Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма
 
·  
Еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии
 
·  
Еврейские земледельческие колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских земледельческих колоний Юга Украины
 
·  
Частновладельческие еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колонии
 
·  
Просвещение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков)
 
·  
Здравоохранение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков)
 
·  
Быт евреев-земледельцев (XIX - начало XX веков)
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Еврейские колхозы в Крыму
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма
 
·  
Отдельные статьи по теме
 
·  
Приложения:
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Данные о колониях Херсонской губернии
 
·  
Данные о колониях Екатеринославской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Уроженцы еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
Novozlatopol jewish national rayon
 
·  
Separate Jewish agricultural settlements of the South of Ukraine founded in 1920-1930
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Яков Пасик      

Евреи-земледельцы России и СССР в сионистском движении


1. Задача сельскохозяйственного освоения Палестины

     После изгнания римскими легионерами во II веке нашей эры евреев из Эрец-Исраэль (Земля Израиля, Земля обетованная, Святая земля, Палестина) связь евреев и еврейства со своей страной никогда не прерывалась. До 1881 г. евреи селились там, чтобы изучать Тору (первая часть еврейской Библии), "молиться за весь народ Израиля в святых городах, жить при этом на пожертвования, которые собирали для них по всему свету у единоверцев, а после смерти – быть в этой земле похороненными". [1] К 1880 г. в Палестине, находившейся под управлением Османской империи, проживало порядка 24 тыс. евреев; в то время как общая численность ее населения достигала 450 тыс. человек. [2]

     В последнем 20-летии XIX вв. обстановка сильно изменилась. В это время произошел значительный рост антисемитизма в Европе в целом и в Российской империи в частности. Сразу после убийства народовольцами царя-реформатора Александра II в марте 1881 г. по югу империи прокатилась волна погромов. Погромы и гонения евреев продолжались долгие годы. Вследствие этого в Российской империи, где численность еврейского населения составляла около пяти миллионов человек, началось мощное эмиграционное движение евреев. Значительное большинство эмигрантов направлялось в Америку и другие страны и лишь малая часть - в Палестину. Именно последнее направление положило начало сионизму - политическому движению, целью которого являлось возрождение еврейского народа на его исторической родине Эрец-Исраэль и восстановление там еврейской государственности. [3]

     Основой жизнедеятельности любого государства является сельское хозяйство. Оно обеспечивает продуктами питания, то есть энергией, все население страны. От качества, количества и себестоимости питания зависит способность государства накормить в достаточной степени все слои населения и, главное, поддержать демографический потенциал страны на должном уровне. [4] По данным переписи 1897 г. в России, значительно отстававшей по уровню развития экономики от передовых стран, крестьяне составляли 81% всего населения. [5] В самой индустриальной стране мира того времени, в Англии, в 1901 г. удельный вес сельских жителей составлял 23%. [6] В Палестине же еврейское сельское население практически отсутствовало. Без наличия значительного еврейского крестьянского населения не могла идти речь о создании Еврейского государства. Поэтому задачей первостепенной важности в сионистской деятельности считалось возвращение евреев к земледелию на их исторической родине. Она реализовывалась путем приобретения евреями земель в Палестине и создании на них еврейских земледельческих поселений. Это положение было закреплено в Базельской программе, первой официальной программе сионистской организации, принятой в 1897 г. Первым ее пунктом предусматривалось "содействие поселению в Палестине евреев-земледельцев, ремесленников и рабочих". [7] Для реализации этого необходимо было изменить сложившуюся в странах рассеяния социальную структуру еврейского населения, у которой земледельцы и рабочие, были крайне малочисленны.

     Процесс освоения земель в Палестине являлся самой трудной задачей, которая стояла перед сионистским движением. В Торе Эрец-Исраэль описана как цветущий сад, и это истинная правда. В древности вся Земля Израиля была покрыта густыми лесами. Но после изгнания евреев из страны леса были уничтожены. Это привело к большому бедствию. С оголенных склонов холмов ветер и дожди начали постепенно смывать плодородную почву и затапливать долины. Холмы превратились в каменистые бесплодные пространства, а цветущие и плодоносные долины - в смертоносные малярийные болота. [8] Из-за произошедших изменений Палестина стала территорией с малочисленным нищим населением, где практически отсутствовала промышленность, а арабское сельское хозяйство находилось на самом примитивном уровне. Перечисленные характерные для Палестины природные особенности создавали дополнительные трудности для ее земледельческой колонизации и еще больше подчеркивали важность создания высококвалифицированного класса евреев-земледельцев.

     Для решения этой задачи в Палестину прежде всего должны были двинуться те евреи, которые так или иначе были причастны к земледельческому делу. На стороне евреев-земледельцев по сравнению с горожанами было большое преимущество. Они имели опыт крестьянской работы, которой занимались практически с раннего детства, были физически подготовлены для работы в сельском хозяйстве, хорошо знали земледелие, животноводство, способы переработки и хранения конечной продукции. Нет сомнения, что евреи-земледельцы могли быстрее и лучше выполнить историческую миссию колонизации Палестины, чем лавочники или ремесленники, имевшие о сельском хозяйстве весьма смутное представление. В Палестине были нужны прежде всего и главным образом приученные к тяжелому физическому труду еврейские зємледельцы, садоводы, огородники, табаководы, занимающиеся молочным хозяйством и проч. [9], [10] В Российской империи в конце XIX в. было около 150 тыс. евреев, живших в той или иной степени сельскохозяйственными промыслами. [11] По отношению ко всему еврейскому населению России это составляло всего лишь 3%. Более трети из приведенного числа составляли евреи-колонисты. Они занимались хлебопашеством (обработка земли для получения хлеба), а оставшаяся часть в основном - специальными отраслями сельского хозяйства: садоводством, огородничеством, табаководством, виноградарством и проч. Наличие евреев-земледельцев хотя и в небольшой проценте ко всему еврейскому населению являлось самым лучшим доказательством способности евреев после 1800-летней городской жизни снова приспособиться к земледельческому труду. Основоположник идеологии политического сионизма Теодор Герцль считал, что преобразование еврейского народа и Палестины, начиналось там, где появлялись евреи-земледельцы. [12]

     Прибывавшие евреи-земледельцы, привыкшие к тяжелому сельскохозяйственному труду, гораздо легче преодолевали все встречавшиеся в первое время трудности. В связи с естественными условиями Палестины, резко отличавшимися от условий юго-западной части Российской империи, вставал вопрос, имеет ли значение для Палестины опыт прибывших оттуда евреев-земледельцев. Оказалось, что знания и опыт приобретенные в России, не теряли своего значения и в Палестине. Во-первых, имела большое значение сама привычка к тяжелому труду, во-вторых, общие приемы ухода за растениями и животными остались теми же. Вспашка, посев, жатва, молотьба в Палестине и в России производились теми же орудиями и теми же приемами. К тому же многие породы растений и животных и в России и в Палестине были одинаковы. Земледельцу из России не приходилось иметь дело в Палестине ни с одним новым видом домашних животных, кроме может быть осла. Земледелец обнаружил в Палестине и знакомые ему виды культурных растений: как пшеницу, ячмень, табак, виноград и разные овощи. [13]

     Не было лучших кадров для заселения Палестины, чем евреи-земледельцы Российской империи, а затем Советской России и Советского Союза. Однако надеяться на то, что среди иммигрирующих в Палестину их количество будет значительно превышать 3% от общего количества иммигрантов не приходилось. Это впоследствии подтвердилось статистикой отъезжающих в Палестину. Так, за одну из недель мая 1909 г. из Одессы в Палестину отправилось 54 человека, за другую - 48 человек. В каждой из этих групп было по два земледельца, т.е. около 4% от всего количества отбывших в Палестину. [14], [15] Подавляющая же часть евреев-земледельцев в Палестине должна была образоваться путем обучения бывших городских жителей. В решении этой задачи большую роль, несмотря на свою малочисленность, играли профессиональные евреи-земледельцы.

2. Особенности российских и палестинских еврейских земледельческих колоний

     Несомненный интерес для сионистов представлял опыт создания и функционирования еврейских земледельческих колоний в Российской империи.

     9 декабря 1804 г. император Александр I утвердил "Положение об устройстве евреев". С 1 января 1808 г. евреям нельзя было жить в селах и деревнях. Выселенные евреи, по мнению правительства, должны были превратиться в фабричных рабочих и в земледельцев. Для реализации этого плана "Положение" предоставляло евреям право заводить фабрики и заводы, "приобретать покупкою незаселенные земли, продавать их, закладывать, дарить и завещать в наследство", брать у помещиков земли в аренду. Не имеющие средств на приобретение или аренду земли могли переселяться на казенные земли в пределах черты оседлости. Впервые официально была закреплена сословная группа евреев-земледельцев. Евреям, желающим стать земледельцами, был предоставлен статус колонистов (иностранные переселенцы, занимающиеся земледелием), с положенными льготами и привилегиями. Им были обещаны в бессрочное потомственное пользование (не в собственность) казенные земли для создания еврейских земледельческих колоний в обширном и малонаселенном Северном Причерноморье, до того принадлежавшее Османской империи. Эта территория современной Украины в те времена называлась Новороссией и включала в себя Херсонскую, Екатеринославскую и Таврическую губернии. Евреи не спешили переходить в земледельцы. Они не хотели расставаться хоть и с плохими, но все-таки насиженными местами. С момента обнародования "Положения" прошло более года, но никто не желал переселяться в Новороссию, предполагая, что запрет жить и торговать в деревнях будет отменен. Однако эта надежда не сбылась. Уж очень велико было желание властей одним махом решить три задачи: выселить евреев из деревень и уменьшить численность еврейского населения в западных губерниях; заселить пустынные земли Новороссии; "исправить вредных евреев", приучив их к земледелию. Выселение стало реальностью. Евреев гнали из деревень силой. Они "молили об отсрочке, вопили и стонали, но все было напрасно: их беспощадно выпроваживали под конвоем крестьян и даже солдат! ... Их загоняли, точно скот, в местечки и городишки" и там бросали на площадях, под открытым небом. Они превратились в нищих, у них не было ни жилья, ни работы. В этой ситуации евреи, наконец, откликнулись на призыв правительства. "В пылу отчаяния, они подавали всем властям целыми кипами слезные прошения о безотлагательном переводе их в земледельцы в Новороссию, полагая, что там все готово к их услугам". [16]

     Для многих тысяч евреев, направившихся в Херсонскую губернию, начались тяжелейшие испытания. Длинный путь преодолевался на телегах в летний зной и зимний холод. Переселенцы массово голодали, болели и умирали от тягостей дальнего пути. Прибыв на место после 3-4 месячной изнурительной дороги, первые переселенцы основали в Херсонской губернии в 1807-1809 гг. семь колоний. Обессиленные люди должны были участвовать в строительстве домов и приступить к сельскохозяйственным работам. Отсутствие необходимых знаний и опыта земледелия отрицательным образом сказывалось на деятельности нескольких поколений евреев-земледельцев. Из-за "климатических особенностей края, плохой воды, недостатка топлива, а главное провизии вследствие неурожая в еврейских колониях сильно свирепствовали лихорадка, горячка, кровавый понос и падеж скота, породившие огромную смертность". Так же тяжело шло основание новых еврейских колоний в последующие десятилетия в той же Херсонской губернии, Бессарабии, Екатеринославской и других губерниях черты оседлости. К 1865 г. в Херсонской губернии было создано 22 колонии, а в Екатеринославской - 17. Десятки еврейских колоний были образованы в других губерниях черты оседлости. Эти колонии отставали в своем развитии не только от немецких, болгарских и греческих колоний, но и от соседних сел, основатели которых, в отличие от евреев, имели многовековой непрерывный опыт земледелия. Только с появлением в еврейских колониях второго и третьего поколений земледельцев ситуация стала меняться. Несмотря на трудности и препятствия, в результате упорного труда евреи-колонисты к концу XIX в. овладели знаниями и опытом земледелия и создали в колониях достаточно прочные крестьянские хозяйства, если и уступающие немецким, то во всяком случае лучше прочих.

     Еврейская колонизация в Российской империи была уникальным явлением в истории всего мирового еврейства. Ее результаты убеждали, что создание в Палестине еврейского крестьянства и еврейских земледельческих колоний, несмотря на большие трудности, также возможно. Это подтолкнуло лидеров сионистского движения к организации еврейского аграрного освоения земель Палестины, что было одной из важнейших предпосылок создания там Израильского государства. Пионеры первой (1882-1903 гг.) алии (иврит - возвращение на историческую родину), были хорошо знакомы с историей еврейских земледельческих колоний в Российской империи. В публичных дебатах, предшествовавших основанию первой в Палестине колонии Петах-Тиква в 1878 г., вопрос о еврейской колонизации В России неоднократно поднимался в качестве доказательства того, что евреи могут пережить социальные и психологические изменения, присущие переходу к земледельческому труду. Более того, лидеры сионизма считали российских евреев-земледельцев золотым фондом квалифицированных потенциальных рекрутов для колоний в Палестине. [17] Тогда и в последующем опыт еврейской колонизации в России безусловно учитывался сионистами, но в силу ряда недостатков, о которых речь пойдет ниже, российские еврейские земледельческие колонии не считались образцом для использования в Палестине.

