Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма
 
·  
Еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии
 
·  
Еврейские земледельческие колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских земледельческих колоний Юга Украины
 
·  
Частновладельческие еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колонии
 
·  
Просвещение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков)
 
·  
Здравоохранение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков)
 
·  
Быт евреев-земледельцев (XIX - начало XX веков)
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Еврейские колхозы в Крыму
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма
 
·  
Отдельные статьи по теме
 
·  
Приложения:
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Данные о колониях Херсонской губернии
 
·  
Данные о колониях Екатеринославской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Уроженцы еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
Novozlatopol jewish national rayon
 
·  
Separate Jewish agricultural settlements of the South of Ukraine founded in 1920-1930
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Яков Пасик        

Жертвы и палачи Израилевки

     Еврейская земледельческая колония Израилевка Елисаветградского (до 1865 г. Бобринецкого) уезда Херсонской губернии была основана в 1807 г. при речке Березовке евреями-переселенцами из Черниговской губернии на свои средства. Она была одной из первых еврейских земледельческих колоний Новороссии (ныне Юг Украины), созданных в годы царствования императора Александра I для привлечения евреев к земледелию. По переписи 1897 г. в Израилевке было 1490 жителей, из которых 1387 евреев (93,1%). В начале XX века наступил расцвет колонии. Однако в результате Первой мировой и Гражданской войн, погромов, голода 1921-22 и 1932-33 гг., коллективизации, раскулачивания и ухода крестьян в города численность еврейского населения Израилевки значительно сократилась. Накануне войны Израилевка входила в состав Устиновского района Кировоградской области Украины. По переписи 1939 г. в селах Устиновского района (без районного центра) проживало 279 евреев. Практически все они были жителями соседних еврейских сел (колоний) Израилевка и Сагайдак. В предвоенной Израилевке оставалось примерно 170 евреев, остальное население состояло в основном из заменивших евреев украинцев. 22 июня 1941 г. началась война с гитлеровской Германией. Фронт быстро продвигался к Израилевке. Однако десятки евреев села по разным причинам не эвакуировались на восток страны. Одной из основных причин было незнание политики нацистов по отношению к евреям. Коммунистическое руководство страны знало о тотальном преследовании евреев в Германии и в оккупированных странах Европы, но предпочитало не делать официальных заявлений по этому поводу. Кроме того, многие из евреев даже желая уехать, ждали разрешения властей на эвакуацию, но не получили его или получили слишком поздно. Примерно половина евреев остались в родном селе. Через полтора месяца после начала войны, 8 августа 1941 г. Израилевка была захвачена германской армией. [1], [2], [3]

     Благодаря многочисленным свидетельствам очевидцев и проводимым в течение примерно 50-лет расследованиям военных преступлений, совершенных на территории оккупированного Устиновского района, удалось воссоздать последовательность уничтожения евреев Израилевки и других сел района.

     После захвата Израилевки немецкими войсками, начались страшные дни оккупации. Евреев в гетто не переселяли, они с семьями продолжали находиться в собственных домах. Однако существенно на их дальнейшую судьбу это не повлияло. С первых дней оставшиеся в селе евреи испытывали преследования, издевательства, насилие и грабежи. Массовым убийствам мирных жителей предшествовали одиночные расстрелы. Стремясь запугать евреев и лишить их потенциальных организаторов сопротивления оккупантам, первыми в Израилевке расстреляли сельских активистов Сахнина, Масловского, Борисонка. [4]

     Старожилы Израилевки рассказывали, что полицаи во главе с временно исполняющим обязанности старосты сельской управы Иваном Моном время от времени устраивали "развлечение" над евреями. По несколько человек их загоняли на еврейское кладбище. Полицаи становились по разные его стороны на каменной стене. Заставляли евреев бегать по кладбищу и стреляли в них". Еще об одном случае одиночного расстрела в той же Израилевке сообщил в своих показаниях арестованный бывший полицай этого села Иван Жилун: "Осенью 1941 г. я еще не служил в полиции. Как-то, находясь возле своего дома, услышал стрельбу в поле. Глянул туда и увидел группу людей... Ближе ко мне с горы полз на четвереньках человек. В нем я узнал Ямпольского, инвалида, у которого не было одной ноги. До войны он работал продавцом в Израилевке. Через некоторое время от группы людей отделился один человек, в котором я узнал полицая Янковского Григория. Подойдя на расстояние 30-40 метров к ползущему, он застрелил его из винтовки". [5], [6]

Карта
Холокост в Израилевке на карте Кировоградской области

     В июне 1942 г. оккупанты и их местные помощники, среди которых было много фольксдойче (этнические немцы, проживавшие в СССР), приступили к окончательному уничтожению евреев Устиновского района, входившего в состав созданного оккупантами Бобринецкого округа. Полковник Гольцман (Holzmann), бывший все годы оккупации гебитскомиссаром этого округа, приказал начальнику жандармерии Устиновского района Альфреду Кизельмайеру (Alfred Kieselmeier) расстрелять всех оставшихся в районе евреев. Могила для захоронения жертв была подготовлена заранее в двух километрах юго-западнее Израилевки на пути в Устиновку, у села Ковалевка (ныне не существует). Кизельмайер и начальник полиции Устиновского района Александр Гибнер (Hibner) / Хюбнер (Hubner) приказали сельским полициям района провести аресты евреев на местах. Выполняя приказ, полицаи доставили пешком из сел Бабанка, Селиваново, Сагайдак и Ковалевка в районную полицию приблизительно 25-30 евреев. В числе арестованных были в основном молодые женщины, старухи и приблизительно 15 детей в возрасте от 2 до 15 лет. Полицаи Петренко, Гайдук и Мусенко в тот же день в Устиновке арестовали семь евреев. Еще 30 или около того евреев привезли в Устиновку на автомашине из соседнего Бобринца, где они были собраны из отдаленных от него сел Витязевка и Ровное. [7], [8]

