайсхайтом. [29]

     В результате разбирательства суд признал, что подсудимый "действовал не из жажды убийства", он хотел скорее обеспечить безопасность немецких войск. В связи с этим суд определил действие обвиняемого как непредумышленное убийство. Учитывая это "смягчающее обстоятельство", суд приговорил Вайсхайта по делу об убийстве евреев к одному году заключения. [30] Впоследствии этот приговор не был пересмотрен. Вероятно, это было обусловлено тем, что нацистские репрессивно-карательные организации стремились удерживать в свой власти абсолютно все решения по еврейским делам. Вайсхайт же этот принцип нарушил.

     При слушании других дел Вайсхайта свидетели описывали обвиняемого как жестокого человека, склонного к совершению насилия, очень капризного, часто пьяного, стреляющего во все стороны из своего пистолета. Суд нашел в действиях обвиняемого очевидную склонность к садизму. [31]

     На основании отдельных приговоров за растраты и хищения, попытки изнасилования, жесткое обращение с подчиненными и животными Вайсхайт был приговорен в сумме к одному году лишения свободы. По совокупности преступлений окончательный приговор Вайсхайт составил два года лишения свободы. [32]

     В последующие годы Вайсхайт числился рядовым бойцом штрафного подразделения. [33] В апреле 1945 г. он был объявлен пропавшим без вести. Два других участника преступления в Балабановке Дитце и Фишер пережили войну. Последний умер в 1950 г. Гражданин ГДР Дитце был найден и осужден в 1963 г. в Дрездене к пожизненному заключению. [34] Нацист О. Швайнсбергер после войны сделал карьеру прокурора в ФРГ. В 1958 г. была обнародована его роль в процессе против Вайсхайта. Под давлением общественности он был отстранен от должности старшего государственного прокурора Франкфурта. [35]

Заключение

     После войны в Балабановке наладилась мирная жизнь, только жителей стало меньше. Постепенно они стали перебираться в Ольховый Рог, и в г. Миллерово, некоторые вообще покинули пределы района. Последние жители разъехались в 1963 г. А навсегда хутор Балабановка был исключен из учетных данных в августе 1967 г. [36] Село Надежное в Запорожской области продолжает существовать, но евреи там уже давно не живут.

Памятный

Памятный знак у дороги Дегтево-Ольховый Рог

     Много лет место казни евреев в окрестностях Балабановки было неогороженным. В 1961 г. пережившие войну Семен Дикенштейн, Григорий Цыгуткин и другие надежневцы оградили могилу и установили скромный памятник. На нем национальность погибших по требованию властей не упоминались. На памятнике написали "Здесь покоятся расстрелянные колхозники колхоза им. Орджоникидзе Запорожской области. Вечная им память!" [37] В 2000-х гг. на этом месте, близ дороги Дегтево-Ольховый Рог, старый памятник был заменен памятным знаком "Жертвам фашизма". [38]

     Трагические события 31 июля 1942 г. на хуторе Балабановка Ростовской области по степени изученности являются уникальными. Теперь известны имена всех погибших, имена и судьбы карателей, подробности расстрела и имена спасшихся евреев. Кроме того, дело о расстреле евреев в Балабановке было вероятно единственным в своем роде, которое рассматривалось в судебной системе нацистской Германии.

     Литература:

1. Пасик Я. История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/index.htm
2. Пасик Я. Данные о колониях Екатеринославской губернии // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/colony_ekaterinoslav-2.htm
3. Шайкин И.М., Зябко М.Н. Нацистский геноцид в еврейских земледельческих колониях юга Украины. Очерки по истории Холокоста и Сопротивления в Украине. К., 1999. С. 154-155.
4. Бесицкий Р. Моряк из колонии Надёжная // Электронный ресурс: http://rehes.org/person/konovalov.html
5. Скороход О.И. Жили немцы когда-то у нас // Электронный ресурс: http://millerovo161.ru/_fr/23/Nemtsy-kolonist.pdf
6. Чубов Н. Дальний Яр - это Бабий Яр на хуторе Балабановка // Журнала "Советиш геймланд", №6, июнь 1990 г. С. 3.
7. Ilse Staff. Justiz im Dritten Reich: ein Dokumentation. Frankfurt am Main. Fischer, 1964. S. 214-215.
8. Туполев Б.Ь. Россия и Германия. Вып. 3. М.: Наука. 2001. С. 270.
9. Альтман И.А. Жертвы ненависти: Холокост в СССР. 1941–1945 гг. М., 2002. С. 273.
10. ГКУ РО ЦДНИРО. Ф.Р-1886. Оп. 1. Д. 3. Л. 140-140 об.
11. ГА РФ Ф. Р7021. Оп. 40. Д. 5. Л. 16 (Заявление Г.М. Гольс).
12. Вечернее сообщение 24 января // Сообщение Советского Информбюро. №4, январь-июнь 1943 года. М. Издание Совинформбюро. 1944. С. 85.
13. ГКУ РО ЦДНИРО. Ф.Р-1886. Оп. 1. Д. 3. Л. 140-140 об.
14. Данные о расстрелянных евреях колхоза им. Орджоникидзе (с. Надежное) на территории Ольхово-Роговского с/с (х. Балабановка) Мальчевского района Ростовской области // Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии (Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/list_ekaterinoslav.htm).
15. Цыгуткин Г.Е. Колонисты. Часть вторая //Электронный ресурс: http://www.pochit.ru/voennoe/36689/index.html?page=3
16. ГА РФ. Ф. Р7021. Оп. 40. Д. 5. Л. 11 (Заявление Д.Я. Кац).
17. Воспоминания Любови Исааковны Меллер. 2020 г. // Архив автора.
18. Воспоминания Александра Семеновича Дикенштейна. 2020 г. // Архив автора.
19. ГА РФ Ф. Р7021. Оп. 40. Д. 5. Л. 16 (Заявление Г.М. Гольс).
20. Никифоров С.А. К вопросу об ответственности немецко-фашистских спецслужб и вермахта за проведение репрессивной политики в отношении мирного населения оккупированных территорий Советского Союза // Научные ведомости НИУ БелГУ: Журнал. 2013. № 28. С. 148.
21. Денисов С.И. Эволюция военной юстиции германии в 20-40-е гг. xx века // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 10 (24). Ч. I. С. 75.
22. Wir klagen an!: 800 Nazi-Blutrichter - Stutzen des militaristischen Adenauer-Regimes Germany (East). Ausschuss fur Deutsche Einheit Ausschuss fur Deutsche Einheit, 1959. S. 150.
23. Ilse Staff. Justiz im Dritten Reich: ein Dokumentation. Frankfurt am Main. Fischer, 1964. S. 215.
24. Никифоров С.А. К вопросу об ответственности …вермахта за проведение репрессивной политики в отношении мирного населения оккупированных территорий Советского Союза. С. 148-153.
25. Drehbuch Wanderausstellung "Was damals Recht war..." Soldaten und Zivilisten vor Gerichten der Wehrmacht. (Stand: 5. Juni 2007). S. 44.
26. We accuse: 800 Nazi judges, bastions of Adenauer's militarist regime. Berlin. 1959. S. 146.
27. Ilse Staff. Justiz im Dritten Reich: ein Dokumentation. Frankfurt am Main. S. 213-220.
28. Там же. S. 216.
29. Drehbuch Wanderausstellung "Was damals Recht war...". S. 44.
30. Ilse Staff. Justiz im Dritten Reich: ein Dokumentation. S. 218.
31. We accuse: 800 Nazi judges, bastions of Adenauer's militarist regime. S. 147.
32. Ilse Staff. Justiz im Dritten Reich: ein Dokumentation. Frankfurt am Main. S. 220.
33. Drehbuch Wanderausstellung "Was damals Recht war...". S. 44.
34. Andrej Umansky. La Shoah a l'Est: Regards d'Allemands. Fayard. 2018.
35. We accuse: 800 Nazi judges, bastions of Adenauer's militarist regime. S. 148.
36. Скороход О.И. Жили немцы когда-то у нас // Электронный ресурс: http://millerovo161.ru/_fr/23/Nemtsy-kolonist.pdf
37. Цыгуткин Г.Е. Колонисты. Часть вторая // Электронный ресурс: http://www.pochit.ru/voennoe/36689/index.html?page=3
38. Беницкий А.С., Беницкий К.С. Миллеровский "котел": монография. Луганск, 2017. С. 241.

19-11-2020    

Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005