     Еврейские земледельческие колонии в России и в Палестине имели много общего. На этапе создания колоний и первых лет их существования в первую очередь отрицательно сказывались неподготовленность колонистов и плохое управление колониями.

     Неподготовленность колонистов к новой жизни заключалась в отсутствии знаний и опыта сельскохозяйственного труда, неприспособленности к физическому труду и к климатическим условиям на новом месте, неумение вести крестьянское хозяйство. Последнее состояло в том, что крестьянин должен быть не только земледельцем, но уметь ухаживать за скотом, возводить постройки, чинить орудия труда, рыть канавы и т. п. Он вынужден меньше прибегать к найму и к покупкам, по возможности сам удовлетворять свои потребности. Все эти привычки, как правило, совершенно чужды горожанину. Многие годы должны пройти, пока он освоится со своим новым положением. Задача превращения городского жителя в крестьянина, которая ставилась еврейской колонизацией, в общем случае являлась в высшей степени непрактичной и никогда ни одним народом не осуществлялась в значительных размерах. Возникшие при переходе к земледелию физические и моральные трудности принесли много страданий и разочарований новым еврейским колонистам. Далеко не все из них сумели вынести выпавшие на их долю испытания. Большое их количество покидало колонии. Те же, кто остался, еще долго жили в нищете из-за низкой урожайности. Ни одна еврейская земледельческая колония на этапе ее создания ни в России, ни в Палестине многие годы не могла обойтись без посторонней помощи. Если бы она не поступала, созданные колонии вскоре прекратили бы свое существование. [18], [19]

     Прибытию в еврейские колонии неподготовленных переселенцев способствовало также приукрашивание действительности. В Российской империи все организованные правительством массовые переводы евреев в земледельцы сопровождались распространением по всем еврейским захолустьям множества слухов о выгодности переселения. В предвкушении выгоды евреи продавали за бесценок или вовсе бросали свои дома и направлялись в "благодатную Новороссию", "полагая, что там все готово к их услугам". [20] В советский период официальная пропаганда прославляла "сытую и радостную" жизнь в еврейских колхозах. Однако действительность была иной. У колхозников силой забирали последнее, доводя их до голодной смерти. [21] Приукрашивание действительности не минуло и сионистские публикации. Еврейская печать в конце XIX - начале XX вв. изобиловала легкомысленными зазываниями в Палестину. В ней рассказывались чудеса о больших достижениях хозяйств в сельскохозяйственных колониях и цветущих еврейских поселениях, предлагались проекты для быстрого и легкого обогащения. Прожектеры "не жалели красок и цифр, и Палестина вырастала в глазах легковерных обывателей" в виде какой-то чудесной страны, где можно легко, без труда богатеть. "К сожалению, эти обещания материальных благ, при ничтожном труде, подействовали на многих, и люди, не имевшие понятия ни о Палестине, ни о сельском хозяйстве, отправились туда садить плантации". [22], [23]

     Большую долю ответственности за результаты еврейской колонизации в России несли чиновники, занимавшиеся обустройством переселенцев. Одни из них принимали, записывали и распределяли прибывавших в поселенцы; другие - планировали и раздавали участки; третьи - разъезжали в поисках за умелыми плотниками, печниками, слесарями и другими мастеровыми, нанимали и приводили их на работы; четвертые - закупали вдалеке лес, скот, земледельческие орудия, провиант, семена и прочее и доставляли в степи; пятые - наблюдали за постройками, за рытьем колодцев, за размещением поселенцев, снабжали их имуществом, продовольствием и т. д. На всех этапах деятельности чиновников процветали различные злоупотребления. Большинство чиновников исходили не из интересов колонистов, а из побуждений личной выгоды. Историки характеризуют таких чиновников как самодуров, казнокрадов, корыстолюбцев, лихоимцев и взяточников, ничего не смысливших в земледелии. Поэтому еще до прибытия к месту назначения переселенцы были разочарованы и испуганы, а на местах не оказалось ни обещанных домов, ни провизии, ни даже возможности добыть себе необходимое для пропитания. Неограниченная власть таких чиновников надолго задержала нормальное развитие колоний. [24]

     Массой несовершенств в первые десятилетия колонизации страдало управление колониями в Палестине. В эпоху барона Ротшильда управление часто передавалось в руки неумелых и неспособных деятелей. Администраторы, как правило, набирались из людей, профессии которых ничего общего с колонизацией и сельским хозяйством не имели. [25] Их профессиональная неподготовленность приводила к ошибочным управленческим решениям, которые тормозили процесс колонизации. Колонисты были поставлены в зависимость от администраторов, земля их была переписана на имя доверенных лиц барона, и мало-помалу они очутились в положении арендаторов или даже батраков. Лишь постепенно, в течение 15—20 лет, колонистам удалось освободиться от жесткой административной опеки. [26]

     Еще одной бедой еврейских колоний России и Палестины было малоземелье. В некоторых колониях Палестины на душу приходилось всего полторы десятины, что было недостаточно даже для собственных нужд. Чтобы кое-как прокормить свою семью, колонисты были вынуждены наниматься на другие работы и просить пособия у администрации колоний. Нанимались к состоятельным колонистам и вовсе не имевшие земли еврейские сельскохозяйственные рабочие. [27] В семьях евреев-земледельцев России земля переходила в пользование от отца к сыновьям. Неизбежным следствием такого порядка землепользования являлось, с одной стороны, дробление наделов, с другой, - обезземеливание части населения колоний. [28]

     Наряду с общими чертами между колониями в России и Палестине имелись существенные различия. Первые колонии в Палестине в отличие от колоний в России создавались на земле, являвшейся собственностью палестинских колонистов. Каждый колонист имел строго ограниченный собственный участок. Земля для еврейских колоний приобреталась у арабских помещиков или общин, лишь в очень редких случаях удавалось купить участок, составляющий собственность Османской империи. Колонисты, не имевшие необходимых средств для приобретения земли, использовали займы. Часто колонисты приобретали необрабатываемые участки, песчаные или болотистые, а потому дешевые. Колонисты водворившиеся на земле, приобретенной филантропом, делали периодические взносы и тем погашали его затраты на землю и другие виды помощи. [29] В России же во время поселения евреи-колонисты наделялись казенной землей бесплатно в равном количестве на семью или душу мужского пола. Наделенная земля не являлась собственностью евреев, она передавалась им в бессрочное потомственное пользование и переходила по наследству от отца к сыновьям. [30] Еврей-колонист не мог продать или купить ее. Это снижало ценность земли в еврейских колониях и не давало возможность распоряжаться ею в полной мере.

     Задолго до начала еврейской колонизации в России разумное предложение сделал известный русский поэт и государственный деятель Г.Р. Державин. Оно заключалось в организации еще до переселения специальных школ для обучения молодых евреев-переселенцев земледелию и строительному мастерству, необходимому для строительства домов и сельскохозяйственных построек (конюшни, коровники и пр.). [31] Прошедшие обучение молодые евреи могли бы в еврейских колониях обучать других переселенцев, не имевших представление ни о земледелии, ни о строительстве. Реализация этого предложения позволила бы значительно облегчить процесс привлечения евреев к земледелию. Однако российское правительство не сочло нужным учесть предложение Державина, оно так и не было реализовано в России. Сионисты же хоть и с большим опозданием приступили к хахшаре (иврит - подготовка), которая заключалась в предварительной специальной подготовке молодежи для сельскохозяйственной работы в Палестине. Начиная с 1916 г., сионистские молодежные организации во главе с межпартийным объединением Гехалуц (иврит - первопроходец, пионер) и Гашомер Гацаир (иврит - молодой гвардеец) создавали учебные фермы по всей Восточной Европе для подготовки своих членов к работе в сельскохозяйственных колониях Палестины. За время реализации хахшары тысячи халуцим (пионеров освоения и заселения земель Эрец-Исраэль) прошли сельскохозяйственное обучение. [32]

     Положительно сказалась на подготовке евреев к сельскохозяйственному труду также еврейская земледельческая школа Микве-Израэль (иврит - надежда Израиля). Она была открыта в 1870 г., за восемь лет до еврейской колонизации Палестины. В первое десятилетие окончившие школу не могли найти применение полученным знаниям в Палестине и вынуждены были эмигрировать или заниматься не своей профессией. Однако затем выпускники школы стали легко находить работу в созданных колониях, потому количество учащихся в школе с каждым годом увеличивалось. Население Микве-Израэль в 1898 г. насчитывало 225 человек, в том числе 100 учеников школы. [33], [34] В России Новополтавская еврейская сельскохозяйственная школа была открыта в 1902 г., через 95 лет после основания первой еврейской земледельческой колонии. В октябре 1902 г. прошел конкурс, в котором приняли участие 48 молодых людей из еврейских колоний не только Херсонской, но и Екатеринославской и Бессарабской губерний. Для первого класса было отобрано 24 ученика. На 1 января 1914 г. в школе состояло 69 учеников. Все они были иудейского вероисповедания. Из них 50 человек было евреев-земледельцев и 19 - прочих сословий. [35]

     Еще одной особенностью при переселении евреев на землю в России была их исключительная бедность. Они становились колонистами, буквально не имея гроша за душой. В России, чтобы не допустить катастрофы в трудный период (неурожай, голод, стихийное бедствие и т.п.) государство было вынуждено поддерживать колонистов в виде различных пособий. [36] В 1847 г. правительство переложило все расходы еврейской колонизации на еврейские общества. С этой целью был создан еврейский поселенческий капитал, в который ежегодно поступали деньги из "коробочного сбора" (казенного еврейского общинного налога). [37] Только по прошествии более 70-ти лет с начала колонизации на помощь колонистам пришли еврейские благотворительные организации: созданное в 1880 г. Общество ремесленного и земледельческого труда в России (ОРТ), отделения которого действовали и на Украине [38], и Еврейское колонизационное общество (ЕКО), принявшее в 1896 г. решение содействовать развитию земледелия и ремесел среди евреев в России. [39] Отдельные богатые евреи приходить на помощь колонистам не спешили. Причиной их пассивности был неудачный опыт предыдущей колонизации их единоверцев. Известно небольшое количество случаев проявления филантропии. Вот некоторые из них.
     В 1856 г. финансист и филантроп Евзель Гинцбург передал министру государственных имуществ П.Д. Киселеву 20 билетов 5% займа на 10 тыс. руб. для того, чтобы проценты с этого капитала ежегодно использовались для награждения лучших евреев-земледельцев по усмотрению министерства.
     В 1849-1853 гг. в Большом Нагартаве колонисты построили свою лечебницу. На строительство ее здания одесский купец Хаим Ефруси (Йохим Эфруси) пожертвовал 3125 руб., а херсонский купец Герш Ауслендер доставил в лечебницу безвозмездно необходимые на 24 больных кровати, постели, белье, одежду и посуду, а также медикаменты на два года работы.
     Уже упомянутая Нововополтавская сельскохозяйственная школа была построена на пожертвования Г.Е. Гинцбурга и Л.И. Бродского. [40]

     В несоизмеримо больших размерах оказывалась помощь еврейским земледельческим колониям в Палестине. Пожертвования поступали как от частных лиц, так и от различных организаций. Вот лишь несколько примеров.
     Закупленная для основания первых колоний земля в значительной части оказалась малопригодной для земледелия, многие из колонистов обнаружили свою непригодность для земледельческого труда, незнакомство с местными условиями, истощение привезенных из Европы средств привели к критическому, почти безвыходному положению. Они были готовы бросить начатое дело. Существование колоний было под угрозой. Это вынудило первых переселенцев обратиться за поддержкой к евреям Европы. Первым, кто отозвался на их зов был барон Эдмон де Ротшильд. Благодаря его щедрым субсидиям колонии были спасены. Барону за период с 1883 г. по 1898 г. колонии обошлись приблизительно в 30 млн. франков, огромная по тем временам сумма. Его администрация всецело опекала девять колоний. Основная идея Ротшильда состояла в том, чтобы перенести в еврейские колонии Палестины наиболее интенсивные культуры, используемые в сельскохозяйственном производстве южной Франции и у французов-колонистов в Алжире, прежде всего виноград, плодовые и ягодные растения. Полевое земледелие было в совершенном загоне. Пока виноградники и сады не плодоносили, колонисты получали пособие. Одновременно администрация Ротшильда соорудила винные погреба, оборудованные по последнему слову техники. Когда виноградники начали наконец плодоносить, возникли новые проблемы. Оказалось, что французские сорта винограда, перенесенные в Палестину не дали продукта того качества, которые они давали во Франции. Кроме того, администрация не смогла организовать массового производства вина. Слабые результаты давало также внедрение плодовых и ягодных растений. Хозяйства, ориентированные на эти сельскохозяйственные культуры, нуждались в серьезных преобразованиях, которые впоследствии были реализованы. Несмотря на эти неудачи, заслуга барона в еврейской колонизации Палестины была очень большой. Благодаря заботам щедрого и преданного делу возрождения страны Э. Ротшильда ее колонизация со временем достигла больших успехов. [41], [42], [43]

