Еврейские земледельческие колонии Юга Украины и Крыма
Версия от 01.01.2015   /   Продолжение сайта http://novopoltavka.htm/


 
·  
История еврейских земледельческих колоний Юга Украины и Крыма
 
·  
Колонии Херсонской губернии
 
·  
Колонии Екатеринославской губернии
 
·  
О названиях еврейских колоний
 
·  
Частновладельческие еврейские колонии Херсонской губернии
 
·  
Религия и еврейские земледельческие колонии
 
·  
Юденплан
 
·  
Погромы в годы Гражданской войны
 
·  
Еврейские национальные административные единицы Юга Украины (1930 г.)
 
·  
Калининдорфский еврейский национальный район
 
·  
Сталиндорфский еврейский национальный район
 
·  
Новозлатопольский еврейский национальный район
 
·  
Отдельные еврейские земледельческие поселения Юга Украины, основанные в 1920-1930 гг.
 
·  
Еврейские поселения в Крыму (1922-1926)
 
·  
Еврейские населенные пункты в Крыму до 1941 г.
 
·  
Еврейские колхозы в Крыму
 
·  
Фрайдорфский и Лариндорфский еврейские национальные районы
 
·  
История отдельных колоний
 
·  
Катастрофа еврейского крестьянства Юга Украины и Крыма
 
·  
Воспоминания, статьи, очерки, ...
 
·  
Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии
 
·  
Списки евреев-земледельцев Екатеринославской губернии
 
·  
Воины-уроженцы еврейских колоний, погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести в годы войны
 
·  
Уроженцы еврейских колоний - жертвы политических репрессий
 
·  
Контакт

 
·  
Colonies of Kherson guberniya
 
·  
Colonies of Ekaterinoslav guberniya
 
·  
The Jewish national administrative units of South Ukraine (1930)
 
·  
Kalinindorf jewish national rayon
 
·  
Stalindorf jewish national rayon
 
·  
The Jewish settlements in Crimea (1922-1926)
 
·  
The Jewish settlements in Crimea till 1941
 
·  
Fraydorf and Larindorf Jewish national rayons



Яков Пасик      

История еврейской земледельческой колонии Новополтавка


     В 1830-1840 гг. правительство императора Николая I продолжило проводить политику переселения и привлечения к земледелию евреев, проживавших в западных губерниях России. Так Российская империя решала еврейский вопрос, снижая концентрацию евреев на своих окраинах и развивая новые территории Новороссии.
     Курляндские евреи, составлявшие значительную часть переселенцев, по сравнению с другими проделали самый длинный путь в Херсонскую губернию. Они двинулись с севера на юг в июле-августе 1840 г. Их маршрут шел вдоль Днепра или по Днепру. Из Бобруйска часть переселенцев плыла по Днепру на байдаках. Многие переселенцы зиму 1841 г. зимовали в Кременчуге. Их путь сопровождали болезни со значительной смертностью и притеснения недобросовестного начальства, ответственного за их переселение. [1]

     Слухи о таком бедственном положении переселенцев дошли до шефа жандармов и главного начальника III отделения императорской канцелярии А.Х. Бенкендорфа в энергично написанной бумаге 22 января 1841 г. запросил подробных сведений от Воронцова. Он написал: "До сведения моего дошло частным образом, что переселенные в прошлом году из Курляндии в Херсонскую губ. колонисты из евреев, во время пути до места их назначения, претерпели будто бы, самое жестокое обращение со стороны провожавших, и прибыв на место, не получили в надлежащем количестве обещанного правительством хлеба и скота, и даже не нашли покровительства ближайшего начальства, на которое вполне надеялись, - и что многие члены их семейств лишились жизни от дальнего и тягостного пути, а ныне умирают с голоду и они ежедневно заняты погребением своих собратьев. Известия сии поселили страх и ропот между оставшимися в Курляндии евреями до такой степени, что на будущее время, вероятно, мало найдется охотников к переселению". [2]