     В оккупированной Израилевке в живых еще осталось примерно 60 евреев. Отряд полицаев и жандармов из Устиновки был направлен в Израилевку с задачей собрать евреев всех возрастов, а затем немедленно их уничтожить. Руководил арестом евреев Израилевки заместитель начальника полиции Устиновского района Григорий Кожан. Он разделил полицаев на несколько групп. Конкретно сказал, кто кого должен арестовать. Операция началась в 2.00 ночи 14 июня 1942 г. В течение 3-4 часов всех евреев села загнали в здание местной школы. Утром евреев, собранных в Израилевке, Устиновке и Бобринце, доставили к месту расстрела у с. Ковалевка. В расстрелах принимали участие бобринецкая и устиновская жандармерии и полиция Устиновского района. На место расстрела на машине приехали гебитскомиссар Гольцман и начальник Устиновской районной управы Фридрих Штромайер (Friedrich Strohmeier). Командовал расстрелом Кизельмайер. Всех евреев силой заставили раздеться, и раздетыми вынуждали подходить к могиле. Жертв расстреливали полицаи, которых было 6-7 человек, в том числе Марчик и Кожан. [9] Убийства были совершены в основном из полуавтоматических винтовок, специально выданных полицаям. После расстрела могилу засыпали жители Ковалевки, которые ее же и выкопали. Староста этого села Отто Гутберг (Otto Gutberg) принимал активное участие в расстреле. Одежду и белье жертв привезли в Установку и рассортировали. Добротную одежду отправили в Бобринец, а оставшуюся роздали полицаям и служащим районной управы. [10], [11]

     В 1920-1930 гг. в Израилевке обычным явлением были смешанные браки, что стало следствием освобождения всех сфер общественной и личной жизни из-под контроля религии и распространения коммунистической идеологии интернационализма. Среди погибших на фронте евреев-уроженцев Израилевки количество смешанных браков составило свыше 25%. [12] Дети от этих браков также подлежали уничтожению. Поэтому, расстреляв у с. Ковалевки "расово чистых" евреев, каратели получили приказ отправиться обратно в Израилевку, собрать там по списку детей-полукровок и доставить их к месту расстрела. У этих детей евреями были отцы, которые находились на фронте в рядах Красной армии, а матери - украинки. [13]

     В этот солнечный летний день 20-летний украинец Николай Давиборщ занимался обычным делом. Давиборщ работал в местном колхозе. Он привозил воду на своей телеге, запряженной парой лошадей. Этот день начался для Давиборща как обычно, он добрался с телегой до Израилевки с бочкой, заполненной водой. К нему подошли полицай Жилун и жандарм Вагнер (по другим данным Геринг) и приказали ему прибыть с телегой к зданию сельской администрации. В указанном месте, он увидел сцены горя и ужаса, которые будут преследовать его всю оставшуюся жизнь. [14]

     Матери с их детьми были доставлены к зданию местной управы. Староста Израилевки Отто Штульберг (Otto Stuhlberg) пытался убедить матерей, что дети должны быть доставлены в Устиновку и там зарегистрированы в районной администрации. Но никто этому не верил. Началось зверство. Детей вырывали из рук матерей и бросали в телегу. Полицаи и жандармы отгоняли женщин. Стоял истерический крик детей и матерей. Вскоре телега длиной три и шириной в один метр была заполнена плачущими детьми. Их было 19 в возрасте от четырех месяцев до 11-12 лет. Четверо из них были дети Надежды Ложкиной (Лошкиной), по трое - Нины Кигель, Харитины Ривкиной (Рывкиной), Дуси Флешлер, Клавдии Гуревич, двое - Татьяны Шулькиной, один ребенок - Ярины Фельдштейн. [15]

     Как только дети были загружены в телегу, Давиборщ, который молча сидел на передке телеги, получил приказ двигаться к оврагу возле Ковалевки. Детей сопровождали Жилун, сидевший в задней части телеги, и полицаи верхом на лошадях. Следуя указаниям охранников, Давиборщ остановил свою телегу в 5-6 метрах от ямы. Часть карателей находилась в охранении по периметру примерно в 50 м от ямы, другая часть находилась у ямы и непосредственно расстреливала людей. Ожидавшие жандармы и местные полицаи набросились на детей "как ястребы". Одни каратели хватали несчастных детей из телеги, убивали их прикладами или бросали живыми в яму, а другие стреляли в них на лету, как в стендовой стрельбе по летящим мишеням-тарелочкам. Вагнер таким приемом расстрелял из револьвера в полете самого маленького ребенка, которому было не более четырех месяцев. [16]

     Давиборщу было приказано убираться. 50 лет спустя после событий того страшного летнего дня 1942 г., он дрожал от воспоминаний. "Я боялся всех. Я сидел на телеге и думал, что меня расстреляют вместе с детьми". [17]

     Всего за время оккупации Израилевки, было уничтожено примерно 110 местных евреев, включая детей-полукровок. [18] В день расстрела у Ковалевки закончилась история еврейской земледельческой колонии Израилевка. Большинство мужчин Израилевки, призванные в ряды Красной армии, погибли на фронтах войны. Среди них были мужья несчастных украинок Кигель Аврум, Лошкин Зяма, Ривкин Шолом и Шулькин Арон. [19]

     Израилевка была освобождена 13 марта 1944 г. В этот же день в тяжелых боях вблизи Израилевки погибли смертью храбрых Герои Советского Союза М.И. Осипов и Е.И. Стерин. Примечательно, что один из этих погибших героев, 20-летний лейтенант-артиллерист Ефим Ильич Стерин, был евреем. Сразу же после освобождения Израилевки, стремясь избавится от еврейского названия, власти решили переименовать село. Местные жители предложили назвать его именем одного из погибших Героев Советского Союза. [20] Однако власти переименовали Израилевку, носившую имя Земли Израиля и ее народа [21], в село Березоватка по имени реки, на левом берегу которой расположено село.