     В 1900 г. Ротшильд передал управление поселениями в ведение ЕКО, выделив на это необходимые средства. ЕКО решило порвать с глубоко деморализующей колонистов системой благотворительности и опеки. Для этого были введены новые методы поселенческого хозяйства, рассчитанные на скорейшее достижение поселениями самостоятельности. Колонисты должны были вести хозяйство за свой счет и нести ответственность за результаты своего труда. Для достижения этой цели ЕКО увеличило землевладения колоний и отказалось от односторонней ориентации на какую-либо группу сельскохозяйственных культур. Общество выделяло значительные средства на нужды образования, на поднятие благосостояния евреев в местах их жительства и на помощь иммигрантам. Большая часть помощи предоставлялась путем выдачи ссуд с условием возврата. [44]
     Значительную материальную поддержку колонисты Палестины с самого начала своей деятельности встретили со стороны своих единоверцев в России. Поддержка эта, "первоначально неопределенная и разрозненная, получила более планомерный и рациональный характер" с основанием в 1890 г. в Одессе официально утвержденного "Общества вспомоществования евреям земледельцам и ремесленникам в Сирии и Палестине" (Одесский комитет). Оно сосредоточило свои усилия на сборе средств (от 20 до 30 тысяч долларов в год), на руководстве эмиграцией и помощи переселившимся в Палестину. Помимо членских взносов, у многих евреев стало обычаем ознаменовывать всякое радостноє семейное событие каким-либо пожертвованием, хотя бы очень мелким, в пользу колонизации Палестины. [45], [46]
     Помощь, оказанная отдельными филантропами, была важнейшим условием успеха еврейской колонизации Палестины. Но, с другой стороны, огромные материальные средства, затраченные на колонизацию, в первую очередь Э. Ротшильдом, привела к тому, что значительная часть колонистов была деморализована, трудилась недостаточно усердно, жила не по средствам, "не стыдясь в то же время просить субсидии". [47]

     Палестина имела одну своеобразную черту, которой не было ни в одной другой стране мира. Еврейский закон относил принцип субботнего покоя не только к седьмому дню недели, но и к седьмому году. Шесть лет евреи могли засевать свою землю-кормилицу, а в седьмой, в субботний год (шмита), земле надо дать год отдыха. До начала сионистского движения вопрос шмиты не стоял в практической плоскости, поскольку евреи не занимались сельским хозяйством в Эрец-Исраэль. При предыдущей шмите, начавшейся осенью 1881 г., в Эрец-Исраэль существовала всего одна еврейская земледельческая колония Петах-Тиква. Но свирепствующая в тот год малярия вынудила колонистов покинуть ее. Через семь лет в Палестине было девять еврейских колоний с населением 3500 человек. В 1888 г. с приближением еврейского Нового года, наступавшего осенью, остро встал вопрос соблюдения очередной шмиты. Тогда большинство земледельцев еще не могло прокормить свои семьи и нуждалось в постоянной поддержке. Соблюдение шмиты могло привести их к ужасным бедствиям, голоду и прекращению существования еврейских сельскохозяйственных поселений. Кроме того, многие евреи, которые жили в странах диаспоры и намеревались совершить алию, отказались бы от этой мысли, услышав о трудностях существования в Эрец-Исраэль в год шмиты. [48], [49] В связи с этим группа еврейских земледельцев обратилась к раввинам с просьбой найти решение этой проблемы, объяснив, что выполнение законов шмиты в полном объеме нанесет смертельный удар по их хозяйствам и по Эрец-Исраэль в целом. Решение было найдено одним из крупнейших законодательных авторитетов того времени, раввином Яаковом Эльяшаром. Он постановил, что можно обрабатывать землю в субботний год, если формально продать ее неевреям на годичный срок, что позволяло земледельцам продолжать работать на земле, но в качестве наемных работников. При том Эльяшар выставил требование, чтобы каждое еврейское сельскохозяйственное поселение оставило небольшой участок необработанной земли в знак выполнения библейского предписания о шмите. Это решение было поддержано другими раввинами. [50] В конце концов земля была Формально продана судом Ришон ле-Циона в Иерусалиме иноверцу. Большинство колоний полагались на это разрешение для обработки земли в год шмиты. [51]

     Кроме того, колонистам в Палестине пришлось преодолевать тяжелый климат, пустынные, каменистые и заболоченные почвы, эпидемии (малярия, дизентерия, корь и др.), хронический недостаток воды, препятствия еврейской колонизации, создаваемые властями Османской империи, постоянные конфликты и столкновения с соседями - кочующими бедуинами, грабившими всех подряд, а также с крестьянами-арабами за право владения землей, источниками воды и пригодными пастбищами. Угрозы от соседей вызывали необходимость организовывать собственную охрану еврейских колоний. Большие проблемы для еврейской колонизации Палестины создавали власти Османской империи. С 1882 г. турецкое правительство начало активно принимать ряд декретов, которые были направлены на запрещение переселения евреев в Палестину, покупки в ней какой-либо собственности и строительства любых сооружений. Однако в Османской империи всегда существовала пропасть между законом и практикой его применения. Чиновники всегда имели возможность обойти принятые в Стамбуле законы. Евреи-иммигранты вынуждены были прибегать к подкупу, как наиболее эффективному средству обойти запрет. Всеми правдами и неправдами евреи проникали в Палестину, приобретали земельные участки, строили дома и другие сооружения. [52], [53]

     К сожалению, избежать многих недостатков, присущих российским еврейским земледельческим колониям, в палестинской колонизации не удалось. Однако, несмотря на отмеченные трудности и препятствия, в результате упорного труда евреев-колонистов и помощи евреев всего мира удалось доказать пригодность Палестины и евреев к широкой и разнообразной земледельческой колонизации, а основанные в Палестине сельскохозяйственные поселения (вначале колонии, затем коллективные поселения кибуцы и мошавы) со временем превратились в процветающие. Они пережили тяжелые времена арабского террора, войны за независимость и множество других войн. Таким образом то, что не удалось создать в других странах, в первую очередь в России, а затем в СССР, удалось в Эрец-Исраэль. Там еврейское сельскохозяйственное производство стало одним из самых эффективных в мире.

     Важную роль в успехе колонизации Палестины сыграли евреи, занимавшиеся сельским хозяйством в Российской империи. Они участвовали в колонизации Палестины практически с самого ее начала. В дальнейшем сионистская деятельность в колониях России, а затем СССР будет рассмотрена на примере еврейских земледельческих колоний Юга Украины, как главного еврейского земледельческого района страны.

3. Начало сионистской деятельности в российских еврейских земледельческих колониях

     Сионистская деятельность в еврейских земледельческих колониях Российской империи началась после создания в 1881 г. сионистского движения Ховевей Цион (иврит - любящие Сион). Эта деятельности заключалась в поездках представителей этого движения по еврейским колониям, распространении сионистской идеологии и агитации колонистов для переселения в Эрец-Исраэль. [54] Только к концу XIX в. в еврейских колониях России стали появляться свои первые сионисты и первые сионистские организации. Первым сионистом еврейских колоний можно считать Моисея (Мойшу, Моше) Евзерихина (19.11.1872, Рясны Гродненской губернии - 06.03.1969, Израиль).

     Молодой учитель Евзерихин прибыл в еврейскую земледельческую колонию Нагартав Херсонской губернии в начале 1890-х гг. Целью его приезда было ознакомление с жизнью и бытом еврейских крестьян, Они заметно отличались от тех евреев, которых он видел в его родном местечке в Белоруссии и по всей России. Гостя колонии поразили работящие евреи-земледельцы. Это были сильные и неординарные люди. Во время полевого сезона они работали в поле с рассвета до заката, там и ночевали, а домой возвращались только перед наступлением субботы. Он решил остаться. Зарабатывал на жизнь учительством, жил попеременно то в колонии, то в соседнем посаде Березнеговатое. Зиму 1898-1899-х гг. Моисей Евзерихин провел в Одессе, где занимался повышением своей квалификации. Там он познакомился с идеями сионизма, встречался с местными сионистами, слушал их захватывающие речи в синагоге "Явне", которая была центром сионизма в городе. В это время в Одессе много внимания уделялось возрождению иврита. Местные учителя разработали новый метод обучения детей, получивший название "иврит на иврите". Евзерихин освоил его, решил вернуться в колонию и посад и открыть там школу с обучением иврита с помощью этого метода. Вскоре ему удалось успешно реализовать свой план. Он также занялся распространением сионистских идей среди местного населения. Заезжали в колонию и приезжие сионистские активисты. После приезда одного из руководителей Ховевей Цион Зеева (Владимира) Темкина и его речей была основана первая в еврейских колониях сионистская организация Ахават Цион (иврит - любовь к Сиону), в состав которой вошли колонисты Нагартава и евреи Березнеговатого. Председателем организации был избран богатый влиятельный колонист Йоель Берхман, а секретарем - Моше Евзерихин, курировавший идеологическую работу организации. Собрания организации проводились еженедельно на исходе субботы. Помимо постоянных членов, приходили и другие колонисты, которые хотели послушать, о чем говорят сионисты. В 1900 г. на собрания сионистов приходило примерно 25 человек разных возрастов. Люди жаждали новостей и знаний. Было решено создать библиотеку и читальный зал. Для этого Брехман бесплатно предоставил большой зал, занимавший почти половину его просторного дома. На членские взносы были приобретены книги и оформлена подписка на периодические издания на трех языках – русском, идише и иврите. Библиотека стала важным элементом местной общественной жизни и сионистской деятельности. Сионисты надеялись, что их организация продолжит расширяться, но этого не произошло. В какой-то момент один из колонистов отправился к Любавичскому Ребе за благословением и советом. В ходе встречи колонист рассказал о происходящих в колонии событиях, в том числе, о деятельности сионистской организации. Ребе был потрясен этой новостью и немедленно послал письмо своим последователям в Нагартаве. В нем он предостерегал колонистов от влияния сионизма на их жизнь и уведомил их о том, что сионизм неприемлем для любого благочестивого еврея. Ребе запретил колонистам устанавливать какие-либо контакты с этим светским и вредным движением. Это письмо напугало людей. Некоторые из членов организации вышли из ее состава, количество посещающих собрание резко уменьшилось. Однако деятельность организации продолжилась. Между тем Моисей Евзерихин создал семью и воспитал семерых детей. Со временем он стал родоначальником известного нагартавского клана сионистов. Двое его старших детей, Зрубавель и Иехудит, вначале стали лидерами местной сионистской молодежи, а затем известными сионистскими активистами России и Израиля. Со временем сионистами стали его другие дети - Беньямин и Иегуда. Дом Моисея был местом встречи интеллектуалов и молодежи еврейских колоний, стремившихся эмигрировать в Эрец-Исраэль и работать в сельском хозяйстве. [55]

     Одним из последователей Моисея Евзерухина был уроженец еврейской земледельческой колонии Сагайдак Элиезер Пупкин. Их судьбы были во многом схожи. С ранней юности Элиезер преуспевал в изучении Торы и увлекся светской литературой. После учебы в реформистской одесской иешиве вернулся в Сагайдак и в 1910 г. основал там частную современную еврейскую школу с обучением по методу "иврит на иврите". Его ученики свободно говорили, читали и писали на иврите. Они интересовались историей еврейского народа и новостями из Палестины. Тогда же Пупкин создал сионистскую группу, примыкающую к движению Цеирей Цион (иврит - молодежь Сиона). В состав группы входили как местные колонисты, так и земледельцы соседней еврейской колонии Израилевка. Сионисты основали в колонии публичную библиотеку, в которой было много книг на иврите, идише и русском языке. Благодаря полученному сионистскому образованию, колония Сагайдак дала впоследствии заметное количество халуцим, поселившихся в земледельческих колониях Палестины. [56], [57]

     Сионистские организации создавались перед Первой Мировой войной и в других земледельческих колониях. Так, в Большой Сейдеменухе в 1908 г. был основан сионистский кружок Дегель Цион (иврит - флаг Сиона). При всякой возможности созывались собрания, толковали о Палестине и сионизме, делились прочитанным. В результате деятельности кружка заметно повысился интерес местной молодежи к еврейской литературе, получаемой в местной библиотеке-читальне. [58]

     До падения царизма в еврейских колониях сионистское движение только зарождалось. Жители колоний заинтересованно относились к событиям в Палестине, к языку иврит, еврейской истории и политике, о которых они узнавали, как правило, от колониальной интеллигенции (учителей, врачей, и попросту грамотных и интересующихся политикой колонистов). Однако, несмотря на создание в колониях сионистских организаций, до 1917 г. лишь немногие их жители переехали в Палестину. Для большинства членов этих организаций сионизм был платоническим. Сионисты-земледельцы не торопилось эмигрировать в Эрец-Исраэль. Однако вскоре ситуация изменилась.

