Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма
Версия от 01.01.2015 страницы http://www.evkol.nm.ru/y_pasik-trotsky.htm/


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины
 
·  
Колонии Херсонской губернии
 
·  
Колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских колоний
 
·  
Частновладельческие еврейские колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колонии
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
История отдельных колоний
 
·  
Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Уроженцы еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Яков Пасик        

Бронштейны, Громоклей, Яновка

     В настоящее время есть немало документальных свидетельств о жизни и деятельности одной из самых популярных личностей последнего времени Льва Давидовича Троцкого, при рождении Лейбы Давидовича Бронштейна. Он написал знаменитую автобиографию "Моя жизнь", о нем написаны сотни книги и статей. Однако, несмотря на это, в жизни Троцкого и его родственников по восходящей отцовской линии остается много белых пятен.

     В 1850-е гг. российское правительство продолжило начатую в начале века политику переселения евреев в Новороссийский край и привлечения их к земледелию. Евреи-переселенцы пользовались большими льготами. Они освобождались на 10 лет от "платежа податей и натуральных повинностей". Им прощались все налоговые задолженности. Кроме этого, евреи-земледельцы освобождались от рекрутской повинности в течение 25 лет. На каждую семью выдавалась ссуда (с рассрочкой на 10 лет, без процентов) по 100 рублей для постройки дома и по 75 рублей на приобретение скота, продовольствия, покупку сельскохозяйственных орудий и семян. Эти средства шли не из государственного бюджета, а брались из "коробчатого сбора", собираемого самими евреями. Эти основные льготы и условия были очередной раз подтверждены 19 августа 1852 законом "О мерах облегчения евреям способов к переходу в земледельческое состояние" [1].
     Несмотря на большие льготы, евреи отнеслись к новому закону 1852 г. довольно равнодушно: он не привлек много желающих. Основной причиной такого отношения являлось нежелание оставить привычные места жительства и занятия. Так, после ознакомления еврейского общества с новым законом, в Полтавской губернии изъявило желание переселиться всего 25 семей. Положение не улучшилось и в последующие годы. [2]
     Среди немногих еврейских семей, пожелавших стать земледельцами, оказалась семья Лейбы Бронштейна, деда знаменитого революционера Л.Д. Троцкого, которая оставила "еврейское местечко в Полтавской губернии, чтоб искать счастья на вольных степях Юга". [3]

Карта      К 1856 г. на Юге России, в Херсонской и Екатеринославской губерниях, было создано 35 еврейских земледельческих колоний с населением 25693 человек. [4] Кроме того, к концу десятилетия было построено еще четыре колонии. Лейба Бронштейн с семьей был направлен колониальным управлением в одну из них. Эта колония находилась в Бобринецком (с 1865 г. Елисаветградском) уезде Херсонской губернии и получила название Громоклей. Название колонии можно считать географической ошибкой. Колония располагалась при балке Липинка, правом притоке реки Ингул. Однако она унаследовала название более удаленной и менее значительной реки Громоклей. Колония стояла в степной глуши, вдали от больших дорог, городов и людных селений - 75 верст до уездного города Елисаветграда и 40 верст до ближайшей железнодорожной станции Новый Буг, построенной в 1870-х гг.

     Колония была основана в 1857 г. 16 семьями евреев-переселенцев на 547 десятинах [5]. Семья Бронштейнов была среди первых семей, поселившихся в новой колонии. Прямых указаний на этот факт нет, однако Троцкий пишет о том, что его отец Давид 1847 г. рождения прибыл в Громоклею мальчиком. [6] Это позволяет утверждать, что семья Бронштейнов поселилась в Громоклее в 1857-1858 гг.

     Первые десятилетия жизни евреев в новой колонии были очень тяжелые. Основной причиной трудностей было отсутствие знаний и опыта крестьянского труда. Для решения этой проблемы императором Николаем I еще в 1847 г. были утверждены "Дополнительные правила о поселении евреев на казенных землях и о управлении колониями". Было признано необходимым привлекать в еврейские колонии различными льготами образцовых немецких колонистов для примера хозяйствования. Ставилась задача о поселении одной немецкой семьи на 10 еврейских дворов в каждую еврейскую колонию. [7] С одной стороны, евреи попадали под надзор немцев-колонистов, но с другой - в результате совместного проживания евреи получали возможность перенять немецкий опыт хозяйствования на земле.