     Спасаясь от расплаты за содеянное, многим преступникам удалось бежать с отступающей немецкой армией, а после окончания войны часть из них эмигрировала на Запад. Практически сразу после освобождения советские органы госбезопасности начали разыскивать тех, кто сотрудничал с немцами и был виновен в уничтожении мирных граждан Израилевки и других населенных пунктов Устиновского района. Вот некоторые из обнаруженных и привлеченных к ответственности преступников.

     Одно из первых сообщений в советской прессе о зверствах в Израилевке и в других селах Устиновского района появилось 8 августа 1944 г. В публикации рассказывалось о преступлениях совершенных полицаем Исаевым и о суде над ним. В августе 1941 г., вскоре после оккупации Устиновского района, он добровольно поступил на службу в полицию села Криничеватка, расположенного рядом с Израилевкой. Два с половиной года бесчинствовал этот палач вместе с немцами в деревнях Устиновского района. Исаев арестовал и расстреливал жителей Израилевки. За участие в расстрелах он получал вещи убитых: сапоги, брюки, рубашки, кофты, юбки, одеяла и пр. На суде Исаев рассказывал об издевательствах над жертвами. Так, семнадцатилетнюю еврейку Мусю Сахнину дважды подводили к яме и спрашивали: "Муся, хочешь жить? - она отвечала, - Хочу". Ее отводили в сторону, расстреливали других, и уже потом в третий раз ее расстреляли. Суд приговорил Исаева к смертной казни через повешение. [22]

     Еще один преступник Григорий Кожан родился в 1916 г. в Устиновке. Он принадлежал к такому типу людей, которые для обеспечения своего личного благополучия готовы прислуживать любой власти. Кожан служил верой и правдой поочередно гитлеровской Германии и Советскому Союзу. Он был призван Устиновским районным военкоматом в июле 1941 г. Будучи старшим сержантом и кандидатом в члены коммунистической партии, попал в плен. [23] Ему удалось "уйти" и вернуться в родное село. С ноября 1941 г. по март 1944 г., Кожан служил в Устиновской районной полиции. Сбежал вместе с отступающими оккупантами. При освобождении Румынии в 1944 г. он выдал себя за военнопленного, и был повторно мобилизован в ряды Красной армии. [24] 2 октября 1944 г. во время боя в районе населенного пункта Кумпиа-Турзиа (Румыния) Кожан ручными гранатами уничтожил пять солдат противника. За этот подвиг 13.11.1944 был награжден медалью "За отвагу". [25] 8 ноября1944 г., "действуя отважно и решительно, взял в плен семь неприятельских солдат". За это 24.11.1944 награжден второй медалью "За отвагу". [26] Однако награды не спасли ему жизнь. В 1946 г. Кожан был арестован, осужден и расстрелян. [27]

     Кожан был не одинок. Еще больший героизм в борьбе с немецко-фашисткими захватчиками проявил его молодой коллега Иван Илларионович Гайдук (1923-1985) - старший сержант Красной армии, полный кавалер ордена Славы. В 1952 г. лишен всех званий и наград в связи с осуждением за "измену родине". Гайдук родился в с. Устиновка Кирской области, украинец. Окончил начальную школу. В начале войны оказался на оккупированной территории. С апреля 1942 г. находился на службе в устиновской полиции, участвовал в карательных операциях против советских граждан, арестовывал и конвоировал их, нес охрану важных объектов. Во время наступления Красной армии ушел с немецкими войсками. В апреле 1944 г. Гайдук был призван на службу в Красную армию Вознесенским районным военкоматом Одесской области и направлен на фронт. После окончания войны Гайдук был демобилизован. Вернулся на родину. После обнаружения фактов его службы в немецкой полиции в годы оккупации он был арестован и 9 октября 1951 г. Военным трибуналом войск МГБ СССР по Кировоградской области приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. [28]

     Иван Жилун родился в 1921 г. в с. Марьяновка Бобринецкий района Кировоградской области. Находясь на фронте, попал в плен, бежал и вернулся пешком в Израилевку, работал в местном колхозе, а затем вступил в полицию. Во время службы в полиции Жулун участвовал во многих преступлениях против советских граждан. В марте 1947 г. он предстал перед военным трибуналом в Кировограде. Жилун признал, что играл активную роль в аресте "чистокровных" евреев и детей-полукровок Израилевки и конвоировании их к месту расстрела. Однако он настаивал, что не принимал участие в расстрелах. 5 июня 1947 г. Жилун был осужден по ст. 54 п. 1-б УК УССР к 25 годам заключения (смертная казнь была отменена в Советском Союзе в 1947-1950 гг.). Отбыв восемь лет заключения, он был освобожден по амнистии. После этого Жилун вернулся жить в Березоватку. [29], [30]

     Мефодий Марчик, полицай, ставший после А. Гибнера начальником Устиновской районной полиции, был в конце 1950-х гг. случайно опознан на улице одного из городов Украины. Доказательства против Марчика были более четкими, чем против Жилуна, в том числе подтверждающие прямое личное его участие в пытках и расстрелах евреев Израилевки. После детального расследования, Марчик в 1958 г. был осужден к высшей мере наказания - расстрелу. [31]