4. Хахшара в годы Первой Мировой и Гражданской войн

     Первая Мировая война, начавшаяся в 1914 г., принесла России громадные человеческие жертвы, большой экономический ущерб и значительное падение уровня жизни. Наряду с этим, поступали известия о возрождении Эрец-Исраэль и об активизации деятельности сионистских организаций. Эти факторы способствовали пробуждению еврейской молодежи. Она искала для себя поле деятельности. Таким полем стала трудовая хахшара и халуцианское движение. Стояла практическая задача: заселить Эрец-Исраэль не просто населением, а людьми, подготовленными к производительному труду, в особенности сельскохозяйственному, еще в диаспоре, так как в Палестине для такой подготовки не было ни места, ни времени. Для членов движения Гехалуц прохождение хахшары стало обязательным. Она должна была не просто научить человека работать, но превратить его в человека-коллективиста. Одним из средств для достижения этих целей стало создание объединений типа "квуца" (иврит - коммуна). Исходя из этого соображения коллективная хахшара была предпочтительнее индивидуальной. Только после прохождения хахшары Гехалуц выдавал сертификат-разрешение на эмиграцию в Эрец-Исраэль, полученный от Еврейского агентства в Иерусалиме (Сохнут). В России развернулась широкая подготовка к будущей алие. Уже в 1916-1917-х гг. еврейские земледельческие колонии на юге Украины превратились в места хахшары будущих репатриантов. [59], [60], [61] Гонения и погромы, пережитые евреями во время революции и Гражданской войны, значительно ускорили сионизацию евреев, в первую очередь еврейской молодежи 1895-1900-х гг. рождения. [62] В Гехалуц вступили десятки тысяч юношей и девушек. Они с энтузиазмом взялись за профессиональную (преимущественно в различных отраслях сельского хозяйства) и теоретическую (теория сионизма, общественные науки, история и география Эрец-Исраэль и иврит) подготовку. [63]

     Большую роль в подготовке будущих халуцим сыграли еврейские земледельческие колонии Херсонской губернии. Центру движения Гехалуц удалось направить многих своих членов в эти колонии для хахшары. Одной из первых в этом деле была колония Добрая. Первые группы сионистской молодежи из Харькова и Полтавы прибыли в колонию в 1916 г. После Октябрьской революции в Доброй Гехалуц создал сельскохозяйственный кооператив для обучения прибывавших в колонию жителей Харькова, Полтавы, Минска и Екатеринослава. В кооперативе было свое хозяйство (пасека, огород и др.) Часть членов кооператива работала по найму у местных колонистов. [64]

     Сионисты в Прилуках (ныне город в Черниговской области), узнав о необходимости прохождения хахшары, приступила к подготовке ее осуществления. Вскоре собралась группа из девяти человек, которая летом 1917 г. отправилась в земледельческую колонию Израилевка. На следующий день после прибытия они вышли в поле. Было начало жатвы, год выдался урожайный. Тяжелой работы было много, трудились с утра до ночи. Группа проработала до конца сентября. Хозяева, у которых работали проходившие хахшару, были довольны. Молодые колонисты с песнями проводила группу далеко за колонию. В Прилуки группа вернулась в приподнятом настроении, обогащенная опытом земледельческого труда. [65]

     Между летом 1917 г. и летом 1918 г. в колонии Бобровый Кут, Большую и Малую Седеменухи стали прибывать молодые сионисты в поисках места для сельскохозяйственной хахшары. Сначала приехали три члена группы Мишмар ха-Волга из Саратова, вслед за ними прибыли члены Гехалуц из Кременчуга. Это были главным образом молодые люди из среды беженцев и депортированных евреев из прифронтовых районов на западе России. К ним присоединились молодые люди из Херсона и других мест. Некоторые из прибывших остались и после летнего рабочего сезона, так как у них не было ни крыши над головой, ни работы. [66]

     Летом 1917 г. в Нагартав прибыли 20 молодых людей из Кременчуга, среди них было несколько девушек. Местные сионисты поместили их на первое время в единственном доступном общественном месте – в библиотеке. В дни предшествовавшие трудоустройству молодые колонисты снабжали их продуктами из своего домашнего хозяйства. Два сезона приезжали будущие халуцим из Кременчуга на подготовку в колонию. [67]

     Хахшара проводилась и в других еврейских земледельческих колониях. Так, летом 1917 г. для сельскохозяйственной подготовки в колонию Сагайдак прибыла группа из 15 человек из Елисаветграда. [68]

     Молодые сионисты проходили подготовку также у нееврейских землевладельцев. Однако у них им приходилось сталкиваться с антисемитизмом, который порой приводил к трагедиям. Так в 1919 г. елисаветградская группа, состоящая примерно из десяти человек, отправилась на хахшару в украинское село под Бобринцем. Один из них, Яков Грудский, был без всякой причины убит крестьянином, у которого работал. Мать убитого отправилась на место происшествия, чтобы выяснить обстоятельства смерти сына. Крестьянин просто ничего не ответил на ее вопросы. Равнодушно он указал ей место, где юноша был похоронен. Обращаться к властям не было смысла, как из-за их антисемитизма, так и из-за отсутствия свидетелей. [69]

     Подготовка к алие велась не только городскими сионистами, но и сионистами-земледельцами. Задача последних была подготовка к коллективным работам и быту. Сельскохозяйственные поселения, основанные на коллективных началах (коллективное владение имуществом и средствами производства, равенства в работе, потреблении и социальных услугах, отказ от наемного труда) были ответом на экономические, политические и идеологические препятствия в колонизации Палестины. Одним из выразителей этих идей был И. Трумпельдор, известный активист раннего сионистского движения. Такой коллектив был создан молодыми сионистами колонии Большая Сейдеменуха. Они оставили хозяйства родителей и организовали в колонии Бобровый Кут коммуну, названную Коммуна Гехалуц. Она просуществовала до появления в районе различных банд, вынудивших коммунаров распустить коммуну. [70]

     Одной из основных задач было трудоустройство людей, прибывших в колонии на хахшару. Эту задачу обычно решали стремившиеся им помочь местные сионистские активисты. Они договорились с зажиточными колонистами о приеме городских евреев на работу. Это было не просто. Многие хозяева сомневались в получении какой-либо пользы от приема на работу местечковых евреев и называли их "белоручками". С другой стороны, были и те, кто полагал, что нет никакого риска в приеме такой дешевой рабочей силы. В конце концов все прибывшие на хахшару трудоустраивались на следующих условиях: ночлег и пропитание взамен на работу и обучение сельскому хозяйству. [71], [72] Работа была тяжелая. Несколько дней болело все тело, но потом привыкали к нагрузке. Колонисты относились к городским, как правило, снисходительно, как к воспитанникам, прощая ошибки и огрехи, но работать заставляли от зари до заката. Работу находили и в непогоду. Когда шел дождь, работали на конюшне, в хлеву, на дворе и даже в доме у хозяина. Жили в условиях простого деревенского быта с нехитрым однообразным питанием. Однако трудности не мешали по субботам, после тяжелой недели, встречаться, петь песни и мечтать вслух о будущем. Работа в колониях была сезонная, осенью будущие халуцим возвращались в свои родные города и местечки. [73]

     Гехалуц допускал к алие членов движения с обязательным знанием иврита и подготовленных идеологически. Поэтому трудовая хахшара сопровождалась изучением иврита и пополнением знаний об Эрец-Исраэль и сионизме. [74] Прибывшие в колонии свободное от работы время отдавали изучению иврита. Знавшие иврит превращались в "учителей", которые не только обучали, но и требовали применения иврита в повседневном общении. Сначала, конечно, говорили на ломаном иврите с примесью русского и идиш, но со временем будущие халуцим, как правило, говорили исключительно на иврите, на котором проводились политико-просветительные мероприятия, общие беседы и собрания. Популярным было пение на иврите. Это также способствовало изучению языка. [75]

     В состав прибывавшие на хахшару в колонии входила прежде всего физически здоровая и умственно развитая молодежь. Некоторые из них закончили гимназию, но большинство получало лишь элементарное образование в начальных школах. Практически все юноши были воспитанниками хедеров (начальная еврейская религиозная школа). В разной степени они владели русским, идиш и ивритом. Жили приехавшие, как правило, дружно, несмотря на то, что собирались из разных мест - из больших городов и захолустных местечек, друг друга не знали и отличались по уровню культуры. [76], [77]

     Гражданская война, в годы которой происходила хахшара, сопровождалась массовыми погромами и убийствами евреев. В это время поездка в земледельческую колонию и возвращение домой после прохождения хахшары были рискованным делом. Трагедией могла закончиться встреча с любой из действующих на этой территории многочисленных банд. Далеко не каждый был готов в такой ситуации отправиться в дальний путь на хахшару. Те же, кто приехал, вместе с местными жителями участвовали в обороне колоний, которые часто подвергались нападениям банд погромщиков. Некоторые из них погибли в борьбе с бандитами. [78]

     Значение хахшары состояло не только в той конкретной пользе, которую она приносила будущим халуцим, но и в ее влиянии на еврейскую среду в России, в данном случае на еврейские колонии. [79] Многие евреи-земледельцы до появления в их колониях приехавших на хахшару горожан практически ничего не знали о сионизме. Многие колонии стояли в стороне от происходивших в стране событий. До них не доходили вести, волновавшие жителей городов. В этих колониях знали, правда, что еще до 1917 г. какие-то люди уезжали в Эрец-Исраэль, но то были люди из других мест. Вообще идея переселения в другие края не очень-то привлекала жителей еврейских колоний. [80] Такая обстановка была, например, в колонии Малая Сейдеменуха. Ее молодой колонист Мордехай Весельницкий (Симхони) узнал о сионизме и о движении Гехалуц весной 1917 г. от приехавшего с Поволжья Хаима Бавли. После чего Мордехай решил основать в его колонии организацию Гехалуц. Постепенно в нее стали вступать молодые евреи Малой Сейдеменухи. Одним из первых мероприятий организации было содействие прибывшим в колонию на хахшару. [81]

     Появление в колониях молодых городских сионистов, вызвало подъем в среде местной молодежи. Они привнесли дух жизни, радости и пробуждения в жизнь отдаленных колоний. Между местной и приезжей молодежью завязывались дружеские отношения. Они вместе проводили свободное от работы время. Благодаря влиянию приезжавших в колонию Нагартав на хахшару городских сионистов, молодые колонисты создали местную организацию Гехалуц, которую возглавили Зрубавель и Иехудит Евзерихины. Также как их родители, проживая в колонии, они не были земледельцами. Поэтому первым делом Евзерихины решили подготовить себя к сельхозработе в Палестине. Но в Нагартаве сделать это было невозможно. Никто бы не согласился взять их на тяжелую черную работу из-за уважения к их отцу. Зрубавель ушел на хахшару в Малую Седеменуху, а Иегудит - в Романовку. [82]

     Сионисткие организации были созданы и в других колониях. С 1917 г. организации сионистов-социалистов действовали в Новополтавке (15 членов) и Ефингаре (8 членов). [83] У сионистов Малой Сейдеменухи возникла идея созвать районную конференцию колонистов-сионистов. Для ее организации молодые сионисты этой колонии отправились по еврейским колониям Херсонской губернии. Конференция состоялась осенью 1918 г. в колонии Доброй. В ней приняли участие сионисты Доброй, Ефингара, Израилевки, Малой Сейдеменухи, Нагартава и Сагайдака. Конференция прошла в сокращенном формате, так как в районе Доброй появилась крупная банда бандитов. На конференции были избраны два представителя для поездки в Эрец-Исраэль, чтобы изучить местные условия и подготовить почву для репатриации. Это были Шломо Цвик из Доброй и Мордехай Весельницкий. Однако из-за войны и погромов их командировка не состоялась. [84]

     В 1919—1920-е гг. Гражданская война достигла своего апогея. Это было время тяжелейших потрясений и бедствий для украинского еврейства. Жизнь каждого еврея висела на волоске, и самосохранение стало, в сущности, главной задачей еврейского народа. Это создавало огромные трудности в работе местных сионистских организаций, которые подчас вынуждены были вообще прекратить свою работу. Сыграл свою роль и запрет, наложенный большевиками на сионистскую деятельность в 1919 г., как только они впервые захватили власть в Украине. Гонения и бедствия усилили стремление к алие не только в среде сионистов, но и среди еврейской молодежи вообще. Смертельная опасность, нависшая в то время над евреями Украины, вызвала рост эмиграции. В поисках спасения евреи готовы были бежать куда угодно. К западным границам устремились тысячи еврейских беженцев из городов, местечек и земледельческих колоний. Вместе с этим потоком румынскую, польскую, литовскую и латвийскую границы переходили члены Гехалуц и других сионистских организаций, которые с большим трудом и с опасностью для жизни добрались в Палестину. Многие из них в пути оказывались совершенно нищими, им приходилось зарабатывать по дороге деньги, чтобы продолжать свой путь. Для перехода границы беженцам доводилось пользоваться услугами контрабандистов, безжалостно грабивших их. Были случаи, когда люди погибали от пуль пограничников или проваливались под лед (на Днестре и его притоке Збруче). Уже за границей их часто арестовывали местные власти. Зачастую на такой путь уходили многие месяцы, а порой и годы. Из-за тяжелых условий часть беженцев заболевала и не могла продолжить путь. Немалое число их погибло так и не достигнув цели. [85], [86]