     Допущенные к водворению в еврейские колонии немцы наделялись в ней усадебным местом и участком 40 десятин земли. В Громоклее, как и в других еврейских колониях, немцев селили в некотором удалении от евреев. Колония располагалась вдоль балки. Немцы построили небольшой ряд домов западнее балки, восточнее же балки находилась еврейская улица, по обе стороны которой стояли дома евреев-колонистов.

     Наличие первоначального капитала, знания и навыки крестьянского труда, трудолюбие, бережливость, аккуратность, трезвость, позволили немцам-колонистам относительно быстро встать на ноги. С детства Троцкий знал о существовании особой группы немцев-колонистов. "Среди них были прямо богачи. Семейный уклад у них жестче, сыновья редко посылались в город, девушки обычно работали в поле. В то же время дома у них были из кирпича, под зеленой и красной железной крышей, лошади породистые, сбруя исправная, рессорные повозки так и назывались немецкими фургонами". [8] Немецкие колонисты использовали передовые по тем временам методами обработки, посева полей, уборки хлеба, выращивания скота и применяли прогрессивные земледельческие орудия. Несомненно, что соседство с немцами в Громоклее и сношения с ними по хозяйственным делам принесло определенную пользу Бронштейнам и другим евреям-колонистам.

     Положение колонии стало меняться в лучшую сторону через несколько десятилетий после основании колонии, когда произошла смена поколений и хозяевами стали земледельцы, рожденные и выросшие в колонии. К концу века колония Громоклей была в числе лучших еврейских колоний. Вот только несколько важных показателей. В конце XIX века в колонии Громоклей на двор приходилось 5,86 голов лошадей [9], тогда как на двор государственных крестьян - 1,52, бывших помещичьих крестьян - 0,91 голов. [10] Размер посевов на двор в Громоклее равнялся 21,2 десятин [11], а на одно земледельческое хозяйство Елисавеградского уезда - 10 десятин [12]. В 1896 г. в Громоклее было 334 жителя (48 дворов), из них 4 двора (соответствовало норме) немцев колонистов. Работали еврейский молитвенный дом, хедер, казенная конно-почтовая станция, лавка и баня. [13] Высокие показатели хозяйственного положения колонии, вероятно, в немалой степени обеспечивались процветающей семьей Бронштейнов.

     О Громоклее Троцкий в своей автобиографии оставил только несколько очень коротких воспоминаний, и все они негативные:
     Метрическая книга велась в колонии Громоклей не очень исправно. Многое записывалось задним числом. [14];
     В еврейской части колонии - "разоренные избушки, ободранные крыши, жалкий скот" [15];
     На выезде из колонии "живет высокий, черный, худой еврей, слывущий конокрадом и вообще мастером темных дел. У него дочь. О ней тоже говорят нехорошо", она отбивала мужа у соседки. Через некоторое время "толпа с криками, воплями, плевками волокла молодую женщину, дочь конокрада, по улице. Эта библейская сцена запомнилась навсегда... Отец ее к этому времени был по постановлению колонистов выслан в Сибирь как вредный член общества". [16]

     В Громоклее в 1886 г. маленький Лейба Бронштейн, впоследствии блестяще образованный Троцкий, приступил к освоению азов грамотности. Начальному обучению Троцкий посвящает только несколько строк [17], но они позволяют сделать важные выводы. Вначале он сообщает, что условия учебы обговаривала его мать: "за столько-то рублей и столько-то пудов муки учитель обязывался в своей школе, в колонии, учить меня русскому языку, арифметике и библии на древнееврейском языке. [18]. Здесь и далее интернационалист Троцкий избегает называть школу и учителя еврейскими терминами хедер и меламед. Поставив на первое место русский язык, а не библейский иврит (древнееврейский язык), он целенаправленно искажает приоритет обучения. Освоение древнееврейского языка и приобщение к священным книгам иудейской веры являлись важнейшей задачей хедера.