     Иван Петренко, 1903 г.р., уроженец Устиновки, в августе 1941 г. добровольно поступил на службу в устиновскую полицию и служил до марта 1944 г. Неоднократно принимал участие в арестах, конвоировании арестованных к месту уничтожения, в издевательствах над заключенными. Принимал участие в расстреле двух женщин-евреек Македонской и Бланк. Петренко лично арестовал невестку-еврейку и внука жителя района Вергуна. Немой дед, чтобы защитить внука, схватил нож и кинулся на Петренко. Тот пошел в полицию, взял винтовку и вернулся за мальчиком, в числе других этот мальчик и женщина были расстреляны. Петренко в составе карательного отряда выезжал на облаву партизан в Знаменский лес. 6 февраля 1951 г. он был осужден по ст. 54 п. 1-а УК УССР к высшей мере наказания. [32]

     Фридрих (Федор) Штромайер, глава (бургомистр) оккупированного Устиновского района, 1909 г.р., немец, уроженец села Воробьево Цебриковского района Одесской области. В октябре 1943 г. бежал в Польшу, добровольно вступил в немецкую армию, принял присягу на верность фашистской Германии и участвовал в боях против частей Красной армии. Арестован в г. Кострома. 8 апреля 1949 г. военным трибуналом войск МВД Ярославской области по ст. 58 п. 1 УК РСФСР был осужден на 25 лет лишения свободы. Определением военного трибунала Московского военного округа от 2 августа 1956 г. приговор Штромайера был изменен. Из приговора было исключено обвинение в карательной деятельности и его участие в расстрелах советских граждан из-за недоказанности. Мера наказания Штромайеру была снижена до 10 лет лишения свободы. [33]

     Советские спецорганы, нужно отдать им должное, на протяжении многих десятилетий на постоянной основе успешно вели розыск и разоблачение военных преступников, укрывшихся от справедливого возмездия не только внутри страны, но и за рубежом.

     Результаты одной из операций за рубежом были положены в основу статьи "Звери в людском обличье", опубликованной 28 апреля 1964 г. в популярной советской газете "Труд". Статья была посвящена осевшим в Австралии преступникам, ответственным за тягчайшие злодеяния, издевательства и расправы над советскими гражданами. Одним из них был Генрих Вагнер (Heinrich Wagner), проживавший в пригороде Аделаиды (Adelaide), в г. Килбурн (Kilburn), Гладстон-авеню, 54. Газета сообщала, что в июне 1942 г. он принимал активное участие в расстреле мирных жителей села Березоватка Устиновского района Кировоградской области. Каратели ворвались в село, арестовали 50 человек и тут же расстреляли их за околицей. Затем по приказанию начальства они собрали детей убитых и привезли их к месту казни родителей. Одни полицаи хватали детей с подводы и бросали в яму, а другие налету стреляли в них. Руководили "акцией" немцы Германии, и фольксдойче: гебитскомиссар Бобринецкого округа Гольцман, начальник жандармерии Устиновского района Кизельмайер, его заместитель Ромель, начальник жандармерии Бобринецкого района Гольф, комендант Устиновского района Зиберт. Вагнер бежал, как и другие преступники, спасаясь от народного гнева. Он спокойно жил за десятки тысяч километров от места преступления. [34]

     Следует отметить один важный момент - в упомянутой статье национальность погибших в Березоватке, так же как довоенное название села, не упоминаются. Тенденция сокрытия национальности жертв наметилась еще во время войны. Евреи как национальность не упоминались, а жертвы назывались "мирными советскими гражданами".

     Уже на следующий день после публикации посольство Австралии в Москве отправило в австралийское Министерство иностранных дел в Канберре (Canberra) перевод статьи известного советского журналиста В. Михайлова. Однако информация газеты тогда не была использована. В Австралии в те годы проводилась политика прощения и забвения прошлого, чтобы позволить перемещенным лицам начать новую жизнь. Непринятие мер по расследованию, позволило тогда Вагнеру избежать наказания. [35]

     Много лет спустя, в апреле-мае 1986 г., австралийская радиовещательная корпорация (Australian Broadcasting Commission's - ABC) в своей радиопрограмме "Информационный брифинг" (Background Briefing) транслировала ряд программ под названием "Нацисты в Австралии". Программы были созданы и велись Марком Ааронсом (Mark Aarons), журналистом-расследователем ABC, и Джоном Лофтусом (John Loftus), бывшим сотрудником Управления специальных расследований Министерства юстиции США. 22 апреля 1986 г. ABC показала по телевидению программу-расследование под названием "Не упоминайте войну" ("Don't Mention the War"). В программе делались выводы о том, что вскоре после Второй мировой войны (ВМВ), многие нацистские преступники нашли убежище в Австралии.
     Сразу после трансляции этой программы, парламент Нового Южного Уэльса (штат на юго-востоке Австралии), выразил свою глубокую озабоченность в связи с тем, что Государственный департамент США, МИД Великобритании и Австралийская служба безопасности и разведки выявили большое количество нацистских преступников, которые были сознательно приняты в Австралию и нашли там убежище.
     25 июня 1986 г. австралийское правительство поручило отставному крупному чиновнику Эндрю Мензису (Andrew Menzies) пересмотреть материалы, касающийся прибытия подозреваемых преступников в Австралию.
     28 ноября 1986 г. Мензис подготовил доклад, в котором сообщалось об очень существенных пробелах в выявлении военных преступников в первые послевоенные годы, в результате чего "вероятно, в Австралии находится значительное число лиц, совершивших серьезные военные преступления во время ВМВ". [36]

     Реакцией на этот доклад стало создание правительством Австралии в 1987 г. отдела специальных расследований (Special Investigation Unit - SIU). Задачей отдела являлось расследования деятельности проживавших в Австралии предполагаемых нацистских преступников и определение среди них лиц, которые должны предстать перед судом. Сложность работы SIU заключалась в том, что предполагаемые преступления в основном совершались за рубежом, в далекой Восточной Европе, десятилетиями ранее. Свидетели преступлений не говорили на языке следователей, и им приходилось иметь дело с совершенно незнакомой и сложной средой. Поэтому, кроме следователей, отдел имел своих собственных историков, переводчиков и других специалистов. [37] В декабре 1988 г. в Австралии парламентом был принят закон о военных преступлениях. [38]

     Одним из важнейших дел SIU сразу стало расследование преступлений совершенных Генрихом Вагнером.