     Многие из вышеперечисленных трудностей пути в Эрец-Исраэль пришлось преодолеть первой группе членов Гехалуца из самых сионизированных еврейских колоний Малая Сейдеменуха и Нагартав, а также примкнувшим к ним жителям Херсона и Кременчуга. Вначале группа отправила гонца на российско-румынскую границу, чтобы изучить варианты выезда из страны. После его возвращения группа отправилась в дальний нелегкий путь в мае 1920 г. Одним из ее руководителей был Мордехай Весельницкий, который незадолго до этого женился на Иегудит Евзерихиной из Нагартава. В состав группы входили также ее брат Зрубавель Евзерихин с женой. Перед дорогой группа сосредоточилась в Малой Сейдеменухе. Было решено добраться до румынской границы на телегах, запряженных лошадьми, с намерением продать их там и за вырученные деньги расплатиться с контрабандистами. Выехали ночью, чтобы не привлекать к себе внимания. Первой остановкой был Нагартав. Там нужно было сделать несколько последних приготовлений. Преодолев более 400 км, группа благополучно прибыла в Рыбницу, город расположенный на левом берегу Днестра. По этой реке тогда проходила граница с Румынией, однако им не удавалось пересечь границу в течение многих месяцев. Пограничники обеих сторон жестко расправлялись с перебежчиками. Коммунисты видели в каждом, кто пытался покинуть Советскую Россию, предателя и врага, застрелить которого было добрым делом. Румыны же усматривали в беженцах коммунистических шпионов. Группе пришлось ждать морозов. Они остановились и работали в с. Воронково, примерно в 12 км юго-восточнее Рыбницы. В это время тяжело заболела жена Зрубавеля, им пришлось отказаться от намеченной цели и вернуться домой. Когда река наконец замерзла, оставшиеся члены группы перешли границу, и сразу же были арестованы румынами. Шесть месяцев они просидели в тюрьме, выполняя там самую грязную работу. Наконец их освободили. Они вышли на свободу 1 мая 1921 г. Скитания группы на этом не кончились. Им пришлось надолго задержаться в Кишиневе, входившем тогда в состав Румынии, а затем в Стамбуле. Только 2 ноября 1921 г. группа прибыла морем к берегам Эрец-Исраэль. Они добрались к месту назначения через полтора года после того, как вышли в путь. [87], [88], [89] Впоследствии в Палестину отправились еще несколько групп евреев-земледельцев, в том числе из Малой Сейдеменухи.

     Уже в Палестине Весельницкие поменяли фамилию на близкую по смыслу ивритскую фамилию Симхони. Мордехай (Мордка) Симхони (1895-1982) и Иегудит Симхони (1902-1991) поселились в мошаве Нахалаль. Иегудит стала сионистским активистом и политиком. В 1944 г. была избрана депутатом Законодательного собрания Британской Палестины, а в 1949 г. - депутатом кнессета (парламента государства Израиль) первого созыва от партии МАПАЙ (Партия рабочих Земли Израильской). [90]

5. Сионистские организации в еврейских земледельческих колониях после победы советской власти

     С приближением окончания Гражданской войны, несмотря на противодействие органов победившей советской власти, начали восстанавливаться старые сионистские организации и создаваться новые, росла численность их членов. Стали возникать и новые пункты хахшары. Активизации сионистского движения и росту эмигрантских настроений способствовали кровавые массовые погромы Гражданской войны, голод 1921-1922 гг. и Декларация Бальфура, изданная 2 ноября 1917 г., которая подала надежду на создание в Палестине национального очага еврейского народа.

     Пытаясь наладить экономическую жизнь страны, большевистское правительство поощряло создание сельхозтовариществ, давало им землю и инвентарь. [91] Руководство Гехалуца, используя благоприятную ситуацию, стремилось расширить движение хахшары. В середине 1922 г. Гехалуц принял решение организовать крупные хозяйства хахшары в Крыму. [92] В соответствии с планом Гехалуц приступил к созданию там специальных постоянно действующих сельскохозяйственных коммун, основанных на совместной жизни, обобществлении имущества и труда всех ее членов. В Советской России большевики считали сельскохозяйственные коммуны перспективной формой поселений и способствовали их созданию. Они начали создаваться с конца 1917 г. бедняками, батраками и рабочими, главным образом на бывших помещичьих землях. Сторонником организации сельскохозяйственных коммун как на территории СССР для хахшары, так и для колонизации Эрец-Исраэль был также Трумпельдор. Первой в Крыму была основана земледельческая коммуна Тель-Хай (октябрь 1922 г.), второй - Керем Йосеф (весна 1923 г.), третьей - Мааян (июнь 1923 г.) и четвертой - Мишмар (апрель 1924 г.). Коммуны Гехалуц в Крыму достигли хороших результатов на многих направлениях своей деятельности, прежде всего в сельскохозяйственном обучении коммунаров. В этом важную роль сыграли потомственные евреи-земледельцы, прибывшие в коммуны из еврейских сельскохозяйственных колоний Юга Украины. [93]

     Не имея возможности сосредоточить всех желающих пройти хахшару в хозяйствах, принадлежащих Гехалуц, организация использовала все возможности для их устройства в старых и новых (основанных после Гражданской войны) еврейских колониях, существующих еврейских артелях, совхозах и т.п. [94] Примером такой деятельности Гехалуц было создание в 1921 г. в колонии Новополтавка учебной группы, состоящей примерно из 100 человек. Члены группы прибыли в колонию из различных городов и местечек для обучения сельскохозяйственным специальностям. Кроме того они участвовали в восстановлении этой колонии, разрушенной во время Гражданской войны. [95]

     После победы советской власти в еврейских земледельческих колониях Юга Украины действовали следующие сионистские партии и организации:
     Гехалуц и Гашомер Гацаир - вышеупомянутые сионистские молодежные организации;
     Ционистише социалистише партай (ЦСП) (идиш - сионистская социалистическая партия) или сионисты-социалисты (ЦС);
     Ционистишер Социалистишер Югенд Фербанд (ЦСЮФ) (идиш - сионистско-социалистический союз молодежи), молодежное крыло ЦСП. Эта организация часто называлась просто Югенд (идиш - молодежь) или Югендтау (идиш - роса молодости);
     Поалей Цион (иврит - рабочие Сиона) — Еврейская социал-демократическая рабочая партия (позднее - Еврейская коммунистическая рабочая партия);
     Единая всероссийская организация сионистской молодежи (ЕВОСМ).

     Хронология истории сионистских организаций в еврейских земледельческих колониях в 1920-е гг. выглядит следующим образом.

     После окончания Гражданской войны, осенью 1920 г., на Юге Украины была окончательно установлена советская власть, представлявшая собой коммунистическую диктатуру, глубоко враждебную любым другим идеологическим и политическим течениям. Участники сионистского движения на этой территории подвергались репрессиям едва ли не с первых месяцев установления советской власти, в результате чего практически все сионистские организации в колониях были вынуждены уйти в подполье. [96] Несмотря на это, ослабевшие в земледельческих колониях сионистские организации стали восстанавливаться и активизировать свою подпольную деятельность.

     В 1923 г. сионистские молодежные организации в ряде колоний стали многочисленной и влиятельной силой. В колонии Малая Сейдеменуха численность членов сионистских организаций достигла 50 человек. Они поддерживали связь с вышестоящими органами, откуда систематически получали инструкции и литературу. [97]

     В 1924 г. в колонии Ефингар был создан кружок сионистской молодежной организации "Югенд" в составе восьми человек. Кружок собирался довольно часто, получал регулярно издававшийся в Москве нелегальный журнал "Гехалуц". После проведенной в этом же году властями операции против сионистской организации ее работа временно прекратилась. Со временем организация стала восстанавливаться. [98]

     До сентября 1924 г. в Новополтавке действовала довольно сильная сионистская организация молодежи "Югендтау". Работа этой организации выражалась в пропаганде идей сионизма и вовлечении новых членов, после чего они пропускались через учрежденные курсы по изучению иврита и еврейской истории. [99]

     2 сентября 1924 г. в Новополтавке была проведена операция по аресту членов сионистской организации молодежи "Югендтау". До конца года репрессиям подверглись сионисты других колоний, в том числе в новосозданных. От арестованных требовали подписку о прекращении сионистской деятельности, а отказывавшихся выселяли в отдаленные районы страны. В результате этой операции численность актива в некоторых организациях практически уменьшилась вдвое. В этот период деятельность сионистов значительно сократилась и приняла строго конспиративный характер. [100], [101], [102]

     В 1925 г. в Ефингаре на базе кружка "Югенд" была создана сионистская организация Гехалуц. [103] Организация проводила свою работу нелегально и была создана по принципу так называемых пятерок. Каждый участник организации знал членов только своей пятерки. Эти пять человек собирались под каким-либо предлогом в доме одного из участников пятерки, где проводились собрания, чтения сионистской литературы, изучался устав организации и проводилась другая сионистская работа. [104]

     В 1920-е гг. осуществлялся выезд колонистов-сионистов в Палестину. Так, в 1924–25 гг. из Малой Сейдеменухи в Палестину выехали члены сионистских молодежных организаций и их родственники (свыше 10 семей). [105]

     К середине 1925 г. сионистское движение в колониях разрослось. Во многих еврейских колониях, в особенности в Николаевском и Херсонском округах, существовали активные сионистские организации. В отдельных колониях они количественно в несколько раз превышали местные комсомольские и пионерские организации. Еще совсем недавно сионистское движение было очень слабым и не оформленным в организационном отношении. К указанному времени сионистские организации приобрели четкие формы, и в своей деятельности основывались на строгой внутренней дисциплине и конспирации. [106] О силе организации на юге Украины говорит тот факт, что молодые сионисты часто угрожали комсомольцам побоями и изгнанием из еврейских колоний. [107]

     31 июля 1925 г. Евсекция (Еврейская секция — название Еврейской коммунистической секции ВКП(б), поборник наиболее жесткого курса по отношению к сионистам) сообщает. В еврейских сельскохозяйственных поселениях Одесской губернии сионисты стали массовым движением, имели ячейки и организации и работали полулегально. Их представители пытались сорвать собрания, выступали с целью подорвать влияние комсомольцев. В отдельных местах сионистские группы молодежи нападали и избивали комсомольцев и пионеров, выступали против мероприятий советской власти по землеустройству евреев, требовали освобождения арестованных сионистов, свободы слова и печати. [108]

     В 1925 г. районные партийные организации отмечали активизацию деятельности сионистов в колониях Новополтавка, Ефингар и Добрая. В секретном письме Николаевского окружкома КП(б)У говорится о необходимости принятия мер по пресечению сионистского движения в районах компактного проживания еврейского населения. [109]

     18-19 сентября 1925 г. в колонии Большая Сейдеменуха состоялась районная конференция ЦСП. На ней отмечен значительный рост партийных организаций, особенно молодежных. Основным вопросом, рассмотренным на конференции, была подготовка к предстоящим выборам в местные советы, включая сельские советы (сельсоветы) еврейских колоний. Было решено усилить массовую агитацию евреев кустарей, ремесленников и земледельцев. Для этого предусматривался выпуск и распространение листовок и воззваний. [110]

     16 октября 1925 г. в Николаевском округе чекистами была проведена новая операция "по изъятию сионистского элемента". Среди арестованных была член ЦСЮФ и левого Гехалуца колонии Новополтавка Сара Медем. [111]

      На V Херсонской окружной конференции КП(б)У (ноябрь 1925 г.) одним из недостатков еврейского переселенческого движения называли деятельность сионистов, которые "строят свою политику" в переселенческих поселках и "ратуют за переезд в Палестину". [112]

     Порой в колониях имели место столкновения между сионистами и их противниками. Одно из них произошло в 1925 г. на собрании еврейской колонии Ефингар по вопросу еврейской колонизации. В результате четыре сиониста были арестованы и приговорены к тюремному заключению на шесть месяцев каждый. [113]

     На выборах в начале 1926 г. сионисты колоний стремились провести в сельсоветы свои кандидатуры. Однако в это время советские карательные органы провели очередную операцию. 2 декабря 1925 г. в Большой Сейдеменухе были арестованы руководители местных молодых сионистов. В то же время были практически полностью уничтожены сионистские организации в Малой Сейдеменухе. [114], [115] Тогда же были репрессированы сионисты-активисты других колоний.

     На начало 1926 г. сильные ячейки ЦСЮФ имелись в колониях Добрая, Ефингар, Новополтавка и др. Ячейки подчинялись Николаевскому окружному комитету этого молодежного союза. Кроме того в этих колониях имелись подростковые отряды имени И. Трумпельдора (Юные трумпельдорцы), численностью превосходивших ячейки ЦСЮФ. В колониях эти ячейки вели полулегальное существование, принимали широкое участие в общественной жизни колоний и пользовались значительным авторитетом среди колонистов. Во время выборов депутатов сельсоветов в январе-феврале 1926 г. ячейки ЦСЮФ действовали с высокой активностью. Ими было распространено большое количество центральных и местных листовок и организованы частные выступления. [116] К этому же времени большую работу по завоеванию крепких позиций в старых еврейских колониях и новых переселенческих поселках провел Гехалуц. Он на 90% состоял из членов ЦСП, ЦСЮФ и Гашомер Гацаир (левый).