     Воспоминания Троцкого дают основания считать, что хедер, который он описывает, не был традиционным, во-первых, там изучался русский язык ("... я списывал впервые буквы русской азбуки..."), во-вторых, кроме мальчиков, там учились девочки ("Однажды во время занятий... Мальчики и девочки смеялись. Один учитель был невесел"). [19] Такие хедеры назывались "образцовыми". В Российской империи эти хедеры стали возникать только в конце XIX века. "Общество распространения просвещения между евреями в России" стало устраивать и субсидировать образцовые хедеры с 1902 г. [20] Если описание Троцкого учебного заведения верно, то задолго до появления образцовых хедеров в России, хедер нового типа уже работал в еврейской земледельческой колонии Громоклей. С другой стороны, возможно, автор выдает громоклеевский хедер за таковой, каким он в реальности не являлся.

Памятник      С колонией Громоклей семья Бронштейнов, так или иначе, была связана более 60 лет.
     Здесь жили родственники Троцкого по линии отца.
     Здесь прошло первое десятилетие семейной жизни Давида Бронштейна и его жены Анны (Аннеты), урожденной Животовской. Здесь родились их первые выживших дети: Александр 1870 г.р. и Елизавета 1875 г. р.
     Даже после отъезда из колонии в 1879 г., Бронштейны, в том числе Л.Д. Троцкий, в соответствии с действующим до 1917 г. законодательством, числились колонистами-земледельцами и были прописаны к Обществу колонии Громоклей.
     После того, как Бронштейны покинули колонию, они приезжали туда к родственникам и в синагогу. [21]
     На еврейском кладбище (примерно 500 м юго-восточнее колонии) похоронены родственники Бронштейнов и мать Троцкого. Надпись на ее надгробном памятнике, [22] чудом сохранившемся в сталинские годы жестокой кровавой борьбы с Троцким и троцкизмом, а также в годы нацистской оккупации, содержит важную информацию. Вначале на древнееврейском языке (библейском иврите) написано: "Тут похоронена мудрая и добрая женщина Анет-Рахель дочь Иегуды-Лейбы Бронштейн, скончалась 16 Тевета 5672 г. Да будет душа ее завязана в узле жизни". Далее по-русски: "Бронштейн Анна Леонтьевна сконч. 6 января 1912 г. На вечную память пожертвовано 1000 р. в пользу Общества". Очевидно, что эту немалую сумму в память об усопшей в соответствии с еврейской традицией пожертвовал Обществу колонии Громоклей муж умершей Давид Бронштейн.

     В Громоклее семье Бронштейнов сопутствовала удача. Они обладали определенным достатком, иначе слишком неожиданным и необъясненным становится выход замуж относительно образованной мещанки Аннеты Животовской за колониста и ее переезд из губернского города в глубокую степную глушь. Ее муж Давид Леонтьевич (русифицированный вариант еврейского отчества Лейбович) "успел собрать кое-какие средства, которые в ближайшие годы дали ему возможность" купить землю. [23] Действующие законы позволяли евреям до 1882 г. приобретать землю в шести губерниях "черты оседлости", в том числе в Херсонской губернии. Как Давиду Леонтьевичу удалось собрать немалую сумму (средняя продажная цена в 1870-1880 гг. в Елисаветградском уезде равнялась 42 рублям [24]) - остается загадкой. Троцкий пишет об этом очень коротко: "Неутомимым, жестоким, беспощадным к себе и к другим трудом первоначального накопления отец мой поднимался вверх."