     Фольксдойче Вагнер родился в 1922 г в немецкой колонии Шпрингфельд (Springfeld), расположенной примерно в 10 км северо-восточней Израилевки. Так же как Израилевка, эта немецкая колония перед войной входила в состав Устиновского района Кировоградской области. Советские власти, осуществлявшие в годы войны насильственное переселение советских немцев на восток страны, не сумели депортировать немецкое население правобережной Украины, в том числе немцев Шпрингфельда. В 1942 г. в колонии проживало 222 человека. [39] Среди жителей Шпрингфельда были и немцы-колонисты, переселившиеся из Израилевки, где они были поселены среди евреев в середине XIX века для примера хозяйствования. [40]

     Оккупационные власти активно использовали фольксдойче в своей деятельности. Значительное их число было завербовано в германские административные структуры, в том числе жандармерию и местную полицию. Фольксдойче являлись связующим звеном между германскими оккупационными властями и местным населением. Они внесли заметный вклад в повышение эффективности карательных органов оккупационной власти, которые, в дополнение к многим другим задачам, принимали участие в убийстве евреев. [41]

     Как этнический немец Вагнер имел более высокий статус, чем полицаи-украинцы. Поэтому он был зачислен в жандармерию, где благодаря знаниям немецкого и украинского языков служил переводчиком. [42]

     Накануне отступления германских войск под ударами Красной армии из Устиновского района, Вагнер был включен в состав 38 стрелкового (Schutzen) полка. Он воевал на территории Советского Союза и восточноевропейских стран. После окончания войны он попал в лагерь для перемещенных лиц Фаллингбостель (Fallingbostel) в Нижней Саксонии. В лагере Вагнер изменил свое имя и фамилию на Андрей Войтенко, что позволило ему скрыть свое прошлое и впоследствии эмигрировать в Австралию. 21 февраля 1950 г. Вагнер приехал в Австралию с женой и сыном. Через семь лет после прибытия, он получил австралийское гражданство, а спустя несколько месяцев вернул себе свои настоящие имя и фамилию - Генрих Вагнер. [43]

     Советская сторона передала отделу SIU документы Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, составленные сразу после освобождения Устиновского района, а также документы уголовных дел советских судов над лицами, обвинявшимися в совершении военных преступлений на оккупированной территории района. [44]

     23 декабря 1989 г. представители SIU допросили по делу Вагнера на территории Украины основного выжившего свидетеля Ивана Жилуна. Он подтвердил свои прежние показания, данные в 1947 г. советским спецорганам. Он знал жандарма Вагнера еще до акции и неоднократно видел его в Устиновке. Жилун подробно описал участие Вагнера в убийстве евреев и детей-полукровок Израилевки. В 1991 г. австралийские следователи еще раз прибыли в Украину и снова допросили Жилуна. Он провел их через деревню Березоватка, указывая места, откуда брали детей-полукровок, а затем показал им место расстрела евреев. [45]

     В июне 1991 г. группа судебно-медицинских экспертов SIU провела эксгумацию массового захоронения вблизи Ковалевки. В верхней части могилы были обнаружены останки 19 детей в возрасте до 11 лет. Было установлено, что их смерть была насильственного происхождения. Семь детей были расстреляны в голову, а остальные были с переломом черепа, вызванным ударом грубым предметом, таким как приклад. Далее, после снятия 20-30 см слоя земли были обнаружены останки расстрелянных в основном взрослых людей. По австралийский оценкам, там были захоронены более 100 тел. Взрослые были эксгумированы лишь частично, только для получения образцов. Работа продолжалась три недели. Кости детей были возвращены в могилу, и еще некоторое время могила оставалась открытой. Жители села Березоватка приходили к ней, чтобы увидеть эту ужасающую картину и почтить память невинно погибших граждан. [46], [47], [48], [49]

     На основании собранных сведений SIU 11 июля 1991 г. пенсионер Вагнер был допрошен полицией, а в его тихом доме с участком земли на окраине г. Аделаиды, где он незаметно и комфортно жил с женой, произведен обыск. В своих показаниях, которые было сняты на видео, а затем были признаны в качестве доказательства, Вагнер сообщил, что большая часть информации, изложенной им в иммиграционных документах была ложной. [50], [51]

     5 сентября 1991 г. 69 летний Генрих Вагнер был арестован австралийской полицией и обвинен в г. Аделаида по трем пунктам: в непосредственном и сознательном участии в расстреле более 100 евреев Устиновского района Кировоградской области, включая евреев села Израилевки; в убийстве не менее 19 детей-полукровок того же села и в убийстве рабочего-железнодорожника. [52]

     Вагнер был одним из трех граждан Австралии, против которых было возбуждено уголовное дело по обвинению в совершении военных преступлений в годы ВМВ. [53] После нескольких лет сложной следственной работы в Австралии и за рубежом, в июне 1992 г. в магистратском суде Аделаиды начался суд первой инстанции по делу Вагнера, продолжавшийся в течение многих месяцев. [54] Этот суд должен был определить, существует ли достаточно доказательств, чтобы представить дело Вагнера суду второй инстанции.