     В ответ на рост и активность сионистов чекисты произвели в конце февраля 1926 г. аресты их активистов в колониях. Это в значительной степени ослабило местные сионистские ячейки. В августе 1926 г. они начали восстанавливаться, имея в своем составе 5-6 членов. Однако состояние ячеек уже не напоминало то, которое было к началу 1926 г. Исчезла внешняя активность, все внимание было обращено на достижение внутренней стабильности и на сохранение актива. [117]

     В июне 1926 г. в колонии Львово произведены аресты членов подпольной сионистской организации ЦСЮФ. [118]

     В еврейских колониях Зиновьевского (бывший Елисаветградский) округа в 1926 г. продолжала действовать ЕВОСМ. В результате арестов актива эта организация ослабла. Появились упадочные настроения, были случаи добровольных выходов из организации. [119]

     15 апреля 1927 г. были арестованы и высланы в отдаленные места страны руководители и активисты Ефингарской сионистской организации. [120] Такая же участь постигла сионистов других колоний.

     В 1928 г. в колониях завершился разгром организованного сионистского движения. Карательные органы начали вылавливать последних сионистов-подпольщиков.

     Отдельные нелегальные малочисленные группы сионистов в колониях действовали до середины 1930-х гг., однако идея не исчезала никогда.

     Приведенная хронология позволяет выявить следующие основные моменты сионистского движения в еврейских земледельческих колониях после Гражданской войны:
     С установлением советской власти в еврейских земледельческих колониях начались гонения на все сионистские партии и организации. Все они были вынуждены уйти в подполье. Гонения и репрессии продолжались до полной ликвидации сионистского движения.
     В конце 1924 г. репрессии усилились.
     Несмотря на репрессии, в 1925 г. подпольная деятельность сионистских организаций в еврейских колониях приобрела наиболее широкие масштабы.
     В 1926–27 гг. советские власти значительно усилили репрессии против сионистов.
     В 1928 г. в колониях сионистское движение в основном было ликвидировано.
     Отдельные малочисленные нелегальные группы сионистов действовали до середины 1930-х гг.

     Низовые сионистские организации, действовавшие в еврейских колониях, как правило, подчинялись уездным, а после ликвидации уездов в 1923 г. окружным сионистским организациям, которые размещались в административных центрах округов: Одессе, Николаеве, Херсоне, Кривом Роге, Запорожье (до 1921 г. Александровск) и др. Последние находились в ведении мерказа (иврит - центр) – центрального комитета (ЦК) соответствующих сионистских партий, союзов и объединений. Сионистские организации в колониях использовали широкий набор методов политической работы:
     Привлечение в свои ряды новых членов из молодежи еврейских колоний.
     Организация курсов (кружков) по изучению языка иврит, объявленного в стране "реакционным языком", проведение лекций-бесед об Эрец-Исраэль и сионистском движении.
     Пропаганда сионистских идей среди колонистов путем распространения центральных и местных листовок и другой печатной продукции, проведения публичных бесед и выступлений на собраниях, митингах и в других местах скопления евреев-колонистов.
     Противодействие мероприятиям советской власти.
     Попытки проникновения в различные советские организации (сельские советы, артели, кооперативы и т.п.)
     Организация эмиграции в Палестину.
     Обеспечение конспирации, в связи с преследованием властей деятельность сионистов.

     Особые трудности вызывало достижение конечной цели деятельности сионистских организаций - эмиграции в Палестину. После окончания Гражданской войны и создания СССР его границы довольно быстро стали практически непроницаемыми, нелегальная эмиграция стала невозможной. Большевики видели крайне негативные последствия эмиграции для народного хозяйства. Эмиграция в Палестину уводила из СССР наиболее образованные и квалифицированные, часто прошедшие подготовку на учебных сельскохозяйственных предприятиях Гехалуц, кадры рабочих и научно-технических специалистов, что не могло не вызывать обеспокоенность партийно-советского руководства. Кроме того, эмиграция наносила серьезный урон большевистской идеологии. Однако, принимая во внимание международное значение сионистов, большевики отказались от прямого запрещения легальной эмиграции в Палестину в пользу создания многочисленных препятствий этому процессу. Борьба с еврейской эмиграцией из СССР в Палестину приобрела ярко выраженный идеологический характер. Номинальный глава СССР М.И. Калинин, отмечая, что сионисты ведут кампанию против советской власти и сманивают еврейскую бедноту в Палестину, писал в 1926 г.: "Советская власть не может терпеть того, что из ее страны бежит не богач, не враг трудового народа, а обманутый еврейским капитализмом еврейский бедняк". [121] Сионисты возражали против такого подхода. Еще в 1919 г. они утверждали, что для лиц, действительно проникнутых интернациональным идеалом, не может иметь никакого значения будут ли все евреи-земледельцы жить на территории Советской России или отчасти переселятся в Палестину. [122] Несмотря на большие трудности, эмиграция евреев из СССР в Палестину продолжалась. В 1923-1937 гг. из СССР в Палестину эмигрировало примерно 25 тыс. евреев. Однако затем эмиграция была полностью прекращена. [123]

     Были среди преодолевших все огромные бюрократические трудности и эмигрировавших в Палестину и евреи-колонисты. Так, Шимон Майзлин, уроженец колонии Малая Сейдеменуха, член Гехалуц, через несколько месяцев после ликвидации в начале 1928 г. крымской коммуны Тель-Хай, членом которой он являлся, специально отправился в Москву для получения разрешения советских властей на эмиграцию в Палестину. Тогда в столице собирались участники сионистского движения из разных мест для борьбы за право на эмиграцию. Задача была нелегкой. Майзлин добивался разрешения около года. Наконец он получил стандартный паспорт на выезд "без права возвращения на территорию СССР". Паспорта с такой записью выдавались всем сионистам, эмигрировавшим в Палестину. Туда Майзлин прибыл в 1929 г. [124] Преодолела все сложности и получила разрешение на эмиграцию в Палестину семья Губер. Ребекка (Ривка), урожденная Бумагина, (1902–1981, Израиль) родилась в семье евреев-земледельцев колонии Нововитебск Херсонской губернии. С детских лет она помогала семье вести земледельческое хозяйство. После окончания местной школы, училась в Екатеринославской гимназии с намерением получить высшее образование, но после Октябрьской революции была вынуждена вернуться в Нововитебск, где стала работать учителем. В 1921 г. вышла замуж за местного учителя Мордехая Губера (1893, Городок Гродненской губ. - 1978, Израиль), активиста сионистского подполья. В 1925 г. они оба получили разрешение на выезд из Советского Союза и иммигрировали в Эрец-Исраэль. В семье было трое детей: дочь и двое сыновей. Сыновья погибли в войне за независимость 1948-1949 гг. В 1976 г. за особый вклад в развитие общества и государства Ривка удостоена Государственной премии Израиля. [125], [126]

     Мордехай Губер помогал сионистам покинуть СССР и прибыть в Палестину. Одним из тех, кто воспользовался его помощью, был уроженец колонии Добрая Йона Косой (1907-1985). После смерти родителей от голода в 1921 г. переехал в Днепропетровск (ныне г. Днепр, Украина), где жил у тетки. Вступил в Гехалуц. В 1925 г. за сионистскую деятельность был арестован. В 1926 г. получил разрешение на эмиграцию в Палестину, куда прибыл в 1926 г. Там он сменил фамилию на Кесе. Впоследствии стал видным политическим деятелем - депутатом Кнессета пяти созывов и секретарем партии МАПАЙ. [127], [128]

     Несколько облегчало получение разрешения на эмиграцию в Палестину программа воссоединения семей. Такое разрешение в 1924–25 гг. получили 10 семей из колонии Малая Сейдеменуха [129], а в 1927 г. - семья Моисея Евзерихина (в Палестине поменявшие фамилию на Евзори) из Нагартава - патриарха известного сионистского рода Евзерихин-Евзори-Симхони. [130] Далеко не все желающие евреи-колонисты смогли получить разрешение и добраться в Палестину. Шансов выехать из СССР было мало.

     Важной деятельностью сионистских организаций колоний было противодействие мероприятиям советской власти, в первую очередь мероприятиям непосредственно связанным с жизнедеятельностью еврейских земледельческих колоний, а именно землеустройство (аграризация) евреев в СССР и коллективизация сельского хозяйства.

     В начале 1920-х гг. в стране возникла так называемая еврейская "местечковая проблема", суть которой заключалась в том, что основная масса евреев в местечках, занимавшаяся индивидуальным ремеслом и торговлей, совершенно не вписывалась в коммунистический проект. Пришедшие к власти большевики лишили евреев возможности заниматься их привычной деятельностью. Значительная часть евреев в СССР оказалась в катастрофической ситуации. Проблема экономической несостоятельности и бесперспективности еврейских местечек усугублялась из года в год. Все это увеличивало оппозиционность еврейского населения к советской власти, создало благоприятные условия для роста численности и политического влияния запрещенных советской властью сионистских партий и организаций. Спасаясь от нищеты и голода, сотни тысяч евреев вынуждены были покинуть родные места. Часть из них направилась к измученным войной еврейским колониям Херсонской и Екатеринославской губерний. В городах, среди деклассированного, лишенного заработков местечкового и городского населения проявился интерес к земледельческому труду, стали развиваться пригородное и приместечковое сельское хозяйство. Успех инициативы евреев по поселению на землю, катастрофическое положение евреев в западных губерниях, стремление снизить социальную напряженность и привлечь еврейские массы на свою сторону подтолкнули советское руководство к разработке и реализации с 1924 г. плана переселения евреев на землю и превращения еврейских "нетрудовых элементов" в крестьян. В то время промышленность страны, разрушенная в годы Гражданской войны, еще не была восстановлена, поэтому практически единственным способом вовлечения евреев в производственную сферу была их аграризация. Этому способствовало наличие достаточных площадей пустующих земель, пригодных для сельскохозяйственного использования. При благоприятных результатах переселения предполагалось создание на территориях с компактным еврейским крестьянским населением еврейской автономной области или даже республики. [131], [132]

     Основными регионами аграрного еврейского переселения в стране стали Юг Украины, в первую очередь Херсонский, Криворожский, Мариупольский, Запорожский, Мелитопольский округа и Крым, где со временем были созданы Калининдорфский, Нововозлатопольский, Сталиндорфский (Украина), Фрайдорфский и Лариндорфский (Крым) еврейские национальные районы и большинство еврейских национальных сельских советов. С 1923 по 1926 гг. количество евреев-земледельцев в Украине увеличилось с 56 до 107 тыс. человек, то есть почти вдвое, что составило 7% еврейского населения Украины. К 1930 г. количество евреев-земледельцев в Украине увеличилось до 145 тыс. человек (9,5% еврейского населения республики). К тому времени в Украине была наибольшая в Европе концентрация еврейского земледельческого населения [133]. В Крыму с начала 1920-х гг. по конец 1928 г. было поселено 4767 семей евреев-переселенцев или 26 269 человек. [134]

     Отношение сионистов к советскому проекту не было однозначным. Он вызвал негативную реакцию среди руководства Всемирной сионистской организации и ряда сионистских организаций внутри страны, так как являлся альтернативой палестинскому проекту. Сионисты, отвергавшие советский проект, считали, что решение "еврейской проблемы" возможно только в Палестине путем создания там собственной страны еврейского народа, которая сможет защитить его от преследований со стороны других народов. Попытки же советской власти решить проблему путем переселения евреев на землю и создания в СССР еврейской автономии рассматривались этими сионистами как нереальные. Они были убеждены, что пропитанное антисемитизмом население страны всегда будет порождать дискриминацию, преследования и погромы, и, что от жизни в этой стране нужно отказаться. [135], [136]

     Однако среди сионистских организаций страны были и такие, которые поддерживали проект, но на своих условиях. Такой организацией являлась ЦСП. Она открыто заявляла, что стоит за советскую власть и за аграризацию евреев в СССР, но борется и будет бороться "против изуродования советской власти и аграризации диктатурой Евсекции". При этом они выставляли следующие основные требования: прекращение массовых и фальшивых нападок на Палестину со стороны Евсекции и ее прессы; открытие эмиграционного бюро; легализация Гехалуц; демократизация всех общественных институтов; прекращение террора над социалистами в СССР и освобождение осужденных сионистов-социалистов. [137]

     Серьезный удар по советскому проекту нанесла начавшаяся в 1928 г. в стране насильственная коллективизация. Сохранившиеся к этому времени в колониях небольшие части сионистского движения настойчиво вели агитацию среди населения против коллективизации. Сионисты считали, что раскулачивание и коллективизация приведут страну к обнищанию и голоду. Эти действия вызвали усиление карательных акций властей против сионистов-колонистов. [138]

     Большевики, испытывавшие враждебность к любым иным партиям и организациям, с момента прихода к власти стремились к полной ликвидации сионистских организаций независимо от их отношения к советской власти. Осуществлялось это путем репрессии участников сионистского движения. Рядовых членов сионистских организаций обычно приговаривали к трем годам ссылки, после чего следовал трехлетний запрет на жизнь в больших городах и местах концентрации еврейского населения (известный как "минус"). Тех, кого считали вожаками, приговаривали к трем годам заключения в политическом изоляторе или концлагере, затем к трем годам ссылки в отдаленных местах, далее — к трем годам "минуса". Для некоторых сионистов пребывание в ссылке затем заменялось более "суровым наказанием" - высылкой в Палестину. Высылка за рубеж как мера наказания политических оппонентов была закреплена в принятом в июне 1922 г. новом Уголовном кодексе. В 1924 г. эта мера была впервые применена и к арестованным сионистам. Чаще всего выезд в "землю обетованную" оформлялся через общественную организацию "Помощь политическим заключенным" (ППЗ), существовавшую в 1922–1938 гг. Возглавлявшая ППЗ Е.П. Пешкова (первая жена М. Горького) получила право представлять перед органами безопасности интересы советских граждан еврейской национальности, желавших поменять административную высылку на отъезд в Палестину. Большинство "высылаемых" были доставлены в Палестину на судах советского торгового флота, обслуживающих маршрут Одесса – Яффа. Всяческую поддержку сионистам, включая материальную помощь, в эмиграции в Палестину оказывал Американский еврейский объединенный распределительный комитет (Агро-Джойнт), работавший в СССР с 1924 г. [139], [140], [141], [142]

     Далеко не всем выпадала "замена" ссылки высылкой в Палестину. Часть осужденных получали разрешение на эмиграцию в Палестину уже после отбытия ссылки. Замена ссылки на высылку в Палестину и выдача выездных виз после отбытия наказания сделала возможным выезд многих сионистов из СССР в период с 1924 по 1934 год. Среди них были арестованные в один день сионисты-колонисты Мнуха Друян и Моисей Кримкер.