Земля      Давид Бронштейн купил землю у помещика Яновского. О Яновских Троцкий пишет следующее: "Старик Яновский вышел в полковники из рядовых, попал к начальству в милость при Александре II и получил на выбор 500 десятин в еще не заселенных степях Херсонской губернии. Он построил в степи землянку, крытую соломой, и такие же незамысловатые надворные строения. С хозяйством у него, однако, не пошло. После смерти полковника семья его поселилась в Полтаве. Отец купил у Яновского свыше 100 десятин" [25] В этой информации есть определенные неточности. Архивные документы свидетельствуют, что земля досталась Яновскому задолго до царствования Александра II. В фонде Херсонской губернской чертежной имеется геометрический специальный план "всемилостивейшее пожалованной земли из казенной пустоши Белой" Херсонской губернии Ольвиопольского уезда, в 1828 г. вошедшего в состав Бобринецкого уезда. В плане указано, что земля "отмежевана во владение дворянина Федора Лукича Яновского. Межевание учинено в июле 1829 г." [26] На плане генерального межевания Ольвиопольского уезда 1828 г. показан участок Ф.Л. Яновского, лежащий по левую сторону балки (речки) Столбовой, и названый его именем хутор Яновский, ставший впоследствии деревней Яновкой. Участок Яновского представлял собой прямоугольник размером 4,3 х 1,0 версту (примерно 430 десятин), вытянутый от балки Столбовой на восток. [27] От хутора до будущей колонии Громоклей было примерно 4 версты.

     Площадь купленной Давидом Бронштейном земли составляла 109 десятин. [28] Мелкой принято было считать собственность до 100 десятин, средней - 100-1000 десятин, крупной - свыше 1000 десятин. [29] На основании этого деления простой еврей-колонист Бронштейн сразу после покупки вошел в разряд землевладельцев средней руки, хотя от мелкого землевладельца его отделяли всего 9 десятин. В будущем, даже с учетом арендованной земли, Бронштейн не выходил за рамки землевладельца средней руки, более того он находился в нижней части этой группы землевладельцев.

     Летом 1879 г. семья Давида Бронштейна переехала из еврейской земледельческой колонии Громоклей в небольшое имение, находящееся вблизи (менее одной версты южнее) деревни Яновки. [30] Семья поселилась в "том самом земляном домике, который был построен" Яновским. "В большие дожди низкие потолки протекали... Комнаты были маленькие, окна подслеповатые, в двух спальнях и детской полы были глиняные и плодили блох. В столовой настлали дощатый пол, и раз в неделю натирали его желтым песком. А в главной комнате, шагов восемь длиною, которая торжественно называлась залом, пол был крашеный". Новый хозяин долго не ставил себе новый каменный дом. Все внимание и средства Д. Бронштейн направлял на развитие хозяйства.

     Через несколько месяцев после переселения, 26 октября (7 ноября по н. ст.) 1879 г., у них родился мальчик. В соответствии с еврейской традицией мальчика, родившегося после смерти деда Лейбы, назвали его именем. В земляном доме в 1881 г. у Давида и Анны родился последний выживший ребенок - дочь Ольга. В этом доме Лев почти безвыездно прожил первые девять лет своей жизни. В течение следующих семи лет он ежегодно приезжал сюда из Одессы и Николаева на каникулы. После первого возвращения из города, дом отца-землевладельца показался ему "ужасно маленьким". Почти до 18 лет Лев был "тесно связан с Яновкой и с тем, что ее окружало". Яновка дала ему знания деревенского быта и крестьянской работы, "сблизила с мужиками, и местными ... и дальними, из украинcких губерний, приходившими с косой и с торбой за плечами на заработки". В Яновке в нем впервые пробудилось классовое чувство и обостренное восприятие социальной несправедливости. Название родного села Лев Давидович использовал в качестве одного из своих псевдонимов. В 1905 г. именно под фамилией Яновский он был известен как председатель Петербургского совета рабочих депутатов. [31] Благодаря Троцкому маленькая Яновка стала всемирно известным населенным пунктом.