     В судебном процессе участвовало 37 свидетелей, из которых 27 прибыли из Украины, США, Великобритании, Германии, Австрии, Франции и России. [55] Историк SIU Мартин Дин (Martin Dean) представил суду свое письменное свидетельство по делу Вагнера, основанное на базе полученных советских документов. Ключевым свидетелем в процессе был Жилун. Он последовательно утверждал, что видел, как Вагнер принимал участие в расстреле евреев и детей-полукровок. В его свидетельствах имелись некоторые несоответствия в описании типа огнестрельного оружия, используемого Вагнером, и некоторых событий, связанных с акцией в Израилевке. Но основные элементы его свидетельствования остались достаточно убедительными, несмотря на то, что со времени происшедших событий прошло 50 лет. Жилун был жестким и непоколебимым. Прокуроры и адвокаты считали, что он вполне может впечатлить присяжных в австралийском суде второй инстанции. Еще один важный свидетель Давиборщ по состоянию здоровья прибыть на суд в Австралию не смог. Он был допрошен в сентябре 1992 г. в Березоватке с участием защитников Вагнера. [56]

     Директора двух немецких архивов дали показания 17 августа и 21 сентября. Было заслушаны восемь австралийских свидетелей, в том числе профессор Ричард Райт (Richard Wright) и его жена и помощник Соня (Sonia Wright). Райты рассказали о результатах эксгумации массового захоронения жертв военных преступлений в районе с. Ковалевка. [57] В суде была показана видеосъемка процесса эксгумации братской могилы возле Ковалевки, где, наряду с черепами и другими фрагментами останков, видны ржавые пули и патроны. [58]

     Исторические свидетельства по вопросам Холокоста давали эксперты: профессор Конрад Квиет (Konrad Kwiet), главный исторический консультант SIU, [59] и американский исследователь Холокоста профессор Кристофер Браунинг (Christopher Browning). Последний впервые в истории Австралии, по согласованию с защитой, давал свои показания по спутниковой связи между Австралией и США. Задачей экспертов являлось предоставление исторической справочной информации, которая позволяла суду оценивать показания и выступления участников процесса. [60]

     Свидетелем по третьему пункту преступлений проходил украинский художник Николай Данилович Великий, 1923 г. рождения. Маленький Коля очень любил рисовать. Окончив семь классов в с. Селиваново Устиновского района, он поехал учиться в Одессу на художника в училище при заводе Октябрьской революции. Но закончить его не удалось. Началась война. Талант художника пригодился Великому для подтверждения показаний в судебном деле над жандармом Генрихом Вагнером. Художник летом 1943 г. в 4 км от Устиновки был свидетелем еще одного преступления Вагнера. Он преследовал убегавшего от жандармов и полицаев железнодорожника Ивана Васильевич Рудика, а затем расстрелял его. Великий опознал Вагнера в зале суда. Магистратский судья Аделаиды принял в качестве доказательства рисунки художника. В суде присутствовала и жена убитого железнодорожника. Она в слезах свидетельствовала о казни ее мужа. [61], [62]

     Вагнер и его защита пытались различными способами отвергнуть обвинения, однако эти попытки не были успешными. 20 ноября 1992 г. суд первой инстанции пришел к выводу о виновности Генриха Вагнера по всем трем пунктам обвинения. В связи с этим, дело было передано в Верховный суд Южной Австралии для рассмотрения на январской 1993 г. сессии. [63]

     11 января 1993 г. процесс по делу Вагнера открылся в Верховном суде Южной Австралии. Адвокаты Вагнера потребовали приостановки судебного процесса. Они привели в качестве основания своего требования тот факт, что прошло слишком много времени с тех пор, когда якобы были совершены преступления, а поэтому для организации надлежащей защиты требуется дополнительное время. [64] Суд удовлетворил требование адвокатов Вагнера. Начало судебного процесса было перенесено на 3 августа 1993 г., но и тогда он не состоялся из-за различных ухищрений адвокатов Вагнера, направленных на затяжку дела. [65]

     Наконец в конце 1993 г. у Вагнера случился сердечный приступ. Врачи дали заключение, что по состоянию здоровья он стал непригоден для предания суду, и перспективы восстановления его здоровья были "удаленными". В связи с этим, генеральный прокурор Майкл Розенес (Michael Rozenes) отказался от иска к Вагнеру, хотя мог просто отложить суд. В дальнейшем никто не следил за состоянием его здоровья. В декабре 1999 г., сотрудники американской общественно-политической передачи 20/20 телеканала ABC посетили дом Вагнера в Аделаиде и сделали видеосъемку, заставшую его в относительно неплохом состоянии. Он работал в своем саду и переносил в мешках купленные продукты из своего автомобиля. Тем не менее никаких действий против Вагнера предпринято не было. Вагнер умер в ноябре 2000 г., через семь лет после прекращения процесса. В мире есть множество людей, которые отбывают наказание в тюрьмах, несмотря на проблемы со здоровьем, но Вагнеру удалось избежать этого. [66] Добиться справедливости в этом случае не удалось.