     Друян Мнуха Яковлевна (1898 или 1901 - 1975) родилась в колонии Большая Сейдеменуха. Образование получила в Херсоне. С 1923 г. активно занималась сионистской деятельностью. Была секретарем подпольного Сейдеменухского центра ЦСП и одновременно исполняла обязанности главы местного Гехалуц. Будучи по специальности учительницей, использовала свою профессию с целью вовлечения детей как в ЦСЮФ, так и в подрастковые отряды. Была арестована 2 декабря 1925 г. 16 марта 1926 г. Особое совещание при Коллегии ГПУ УССР приговорило ее к трем годам ссылки в Сибири. В конце июня 1926 г. Особое совещание ОГПУ заменило это решение на высылку в Палестину, куда она прибыла в 1927 г. [143], [144]

     Уникальной является история эмиграции в Палестину Моисея (Моше) Рахмилевича Кримкера, псевдоним Ашуах (иврит - пихта), (1907-1979) и его жены Хаи (Клары) Верхоглаз (1906-1985). Кримкер родился в колонии Малая Сейдеменуха, с 1924 г. активно участвовал в работе местной организации Гехалуц, одновременно являясь членом ЦСЮФ. На собраниях этих организаций он часто выступал с критикой еврейской политики советской власти и деятельности Евсекции. [145] Был арестован 2 декабря 1925 г. 16 марта 1926 г. Особое совещание при Коллегии ГПУ УССР приняло постановление о высылке Кримкера за пределы Украины сроком на три года. Находился в ссылке в Хиве (ныне город в Узбекистане) и в Туркестане (ныне город в Казахстане). В Туркестане в 1928 г. он женился на Хае Верхоглаз, уроженке Курска, члене организации Гашомер Гацаир. Она была арестована в Умани в 1926 г. До мая 1928 г. находилась в заключении в Хивинском исправдоме, а затем - в ссылке в г. Туркестан. В 1929 г. Кримкер был переведен в ссылку в Аулие-Ата (ныне г. Тараз, Казахстан). Хая добилась разрешения на воссоединение в ссылке со своим мужем, и ее перевели в Аулие-Ата. Моше, отбыв срок и получив выездную визу в Палестину, стал дожидаться окончания срока ссылки своей жены. В ноябре 1929 г. они вдвоем переехали в "минусовую" зону в Курск, но срок действия визы Моше закончился. Хая, тогда уже беременная, получила выездную визу в мае 1930 г., но просьба Моше о продлении его выездной визы не была удовлетворена. Они решили, что Хая должна ехать одна. Моше был снова арестован за отправку денег товарищу, который использовал их для побега из ссылки с целью возвращения к подпольной работе. В августе 1930 г. Кримкер был сослан в Гурлен (ныне город в Узбекистане), а затем в Енисейск (ныне город в Красноярском крае). Там Моше получил письмо от Пешковой, которая регулярно переписывалась с находившейся в Палестине его женой Хаей. Пешкова помогла Кримкеру. В январе 1934 г. Моше получил продление визы, и в сентябре, отбыв срок ссылки, уехал в Палестину, где воссоединился со своей женой Хаей. [146], [147]

     В 1928 г. сионистское движение в колониях так же, как в целом по всей стране, в основном было разгромлено. Трагически сложилась судьба большинства сионистов не эмигрировавших в Палестину. Власти усердно вылавливая последних членов сионистского подполья (этот процесс продолжался вплоть до сентября 1934 г.). В годы Большого террора подавляющее большинство из них было уничтожено.

     Трагическая судьба постигла представителя известного клана сионистов Зрубавеля Моисеевича Евзерихина. Он родился в 1900 г. в колонии Большой Нагартав Херсонской губернии. Зрубавель был одним из лидеров Гехалуц. Член ЦК (мерказа) с 1923 по 1926 г. Работал в Москве, Ленинграде, Киеве и многих других местах. [148] Арестован в ночь на 17 марта 1926 г. Приговорен 26 марта 1926 г. к заключению сроком на три года. Отбывал заключение в Челябинске, Верхнеуральске (ныне город в Челябинской области) и Нижнеуральске (ныне Уральск в Казахстане). С 1930 г. находился в ссылке в Туруханске (ныне Красноярский край). Там в 1932 г. он второй раз женился. Его женой стала Гинда Боруховна Малкова (член Гехалуц и ЦСП). Вскоре у них родилась дочь, которая умерла в 1930-х гг. в Ленинграде. Врач по профессии, Малкова умерла в 1935 г. во время борьбы с холерой в Туруханске. После смерти жены, Евзерихин переселился в Красноярск, а затем в Иваново. Арестован 14.12.1937. Приговорен Военной коллегией Верховного суда 15.09.1938 по обвинению в участии в контрреволюционной организации к высшей мере наказания. Расстрелян 15.09.1938. Реабилитирован 06.05.1992. [149], [150], [151], [152]

     Те, кто не был расстрелян сразу, погибли от непосильного труда и голода в лагерях, на приисках и в шахтах. Осталось в живых лишь небольшое количество рядовых сионистов, которым помог уцелеть случай.

Заключение

     Преодолев в СССР огромные трудности (преследования, тюрьмы, ссылки и т.д.), прибывшие в Эрец-Исраэль сионисты из еврейских земледельческих колоний внесли весомый вклад в создание Израильского государства. Они сыграли важную роль в решении одной из главных задач сионистского движения - создания в Эрец-Исраэль класса еврейских земледельцев, способных обеспечить еврейское население необходимыми сельскохозяйственными продуктами. В относительно короткий срок новые поселенцы, значительная часть которых прошла сельскохозяйственную подготовку в еврейских земледельческих колониях России, а затем в СССР, создали в Эрец-Исраэль высокопродуктивное сельское хозяйство, не уступающее по уровню хозяйствам развитых стран с многовековой земледельческой традицией. Для достижения таких результатов им пришлось преодолевать неимоверные трудности: тяжелый климат, пустынные, каменистые и заболоченные почвы, эпидемии (малярия, дизентерия, корь и др.), хронический недостаток воды, нехватку жилья, дефицит финансовых средств, постоянные конфликты и столкновения с арабами и бедуинами за право владения землей, источниками воды и пригодными пастбищами. Многие из них сыграли видную роль в культурной, общественной жизни и обороне созданного в 1948 г. Государства Израиль. Часть потомков-выходцев из еврейских колоний России и СССР и по сей день занимается земледелием и скотоводством в кибуцах и мошавах еврейской страны.

     Сионисты, покинувшие свои земледельческие колонии и уехавшие в Палестину, никогда не забывали покинутые родные места, о чем свидетельствует изданная общими усилиями в 1965 г. на иврите в Тель-Авиве книга "Еврейские крестьяне в степях России" (Хаклаим Иегудим Беаравот Русия, Jewish Farmers in Russia Fields). Еще одна книга воспоминаний под названием "Мы начинали еще в России" была издана там же в 1983 г. Материалы, содержащиеся в этих книгах, широко использовались при написании данной статьи.

     В июле 2006 г. примерно 30 человек - израильских потомков колонистов из России посетили Нагартав, Малую Сейдеменуху и Романовку. Часть из них смогла найти там дворы и дома своих предков, по оставленным ими когда-то картам и воспоминаниям. В результате поездки был снят фильм "Авот ве-Аравот" (иврит - отцы и степи) [153] В августе 2019 г. группа потомков Шимона Майзлина из Израиля в составе 11 человек посетили его родину Малую Сейдеменуху. Там жили четыре поколения его предков. [154] Память о еврейских земледельческих колониях живет, она передается следующим поколениям бывших колонистов.

     Литература:

1. Гвати Х. Киббуц: так мы живем. Санкт-Петербург, 1992. С. 9.
2. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк. Период османского владычества (1517–1917) // КЕЭ. Том 3. Кол. 62–64.
3. Сионизм // КЕЭ. Том 7. Кол. 870–910.
4. Матосов М. Русский Холокост. Истоки и этапы демографической катастрофы в России.
5. Федоров А.В. История России 1861-1917 гг.: учебник для СПО. М. Издательство Юрайт. 2016. С. 86.
6. Кремлев Н.Т. Историческая социология. Часть 3. Индустриальное и постиндустриальное общество. М. Издательство Юрайт. 2017. С. 296.
7. Базельская программа // КЕЭ, том: 1. Кол.: 280–281.
8. Меерзон Б. Быть евреем: секреты и мифы, ложь и правда. Санкт-Петербург. Алетейя, 2020.
9. Тривус И. К вопросу о палестинской информации // Рассвет. №20. 24 мая 1908 г. Стлб. 12.
10. Михаэль Бен Цви. Сионисты из еврейских колоний // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/m_ben_tsvi.htm
11. Сборник материалов об экономическом положении евреев в России. Том 1. СПб. Издание Еврейского колонизационного общества. 1904. С. 10.
12. Dekel Peretz. Zionism and Cosmopolitanism. Berlin, Germany. 2022.
13. Бруцкус Б. Евреи-земледельцы России и колонизация Палестины // Рассвет. №48. 14 декабря 1908 г. Стлб. 13.
14. Разные известия // Рассвет. №20-21. 24 мая 1909 г. Стлб. 24.
15. В Одесском Палестинском Комитете // Рассвет. №19. 10 мая 1909 г. Стлб. 15.
16. Пасик Я. История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/index.htm
17. Israel Bantal. Farming the land on three continents: Bilu, Am Oylom, and Yefe-Nahar, p. 251.
18. Бен-вид (Б. Бруцкус) О методах еврейской колонизации. С.-Петербург. 1899. С. 12, 14.
19. Любарский Г.А. Палестина, ее настоящее и будущее. Варшава. Издание "Ахиасаф". 1900. С. 88.
20. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней. 1807-1887 г. Санкт-Петербург. 1887. С. 16, 122.
21. Пасик Я. Агитполет "Биробиджанца" в еврейские национальные районы // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-birobidzhanets-plane.htm
22. Любарский Г.А. Палестина, ее настоящее и будущее. С. 77-78.
23. Гилель Галкин. Что увидел Ахад а-Ам и упустил Герцль - и наоборот // журнал "Лехаим" 7 февраля 2022.
24. Пасик Я. Злоупотребления в системе управления еврейскими земледельческими колониями // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-abuse.htm
25. Любарский Г.А. Палестина, ее настоящее и будущее. С. 94-95.
26. Клебанов Я. Колонии еврейские в Палестине // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. Том 9. Стлб. 665.
27. Любарский Г.А. Палестина, ее настоящее и будущее. С. 84.
28. Земцов М.Е. Еврейские крестьяне: Краткий очерк экономич. положения евреев-земледельцев Екатеринослав. губернии. Санкт-Петербург. 1908. С. 33-35.
29. Клебанов Я. Колонии еврейские в Палестине. Стлб. 666.
30. Пасик Я. История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма.
31. Державин Г.Р. Сочинения. Том 7. СПб.: Издание Императорской Академии наук, 1872. С. 292-330.
32. Agriculture // Электронный ресурс: https://YivoEncyclopedia.org
33. Усышкин М.М. Успехи еврейской колонизации в Палестине за последние 8 лет. С.-Петербург. 1890. С. 17-18.
34. Herman Rosenthal. Agricultural colonies in Palestine // Электронный ресурс: JewishEncyclopedia.com
35. Пасик Я. Новополтавские еврейские сельскохозяйственные учебные заведения // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-novopoltavka-school.htm
36. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 51, 58, 62.
37. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том 19. Отделение первое. 1844. Санкт-Петербург. 1845. С. 910-917.
38. ОРТ // КЕЭ. Том 6. Кол. 188–194.
39. Еврейское колонизационное общество // КЕЭ. Том 2. Кол. 439–441.
40. Пасик Я. История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма.
41. Бруцкус Б.Д. Еврейский национальный центр в Палестине. Петроград. 1919. С. 29.
42. Меерович М.Г. Описание еврейских колоний в Палестине. Одесса. 1900. С. 4, 182.
43. Любарский Г.А. Палестина, ее настоящее и будущее. С. 94.
44. И.Ч. ЕКО (Еврейское колонизационное общество) // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. Том 7. Стлб. 505.
45. Арндт Б. Сионистское движение среди евреев // Мир Божий. Ежемесячный литературный и научно-популярный журнал. Январь 1901 г. С.-Петербург. 1901. С. 196.
46. Говард М. Сакер. История Израиля. Том 1. Библиотека Алия. 1991. С. 71.
47. Б. Бен-вид (Б. Бруцкус) О методах еврейской колонизации. С. 10.
48. История ѓетер мехира. Ешива Ар-Браха. 11 ноября 2021 г.
49. Еврейские земледельческие колонии // Энциклопедический словарь. Том XIa. Издатели Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон. С.-Петербург. 1894. С. 482-483.
50. Эльяшар, семья // КЕЭ, Т. 10. Кол. 619–620.
51. Shemita Debate of 5649 (1889) // Digital library.
52. Аникин В. Бессарабские Палестины: этюды о бессарабском еврействе (часть пятая) // Заметки по еврейской истории. №10-12. 25.12.2019.
53. Ирма Фадеева. Под Османским игом. Еврейские общины Сирии и Палестины // Журнал "Лехаим". 12 ноября 2020.
54. Александр Быстряков. Сионистское движение в Екатеринославе // Электронный ресурс: https://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer3/Bystrjakov1.htm
55. Moshe Yivzori-Yivzrikhin. Nahar Tov Ha'Gdola (Greater Nahar Tov) // Jewish Farmers in Russia Fields. Tel Aviv. 1965, p. 294-304.
56. Пасик Я. Просвещение в еврейских земледельческих колониях (XIX - начало XX веков) // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/education.htm
57. Tzipora Kaminker. Sehaidak // Jewish Farmers in Russia Fields. Tel Aviv. 1965, p. 236.
58. Нам пишут из колонии Большая Сейдеминуха (Хер. губ.) // Рассвет. №2 11 января 1909 г. С. 45.
59. Дан Пинес. Гехалуц и революция // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 42.
60. Дан Пинес. Условия экономической и хозяйственной деятельности Гехалуц // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 272.
61. Зусман А. Ферма под Одессой // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 63.
62. Михаэль Бен Цви. Сионисты из еврейских колоний // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/m_ben_tsvi.htm
63. Хе-Халуц // КЕЭ. Т. 9. Кол. 789–797.
64. Tzipora Bar–Droma–Gallili. Yefeh–Nahar and Dobroye // Jewish Farmers in Russia Fields. Tel Aviv. 1965, p. 347.
65. Нахман Райхенштейн. В еврейской колонии на Украине // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 67-68.
66. Мордехай Симхони. В еврейских колониях // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 93.
67. Yehuda Yevzory. Nahar Tov Ha'Gdola (Greater Nahar Tov) // Jewish Farmers in Russia Fields. Tel Aviv. 1965, p. 314-315.
68. Иосеф Мешков. Гехалуц в Елисавеграде // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 151.
69. Там же. С. 151-152.
70. Menakhem Ben-Sadeh. Sdeh Menukha Ha'Gdola // Jewish Farmers in Russia Fields. Tel Aviv. 1965, p. 188.
71. Yehuda Yevzory. Nahar Tov Ha'Gdola (Greater Nahar Tov), p. 314.
72. Yehudit Simkhoni. Nahar Tov Ha'Gdola (Greater Nahar Tov) // Jewish Farmers in Russia Fields. Tel Aviv. 1965, p. 305-311.
73. Нахман Райхенштейн. В еврейской колонии на Украине. С. 68.
74. Беньямин Вест. Нелегальный Гехалуц в 1923-1929 годах // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 367.
75. Цви Кутман. Ярцевская коммуна // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 122.
76. Гусев В.И. Сионистское движение в советской Украине в первой половине 20-х годов XX века: архивы ОГПУ свидетельствуют. Сборник материалов научной конференции центра научных работников и преподавателей иудаики в вузах "СЭФЕР" "Российский сионизм: история и культура". Москва: 2002. С. 269-271.
77. Иехуда Эрез. Елисаветградская районная группа // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 137.
78. Tzipora Bar–Droma–Gallili. Yefeh–Nahar and Dobroye, p. 347.
79. Дан Пинес. Гехалуц и революция. С. 42.
80. Мордехай Симхони. В еврейских колониях. С. 92.
81. Там же. С. 92-93.
82. Yehuda Yevzory. Nahar Tov Ha'Gdola (Greater Nahar Tov), p. 315.
83. Миколаївщина: нариси історії революції 1917–1921 років. Миколаїв: Іліон, 2017. С. 160.
84. Мордехай Симхони. В еврейских колониях. С. 91-95.
85. К истории движения Гехалуц в России до раскола (1917-1923) // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 15-17.
86. Нелегальная алия // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 386-387.
87. Хаим Бавли. В эпоху революционных перемен // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 186.
88. Yehuda Yevzory. Nahar Tov Ha'Gdola (Greater Nahar Tov), p. 311-342.
89. Ишаягу Симхони. Наш брат Мордехай (перевод с иврита) // Электронный ресурс: http://memorial.kvgeva.org.il/index.php/sh/180-simhoni-mordchay/396-mordchay-simhoni.
90. Йехудит Симхонит // Циклопедия.
91. Коган Ф.М. Страницы движения Гехалуц (пионеров) в Украине. 1916-1928 гг. // Сборник документов и материалов "Еврейское население на Николаевщине". Государственный архив Николаевской области. Том 2. Николаев. Атолл. 2004 С. 6-7.
92. Дан Пинес. Условия экономической и хозяйственной деятельности Гехалуц. С. 273.
93. Пасик Я. Еврейские поселения в Крыму (1922-1926) // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/crimea_communes.htm
94. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 7747, оп. 1, д. 13, л. 60-77.
95. Найман О.Я. Єврейські партії та об'єднання у політичних процесах в Україні (1917-1925). М.: 1996. (Препр. / Еврейское наследие). С. 32.
96. Советский Союз. Октябрьская революция и Гражданская война (1917–21 гг.) // КЕЭ. Т. 8. Кол. 142–158.
97. Копил О.С. Взаємодія єврейських політичних партій з молодіжними організаціями на Півдні України 20-ті роки ХХ ст.) // Гілея (науковий вісник): Збірник наукових праць. Вип. 10. К., 2007. С. 144.
98. Государственный архив Николаевской области (ГАНО). Ф. П. 1, оп. 1, д. 48, л. 68.
99. Там же. Л. 34-35.
100. Там же. Л. 34-35, 68.
101. Тригуб О.П. Переслідування єврейських політичних партій на Миколаївщині (1921–1928 рр.) // 220 років разом. Випуск І. Миколаїв: Типографія Шамрай, 2012. С. 199.
102. Сообщение ЕТА // Еврейская трибуна. 1924. 30 сентября. С. 6.
103. Ташлай Л., Дорошенко В. Звинувачуються у сіонізмі. Девятые Запорожские еврейские чтения. Запорожье. 2005. С. 175-176.
104. Аркадій Кригер. Справа № 149700 // Реабілітовані історією. Миколаївська область. Книга восьма. Миколаїв. Іліон, 2020. С. 386.
105. Шайкин И.М. Малая Сейдеменуха // Российская еврейская энциклопедия, Том 5. М.: Российская академия естественных наук. 2004. С. 369.
106. Сионистские партии и организации в СССР. 1920-е гг. Книга 2. С. 724-725.
107. Копыл А., Тригуб А. Деятельность сионистских политических партий на юге Украины в 1920-е годы. // Проблемы еврейской истории: материалы науч. конф. Центра "Сэфер" по иудаике. Ч. 2. М., 2008. С. 279.
108. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), Ф. 17, оп. 84, д. 748, л. 125-131.
109. Документы по истории и культуре евреев в региональных архивах Украины. Путеводитель. Николаевская, Одесская, Херсонская области. Киев. 2014. С. 144.
110. Сионистские партии и организации в СССР. 1920-е гг. Книга 2. С. 708-709.
111. Тригуб О.П. Єврейські політичні партії на Миколаївщині в умовах становлення однопартійної системи // Реабілітовані історією. Миколаївська область. Книга 6. Київ: Світогляд, 2013. С. 40.
112. Документы по истории и культуре евреев в региональных архивах Украины. С. 551.
113. "Руль" (Берлин), 28 февраля 1926 г.
114. ГАНО, ф. Р-5859, оп. 2, д. 1819, л. 18-об.
115. Тригуб О.П. Переслідування єврейських політичних партій на Миколаївщині (1921–1928 рр.) C. 203-204.
116. Сионистские партии и организации в СССР. 1920-е гг. Книга 2. С. 574.
117. Там же. С. 575.
118. Реабілітовані історією. Херсонська область. Херсон. ВАТ "Видавництво Наддніпровська правда". 2005. С. 327, 330, 334.
119. Сионистские партии и организации в СССР. 1920-е гг. Книга 2. С. 477, 482.
120. Ташлай Л., Дорошенко В. Звинувачуються у сіонізмі. С. 175-176.
121. Агапов М.Г. Истоки советско-израильских отношений: "Еврейский национальный очаг" в политике СССР в 1920-е–1930-е гг. Монография. Тюмень: "Вектор Бук", 2011. С. 260-261.
122. Сионистские партии и организации в СССР. 1920-е гг. Книга 1. М. РОССПЭН. 2019. С. 122.
123. Вячеслав Константинов. Еврейское население бывшего СССР в XX веке. Иерусалим. 2007. С. 257.
124. Шимон Майзлин. Последние дни "Тель-Хая" // Сб. воспоминаний "Мы начинали еще в России". Тель-Авив. Библиотека Алия. 1983. С. 301.
125. Rivka Guber (Bumagin) // Geni.
126. Семья Губер // Рожана: Мемориальная книга еврейской общине.
127. Письмо Цви Кессе автору от 07.08.2022.
128. Йона Кесе // cyclowiki.org
129. Шайкин И.М. Малая Сейдеменуха. С. 369.
130. Yehuda Yevzory. Nahar Tov Ha'Gdola (Greater Nahar Tov), p. 311-342.
131. Советский Союз. Евреи в Советском Союзе в 1922–41 гг. // КЕЭ, том 8, кол. 158–216.
132. Дымшиц В. Исторический шанс. Создание еврейских автономий в Крыму, на Украине и на Дальнем Востоке в 1920-30-х годах // Надежды и разочарования. Создание еврейских автономий в Советском Союзе. Яркие страницы истории ОРТа. 1920-30-е годы. Фотоальбом. World ОRТ, 2006. С. 9-23.
133. Козерод О. В. Переломные Годы. Еврейская община Украины в 1919–1929 гг. Харьков, 1998. C. 289.
134. Ефимов А. Еврейская советская социалистическая республика. К истории одного проекта // Электронный ресурс: http://www.ozet.ort.spb.ru/rus/index.php?id=1486
135. РГАСПИ, ф. 445, оп. 1, д. 19, л. 63(об.)–64.
136. Агапов М.Г. Истоки советско-израильских отношений: "Еврейский национальный очаг" в политике СССР в 1920-е–1930-е гг. С. 230.
137. Сионистские партии и организации в СССР. 1920-е гг. Книга 1. С. 406-407.
138. Пасик Я. История еврейской земледельческой колонии Ефингар // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/efingar.htm
139. Сионистские партии и организации в СССР. 1920-е гг. Книга 1. С. 25-26.
140. Агапов М.Г. Истоки советско-израильских отношений: "Еврейский национальный очаг" в политике СССР в 1920-е–1930-е гг. С. 233.
141. Палестина и Израиль от Второй мировой войны до наших дней. М.: ИВ РАН; Издатель Воробьев А.В., 2016. С 77.
142. Бейзер М. Самуил Ефимович Любарский. Портрет замдиректора "Агро-Джойнта" // Проблемы еврейского самосознания. Москва: Сэфер, 2004. С. 134.
143. ГАНО, ф. Р-5859, оп. 2, д. 1819, л. 18-об, 30.
144. Тригуб О.П. Єврейські політичні партії на Миколаївщині в умовах становлення однопартійної системи. С. 41-42.
145. ГАНО, ф. Р-5859, оп. 2, д. 2682, л. 19.
146. Верхоглаз Клара Петровна // Политическая энциклопедия.
147. Ziva Galili, Boris Morozov. Exiled to Palestine: The Emigration of Soviet Zionist Convicts, 1924-1934. 2006.
148. ГАРФ, ф. 7747, оп. 1, д. 13, л 60-77.
149. Сионистские партии и организации в СССР 1920-е гг. Книга 1. М. РОССПЭН. 2019. С. 748.
150. Евзерихин Зрубавель Моисеевич (1900) // БД "Жертвы политического террора в СССР".
151. Exiled to Palestine: The Emigration of Soviet Zionist Convicts, 1924-1934.
152. Малкова Гинда Боруховна (1900) // БД "Жертвы политического террора в СССР".
153. Михаэль Бен Цви. Сионисты из еврейских колоний // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/m_ben_tsvi.htm
154. Эдуард Докс. Путешествие в Сейдеменуху: еврейский колхоз, затерявшийся в украинских степях // Лехаим в Телеграмме. 7 октября 2019 г.


15-07-2022    

Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005