     Хозяйство Давида Бронштейна состояло из немалого количества построек. "Большое глиняное здание под черепицей, которое строил уже отец, заключало в себе: мастерскую, хозяйскую кухню и людскую. Затем шел "малый" деревянный амбар, за ним "большой" деревянный амбар, потом "новый" амбар - все под камышом… Конюшни, коровник, свиной хлев и птичник помещались по другую сторону дома… На пригорке у пруда стояла мельница. Дощатый барак укрывал десятисильную паровую машину и два постава… Мельница работала не только для экономии, но и на всю округу. Крестьяне привозили зерно за 10-15 верст и платили за помол десятой мерой. В горячее время, накануне молотьбы, мельница работала 24 часа в сутки. Когда убирали урожай, мельница закрывалась, паровик уходил на молотьбу." [32]

     Кроме собственной земли Бронштейн, арендовал у вдовы Яновского еще 200 десятин. Яновская, сухонькая старушка, "приезжала не то раз, не то дважды в год получать арендную плату за землю и поглядеть, все ли на месте. За ней посылали лошадей на вокзал и к подъезду выносили стул, чтобы легче было ей сойти с рессорного фургона. Фаэтон у отца появился лишь позже, когда завелись и выездные жеребцы. [33]

     Чтобы купить и арендовать земли Бронштейн влез в долги. Выйти из сложной ситуации ему помогли прекрасные знания и опыт сельскохозяйственных работ, которые он приобрел работая на земле земледельческой колонии Громоклей. Кроме того, он отличался трудолюбием, предприимчивостью, расчетливостью и бережливостью. Успехи не заставили себя долго ждать. Бронштейн постепенно погасил задолженность и расширил хозяйство. Увеличились размеры посевов, число лошадей и скота. К концу века было построено из камня и черепицы новое здание мельницы, где был установлен стационарный двигатель. Хозяйская землянка была заменена большим кирпичным домом под железом. Увидеть новый дом или тем более жить в нем Льву не пришлось. Во время последних своих каникул он "расчислял для будущего дома пробеги между окнами и размеры дверей, но никак не мог свести концы с концами". В последний свой приезд в Яновку, который Лев совершил перед своим первым арестом в январе 1898 г., он видел каменный фундамент дома. [34] Дом был достроен в 1898-1899 гг., через двадцать лет после покупки земли. В нем некоторое время жили дочери Троцкого от его первого брака с Александрой Соколовской. По окончании ссылки она оставила своих дочерей на воспитание у родителей Льва Давидовича, а сама с головой ушла в революционную работу. [35]

     В конце XIX века наступил расцвет хозяйства Давида Бронштейна. Это был отдельный населенный пункт, официальным названием которого было "экономия Бронштейна". Экономия, находившаяся в Кетрисановской волости, вблизи Яновки, состояла в 1896 г. из одного двора, в котором постоянно проживали 42 человека (25 мужчин и 17 женщин). [36] Кроме того, в экономии использовались временные наемные работники.

     Бронштейн владел также небольшим пивоваренным заводом в Бобринце. В 1910 г. на заводе работало 3 человека. В год производилось 8 тысяч ведер пива известных марок "Баварское" и "Пильзенское". [37] В 1913 г. количество работающих увеличилось до 5 человек, а производство пива - до 10 тысяч ведер. Несмотря на определенный рост, завод Бронштейна был одним из трех самых маленьких из 22 пивоваренных заводов Херсонской губернии, включенных в список "Фабрики и заводы всей России". Для сравнения: на самом крупном заводе губернии Енни Ф. и К-о в Одессе работало 150 человек. [38] С началом первой мировой войны в 1914 г. в России была запрещена торговля крепкими напитками, к которым было отнесено и пиво. И хотя с 1 ноября того же года с разрешения военных властей торговля пивом была возобновлена. Пивоваренные заводы оказались в критическом положении. Вероятно, такая же участь постигла и завод Бронштейна.

     В начале XX века хозяйство Давида Бронштейна претерпело значительные изменения. Во-первых, владелец хозяйства исчезает из списка частных земледельцев Елисаветградского уезда, основанием для этого могла быть только продажа своего участка земли. [39] Во-вторых, был понижен рейтинг оставшегося за ним хозяйства. Вместо экономии оно уже числилось хутором, в котором в 1916 г. было 24 души (11 мужчин и 13 женщин) наличного населения, т.е почти в два раза меньше, чем в 1896 г. [40] Причиной уменьшения размеров хозяйства, вероятно, являлись наступающая старость хозяина и нежелание его четверых детей продолжить дело отца.