     В результате расследований по делу Вагнера, проведенных в Украине и в Австралии, были выявлены факты участия в военных преступлениях в Израилевке и других фольксдойче Устиновского района. В частности, в этих преступлениях принимал участие сослуживец Вагнера по устиновской жандармерии Эрнст Геринг (Ernst Hering). Было установлено, что он был жив и находился в Германии. Информация о нем была передана бюро по судебному преследованию нацистских военных преступников земли Северный Рейн-Вестфалия в Дортмунде (Германия). Информация была дополнена в результате визита прокурора Дортмунда Клауса Шахта (Klaus Schacht) Украины, где вместе с украинскими коллегами он нашел солидные документальные доказательства, включая свидетельства очевидцев, виновности Э. Геринга. [67]

     Эрнст Геринг был найден и в мае 1995 г. арестован в своем доме в Леверкузене, в земле Северный Рейн-Вестфалия. [68] Позже он был освобожден в ожидании суда. [69] Эрнст Геринг родился и вырос в Израилевке. Он утверждал, что дружил с местными еврейскими детьми и даже посещал некоторое время еврейскую школу, которая перед войной была преобразована советской властью в украинскую. После оккупации Устиновского района колхозник Геринг поступил по собственной воле на службу в жандармерию. Для Эрнста Геринга прагматические соображения были решающими для этого. В отличие от службы в немецкой армии, служба в жандармерии позволила ему остаться в тылу, в его родном районе. Кроме того, служба в жандармерии была менее тяжелой и более высокооплачиваемой, чем его прежняя работа в колхозе. Антисемитизм не являлся мотивом для его сотрудничества с оккупантами. В период между мировыми войнами этнические отношения в Израилевке не были открыто враждебными. Примерно половина жителей села были евреи, остальные украинцы и немцы. Поступив на службу в жандармерию, Геринг переехал из Израилевки в районный центр Устиновку. В Израилевку возвращался лишь изредка, чтобы навестить свою семью. [70], [71]

     3 декабря 1997 г. в Кельне открылся процесс над 75-летним Эрнстом Герингом. Он предстал перед судом по делам несовершеннолетних, потому что на момент совершения предполагаемого преступления ему не было 21 года, и в соответствии с законодательством Германии он считался несовершеннолетним. Геринг обвинялся в том, что принимал участие в облаве евреев в с. Израилевка, их аресте, доставке к месту казни и охране этого места. Хотя он не обвинялся напрямую в убийстве, обвинение утверждало, что он знал, что целью действий, в которых он принимал участие, являлось убийство евреев. Геринг утверждал, что он с трудом помнит события. Однако в начале судебного разбирательства он признал свое участие в облаве в Израилевке, но тогда он якобы считал, что евреев отлавливают для отправки на принудительные работы. Он только потом узнал, что с ними случилось. [72]

     Суд по делам несовершеннолетних в Кельне признал Эрнста Геринга виновным в пособничестве убийству евреев Израилевки и осудил его на 20 месяцев условно. [73] Суд заявил, что приговор учитывал признание Геринга в ходе судебного процесса, а также его относительную молодость на момент совершения преступления. [74]

     Судебные процессы не закончились серьезным наказанием Г. Вагнера и Э. Геринга, однако в их ходе удалось узнать правду о происходившем. Процессы широко освещались в международных средствах массовой информации. Трагедия евреев Израилевки стала известна мировой общественности. Случай в Израилевке представляет собой одно из самых страшных военных преступлений, совершенных в годы ВМВ на территории Украины. Особенностью этой трагедии является то, что, после расстрела "расово чистых" евреев, палачи вернулись в Израилевку, отобрали у матерей детей-полукровок, доставили их к месту расстрела евреев и там же уничтожили. Проведенное Австралийским SIU тщательное расследование, в том числе эксгумация братской могилы, позволило получить вещественные доказательства Холокоста. Отрицатели Холокоста могут оспаривать смысл текстов исторических документов и воспоминаний, но опровергнуть вещественные доказательства невозможно.

     Литература:

1. Пасик Я. История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/index.htm
2. Пасик Я. Еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/colony_kherson.htm
3. Пасик Я. Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/colony_holocaust.htm
4. Кузьменко Е.И. Воспоминания старожила Березоватки // Архив автора.
5. Олійник В. Новий порядок на Устинівщині: серпень 1941-березень 1944 // Газета "Трудівник Устинівщины". 14 березня 1998.
6. Пасик Я. Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма.
7. Государственный архив Кировоградской области (ГАКО). Ф.Р.-6656, оп. 2, д. 1, л. 72-73.
8. Олійник В. Новий порядок на Устинівщині : серпень 1941-березень 1944.
9. Там же.
10. ГАКО. Ф.Р.-6656, оп. 2, д. 1, л. 146.
11. David Fraser. Daviborshch's Cart:. Narrating the Holocaust in Australian War Crimes Trials. University of Nebraska Press. 2010, p. 226.
12. Пасик Я. Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/front-1.htm
13. David Fraser. Daviborshch's Cart:. Narrating the Holocaust in Australian War Crimes Trials. P. 203.
14. Там же, p. 2.
15. Там же.
16. Там же, pр. 2-3.
17. Там же, p. 3.
18. Пасик Я. Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма.
19. Обобщенный банк данных (ОБД "Мемориал").
20. Блажей А.К. В армейском штабе. М.: Военное издательство, 1967. // Электронный ресурс: http://militera.lib.ru/memo/russian/blazhey_ak/01.html
21. Пасик Я. О названиях еврейских земледельческих колоний Юга Украины // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/colony_names.htm
22. Кузнецов Л. Предатели не уйдут от возмездия // Красная Мордовия. №114(6318). 8 августа 1944 г.
23. Кожан Григорий Кириллович. ОБД "Мемориал".
24. Irina Makhalova. Journal of slavic military studies. 2019, Vol. 32, No. 2, 280–288.
25. Кожан Григорий Кириллович. Сайт "Память народа". 13.11.1944 медаль "За отвагу".
26. Кожан Григорий Кириллович. Сайт "Память народа". 24.11.1944 медаль "За отвагу".
27. Aftermath of the Holocaust and Genocides. Cambridge Scholars Publishing; 1st edition (May 1, 2020), p. 41.
28. Гайдук, Иван Илларионович // Сайт "Герои страны".
29. Joachim Tauber. Kollaboration in Nordosteuropa. Erscheinungsformen und Deutungen im 20. Jahrhundert. Harrassowitz Verlag, Wiesbaden 2007, p. 428.
30. David Fraser. Daviborshch's Cart:. Narrating the Holocaust in Australian War Crimes Trials. University of Nebraska Press. 2010, pp. 204, 210, 219.
31. Joachim Tauber. Kollaboration in Nordosteuropa. Erscheinungsformen und Deutungen im 20. Jahrhundert. Harrassowitz Verlag, Wiesbaden 2007, p. 428.
32. Олійник В. Новий порядок на Устинівщині : серпень 1941-березень 1944.
33. Там же.
34. Михайлов В. Звери в людском обличье // Труд. 1964. 28 апр. (№100). С.3.
35. John Nader. A taste of history: the Heinrich Wagner story // Introduction to International Humanitarian Law & IHL Mott in Asia-Pacific Region. Hong Kong. 2012, p. 89 // Электронный ресурс: https://www.redcross.org.hk/rcmovement/IHL_moot.pdf
36. Там же, pр. 89-90.
37. David Chuter. War Crimes: Confronting Atrocity in the Modern World. Lynne Rienner Publishers, 2003, p. 131.
38. Third Australian to Be Charged with War Crimes Pleads Not Guilty // JTA. October 13, 1993.
39. Немцы России // Электронный ресурс: http://rusdeutsch-panorama.ru/article.php?mode=view&site_id=34&own_menu_id=26790
40. Пасик Я. История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма.
41. The Shoah in Ukraine: history, testimony, memorialization By Ray Brandon, Wendy Lower, pр. 250.
42. John Nader. A taste of history: the Heinrich Wagner story, p. 92.
43. Там же.
44. David Fraser. Daviborshch's Cart:. Narrating the Holocaust in Australian War Crimes Trials. University of Nebraska Press. 2010, pp. 205-206.
45. Там же.
46. Soviet Ethnic Germans and the Holocaust in Reich Commissariat Ukraine, 1941-1944. Martin Dean, p. 249.
47. War Crimes: Calling Australia Home // Электронный ресурс: http://www.abc.net.au/4corners/stories/s104149.htm
48. Tales of atrocity from the grave. Richard Wright. May 17, 2006 // Электронный ресурс: https://srebrenicamassacre1995.wordpress.com/tag/serniki-unearthing-the-holocaust
49. Lawrence Raful. The Nuremberg Trials: International Criminal Law Since 1945 // Die Nurnberger, p. 229-230.
50. John Nader. A taste of history: the Heinrich Wagner story, p. 91.
51. War Crimes: Calling Australia Home // Электронный ресурс: http://www.abc.net.au/4corners/stories/s104149.htm
52. John Nader. A taste of history: the Heinrich Wagner story, p. 91.
53. Changes in Australian Judicial Act Could Complicate War Crimes Trial // JTA, April 24, 1992.
54. Nuremberg Forty Years Later: The Struggle against Injustice in Our Time, p. 206.
55. Nuremberg Forty Years Later: The Struggle against Injustice in Our Time By Irwin Cotler, p. 206.
56. David Fraser. Daviborshch's Cart:. Narrating the Holocaust in Australian War Crimes Trials, p. 206, 212, 236.
57. John Nader. A taste of history: the Heinrich Wagner story, p. 91.
58. Aussie to be tried for 1942 killings // New Straits Times. Aug 11, 1992.
59. John Nader. A taste of history: the Heinrich Wagner story, p. 91.
60. Nuremberg Forty Years Later: The Struggle against Injustice in Our Time By Irwin Cotler, p. 206.
61. Видатні земляки. Музей Історії Устинівського району // Электронный ресурс: http://muzeum-ust.klasna.com/uk/site/seminars.html
62. Australian Judge Accepts Sketches As Evidence Against Alleged Nazi // JTA September 18, 1992.
63. Introduction to international humanitarian Law & Ihl moot in Aia ..., p. 92.
64. Australian war crimes trial opens and then gets postponed // Jewish Telegraphic Agency. 01-13-1993.
65. Introduction to international humanitarian Law & Ihl moot in Aia ..., p. 92.
66. Nazis Find an Aussie Sanctuary // Los Angeles Times. January 10, 2001.
67. Notebook. The Ausralia/Israel Review, 12 March - 9 April 1998 // Электронный ресурс: http://www.aijac.org.au/review/1998/233/notebk233.html
68. Schauprozess gegen Ernst Hering, 75 // Reuter, Bonn, 27.11.97 // Электронный ресурс: http://www.vho.org/News/D/News1_98.html#Schauproze?
69. Trial of suspected war criminal hinges on Ukrainian’s testimony. By Mcohen. December 4, 1997 // Электронный ресурс: http://www.jta.org/1997/12/04/life-religion/features/trial-of-suspected-war-criminal-hinges-on-ukrainians-testimony
70. The Shoah in Ukraine: history, testimony, memorialization By Ray Brandon, Wendy Lower, p. 249.
71. Joachim Tauber (Hg.): Kollaboration in Nordosteuropa. Erscheinungsformen und Deutungen im 20. Jahrhundert. Harrassowitz Verlag, Wiesbaden 2007. p. 431.
72. Trial of suspected war criminal hinges on Ukrainian’s testimony. By Mcohen.
73. Joachim Tauber (Hg.) Kollaboration in Nordosteuropa. Erscheinungsformen und Deutungen im 20.
74. German Court Orders Probation for Convicted Former Nazi Guard // JTA. December 24, 1997.

Впервые опубликовано 14-08-2015    

Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:    y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005