     У Давида Бронштейна было два брата и две сестры. В своих воспоминаниях Л.Д. Троцкий едва упоминает троих из них и чуть больше внимания уделяет дяде Абраму. О нем автор сообщает, что жил он "почти у самого въезда в колонию", у дяди останавливался правительственный инспектор колоний, у него служила прислугой бывшая няня Левы, дядя женился на уже упомянутой дочери конокрада. Однако Троцкий не говорит о самом главном - Абрам Бронштейн тоже был землевладельцем, причем более крупным, чем его брат Давид.

     Абрам Лейбов Бронштейн купил землю у тех же Яновских в 1875 г., т.е. на четыре года раньше, чем Давид. При этом он воспользовался ссудой Земского банка Херсонской губернии, залогом по которой выступала сама купленная земля. Абрам Бронштейн успешно выплатил ссуду, дело о ссуде было закрыто в 1894 г., залог был снят и земля полностью перешла в его собственность. [41] Вблизи Яновки (чуть севернее) располагался его совместно с Е.В. Харченко хутор, в котором в 1892 г. было два двора и 16 жителей (8 мужчин и 8 женщин). [42] После смерти Абрама 145 десятин его земли перешли во владение его сына Лейбы Абрамовича Бронштейна. [43]

     Октябрьский переворот, одним из вождей которого был Л.Д. Троцкий, отнял у Бронштейнов все, что они нажили за долгие годы работы в Яновке. Важной составной частью аграрной политики большевиков было создание коллективных хозяйств. Эту политику они стали реализовывать с начала 1918 г. На базе хутора Д.Л. Бронштейна была создана артель. Это был конец почти сорокалетней истории частного хозяйства Давида Бронштейна. Хозяин, пока оставался при этой артели. Однако власть большевиков продержалась недолго. В феврале 1918 г., австро-немецкие оккупанты вторглись в Украину. 21 марта они заняли Елисаветград. В мае оккупанты решили арестовать Давида Бронштейна, "отца царя Троцкого". Он был предупрежден и навсегда ушел из Яновки. [44] Старику "пришлось сотни километров пройти пешком, чтоб найти временный приют в Одессе... После очищения юга советскими войсками он получил возможность прибыть в Москву", где умер весной 1922 г. от тифа. [45]

     Другому бывшему землевладельцу Лейбе Абрамовичу Бронштейну бежать не удалось. В ноябре 1919 г. он был арестован в Бобринце деникинцами. [46] После освобождения Одессы красными в феврале 1920 г. Давид Бронштейн шлет телеграмму сыну: "Москва, Предреввоенсовета Троцкому по месту нахождения. По распоряжению Деникина арестованы и увезены в качестве заложников в Новороссийск дядя Григорий, его жена и двоюродный брат Лев Абрамович Бронштейн. Положение их очень тяжелое. Прошу сделать все возможное для их освобождения и сообщить о результатах предпринятого в Одессу. Ответ просим дать через шторм 14 Бронштейн". [47] По некоторым данным дядя Григорий (Гирш) и его жена Рахиль были убиты деникинцами, а двоюродный брат Троцкого был выменян на племянника адмирала Колчака. [48], [49] В период сталинских репрессий, как и большинство родственников Троцкого, Лев (Лейба) Абрамович Бронштейн, 1895 г.р., уроженец еврейской земледельческой колонии Громоклей, житель Москвы, беспартийный, экономист, был приговорен вначале к пяти годам лагерей, а затем к высшей мере наказания, расстрелян 2 ноября 1937 г. [50]

Карта      Исторический памятник - земляной дом Д.Л. Бронштейна (дом Яновского), был продан как и другие постройки в хозяйстве на снос. В 1923 г. он был сломан, и на его месте осталась лишь груда мусора. Та же участь ожидала и новый дом Д.Л. Бронштейна. Однако крестьяне Яновки добились передачи им уцелевшего еще дома. В нем была создана советская школа им. Л.Д. Троцкого. [51]

     Трагично сложилась судьба еврейской земледельческой колонии Громоклей после Октябрьского переворота 1917 г. Жители колонии сполна познали все ужасы того времени: кровавые погромы Гражданской войны, голод 1921-1922 гг., раскулачивание, коллективизация, голодомор 1932-1933 г., репрессии конца 1930-х гг. и, наконец, война с гитлеровской Германией. Громоклей был оккупирован 6 августа 1941 г. Через полтора месяца после оккупации, 21 сентября, немцы приступили к ликвидации оставшегося в колонии еврейского населения. Всего нацисты и их пособники расстреляли 41 еврея. Это был конец 114-летней истории еврейской земледельческой колонии Громоклей.

     Из-за отсутствия еврейского населения судьба Яновки была менее трагичной, но ее не миновали раскулачивание, коллективизация, голод и война. После окончания войны, в 1946 г., Яновка Береславского сельсовета Бобринецкого района была переименована. Красивое, но с польским корнем название было заменено на русское плохо звучавшее Иванковцы. [52]

     В 1970 г., в ходе кампании по ликвидации "неперспективных деревень", жители сел Громоклей и Иванковцы были переселены в другие населенные пункты, а сами села прекратили свое существование.

     Вместе с Яновкой исчело последнее сохранившееся здание хозяйства Бронштейна - дом хозяина, в котором размещалась небольшая четырехклассная школа. Здание было продано под снос. Строил Давид Бронштейн на совесть, поэтому покупатель изрядно намучился, пока разобрал по кирпичику простоявший около 75 лет бывший его дом. [53]

     В наши дни от Громоклей, Яновки и хозяйства Д. Бронштейна практически ничего не осталось. На месте бывшего хозяйства, расположенном примерно в одном километре севернее современного села Степовка Бобринецкого района, уцелели лишь остатки фундаментов. Сегодня на местах бывших селений лежит спокойная широкая степь.

Литература :

1. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том 27. Отделение первое. 1852. СПб. 1853. С. 525.
2. Павловский И.Ф. К истории еврейских земледельческих колоний в половине ХІХ ст. // Киевская старина. 1906. №11/12. C. 596-597.
3. Троцкий Л. Моя жизнь: Опыт автобиогр. Т. 1 Берлин: Aранит, 1930. С. 12.
4. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней. 1807-1887 г. СПб., 1887. С. 464.
5. Попечительство над свободными сельскими обывателями // Историческое обозрение пятидесятилетней деятельности министерства государственных имуществ 1837-1887. Часть 2. СПб. 1888. С. 197.
6. Троцкий Л. Моя жизнь. С. 12.
7. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том 22. Отделение первое. 1847. СПб. 1848. С. 177-181.
8. Троцкий Л. Моя жизнь. С. 32.
9. Сборник материалов об экономическом положении евреев в России. Том 1. Издание Еврейского колонизационного общества. СПб. 1904. С. 25.
10. Материалы для оценки земель Херсонской губернии. Том ІІ. Елисаветградский уезд. (статистико-экономическое описание уезда). Херсон. Типография М. К. Аспера (бывш. Ващенко, Потемкинская ул. д. № 9). 1886. § 19.
11. Сборник материалов об экономическом положении евреев в России. Том 1. Издание Еврейского колонизационного общества. СПб. 1904. С. 35.
12. Материалы для оценки земель Херсонской губернии. Том 2. Елисаветградский уезд (статистико-экономическое описание уезда). Херсон. Типография М. К. Аспера (бывш. Ващенко, Потемкинская ул. д. № 9). 1886. §15.
13. Список населенных мест Херсонской губернии и статистические данные о каждом поселении. Херсон. Типография Губернского Правления. 1896. С. 33.
14. Троцкий Л. Моя жизнь. С. 12.
15. Там же. С. 36.
16. Там же.
17. Там же. С. 35-36.
18. Там же. С. 35.
19. Там же. С. 36.
20. Хедер. КЕЭ, том 9, кол. 753-754.
21. Троцкий Л. Моя жизнь С. 72.
22. Надпись на надгробном памятнике А.Л. Бронштейн в колонии Громоклей.
23. Троцкий Л. Моя жизнь. С. 21.
24. Материалы для оценки земель Херсонской губернии. Том 2. Елисаветградский уезд (статистико-экономическое описание уезда). Херсон. Типография М. К. Аспера (бывш. Ващенко, Потемкинская ул. д. № 9). 1886. §36.
25. Троцкий Л. Моя жизнь. С. 12-13.
26. Государственный архив Херсонской области. Ф. 14, оп. 1, д. 1392, л. 39, 60.
27. Государственный архив Херсонской области. План генерального межевания Ольвиопольского уезда 1828 г.
28. Список землевладельцев Елисаветградскаго уезда Херсонской губерніи. Частное землевладение. Издание Елисаветградской уездной земской управы. Елисаветград: Паровая типография М.А. Гольденберга. 1899. 228 с.
29. Материалы для оценки земель Херсонской губернии. Том ІІ. Елисаветградский уезд (статистико-экономическое описание уезда). Херсон. Типография М. К. Аспера. 1886. §14.
30. Бронштейн В. Б. Преодоление. М. : Адамантъ, 2004. С. 4.
31. Троцкий Л. Моя жизнь. С. 13, 67, 71, 140.
32. Там же. С. 13-14.
33. Там же. С. 13.
34. Там же. С. 14-15, 94.
35. Бронштейн В. Б. Преодоление. М. : Адамантъ, 2004. С. 10.
36. Список населенных мест Херсонской губернии и статистические данные о каждом поселении. Херсон. Типография Губернского Правления. 1896. С. 230.
37. Список фабрик и заводов России 1910 г. Москва [и др.] Л. и Э. Метуль и К°, 1910. С. 616.
38. Фабрики и заводы всей России : Сведения о 31, 523 фаб-ках и з-дах. - Киев : Кн-во т-ва Л.М. Фиш, 1913. Столб. 942.
39. Список частных земледельцев Елисаветградского уезда Херсонской губении на 1908/1909 год. Елисаветград. Типография Елисаветского уезного земства. 1909. С. 224.
40. Список населенных мест Херсонской губернии (По данным Всероссийской сел.-хоз. переписи 1916 г.). Александрия. Типография Ф.Х. Райхельсона. 1917. С. 185.
41. Пивовар А.В., Пєший О.І., Шляховий К.В. Земельні банки Новоросійського краю. Фонди земельних банків Одеського архіву. Фонд 249: Земський банк Херсонської губернії, Опис 1 (1864-1920). Справи 701 - 800.
42. Приложение к отчету Елисаветградской городской управы за 1892 г. С. 86.
43. Список частных земледельцев Елисаветградского уезда Херсонской губении на 1908/1909 год. Елисаветград. Типография Елисаветского уезного земства. 1909. С. 27.
44. Годы борьбы. Сборник материалов по истории революционного движения на Зиновьевщине. Зиновьевск, 1927. C. 48.
45. Троцкий Л. Моя жизнь С. 22-23.
46. Годы борьбы. С. 107.
47. Волкогонов Д.А. Троцкий. Политический портрет. Кн. 1. М. ООО "Фирма". 1998. С. 29.
48. В доме семьи Троцкого теперь секонд-хенд, а в могиле его матери спрятано золото // Комсомольская правда в Украине. 27.08.2010.
49. Бронштейн В.Б. Преодоление. М.: Адамантъ, 2004. C. 6.
50. Ленинградский мартиролог: 1937-1938.
51. Поліщук В.В. Про що писали Єлисаветградські газети. Кіровоград, 2015. C. 180-181.
52. Українськая РСР. Адміністративно-територіальний поділ на 01.09.1946. Частина 1. К. Українське видавництво політичної літератури. 1947. C. 299.
53. Панченко В. Церковь в пивной бутылке // Киев "День" 7 декабря 2001 г.

Впервые опубликовано 05-09-2013    

Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:    y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005