     Положение евреев-переселенцев, прибывших в Херсонскую губернию, было очень тяжелым. По дороге многие умерли, другие заболели и были размещены в больницы, остальные были неспособны начать работу. По прибытии херсонские власти направили их в старые колонии, которые не были готовы к приему новых поселенцев. В результате в скором времени все дома были переполнены, и тысячи человек должны были разместиться в открытых лагерях около колоний. Сразу же вспыхнула эпидемия, унесшая за одну только зиму жизни пятисот пятидесяти переселенцев и старых колонистов. Голод и болезни заставили людей восставать. Власти пошли на жесткие репрессивные меры, и нарушители спокойствия были строго наказаны. Генерал-губернатор Новороссийского края граф М.С. Воронцов предпринял срочные меры, чтобы улучшить тяжелые условия в старых колониях. В 1841 г. он основал в Херсонской губернии пять новых еврейских земледельческих колоний, в том числе Новополтавку (Ново-Полтавка) c координатами N 47°32'53", E 32°30'03". Колонию построили при прудах по обеим сторонам балки Горожине (Горожена). Для колонии было отведено 6000 десятин земли относительно хорошего качества. [3]

Новополтавка.


     Новополтавка получила свое название от соседнего села Полтавка (с 1928 г. Баштанка). Первыми поселенцами были выходцы из Курляндской губернии (часть современной Латвии), а также соседних с ней территорий. Переселенцы прибывали партиями, одна из них пришла из местечка Шкуды Виленской губернии. Всем переселенцам был предоставлен привилегированный статус колонистов, который давался иностранным поселенцам, занимавшимся земледелием. На обзаведение хозяйством на новом месте им выдавали "заимообразной ссуды, которую они возвратить обязаны в известное число лет".

     Водворение еврейских колонистов всегда было выгодным делом для начальства. В Новополтавке начальство не изменило старой традиции. Отставной подполковник Демидов, управляющий еврейскими колониями Херсонской губернии, дома для колонистов "лепил вальковыми из глины, со слабым лесом". Такой дом колониста обходился в несколько раз дешевле выделенной на строительство суммы. "Экономия" дала немалый остаток, который прошел через руки Демидова. Через два года после основания колонию с ревизией посетил статский советник Чиркович. Среди множества замечаний он отметил, что дома в Новополтавке "построены непрочно, так что многие из них уже рушатся". Чиркович докладывал начальству: "Новые поселенцы вообще недовольны своим состоянием и говорят, что их притесняют, и что до них не доходит все то, что правительство им назначило для водворения; впрочем, они не поставлены по надлежности в известность, что именно им следует получить. Из них, колонии Ново-Полтавки скудской партии, жалуются, что дома им отданы в совершенном беспорядке, с разваленными печами, без стекол у окон, и без дверей, что волы и коровы большей частью им даны старые и злокачественные, разновременно и не в присутствии самого управляющего колониями, а смотрителем колонии Семеном Кириловым, который от поселенцев при сем случае брал взятки, как они в присутствии моем уличали в сем его же смотрителя и старшину сельского приказа Ехаля Вульверсона, что плуги без колес, бороны, равно и волы приняты ими не в надлежащей доброте и исправности, что они принуждены были принять все в таком неисправном виде, боясь наказаний, по примеру их трех товарищей, которые кроме телесного наказания были содержимы довольно долгое время в остроге, что за весенний посев 1842 г., учиненный ими собственными средствами, г. управляющий возвратил им в декабре 1842 г. зерно гнилое и тухлой пшеницею и тухлым просом, которые не токмо на посев, но даже к употреблению на хлеб негодны, что на весенний посев 1843 г. они не получили никакого зерна, и поля их остались не засеяны, что в 1842 г. им не было позволено косить сена, и, наконец, что четыре семейства коров вовсе не получали, и четырем другим семействам, а именно: Ицеку Хоцу, Айзику Канину, Израилю Сахновскому и Иссеру Симону Якобсону, смотритель колонии Семен Кирилов не отдал отпущенные ему для каждого семейства в счет зимовли скота в 1842 г. по 15 рублей ассигнациями на семейство". [4]

     Первым шульцем (старостой) колонии был вышеупомянутый Вульверсон, вторым - Гершон Михельсон. В 1848 г. шульцом был избран Гирш Геймансон, затем шульцами служили М. Хаскинд, Мотя Литманович (с 1863 г.), Динер (в 1880-90-е годы) и другие.

     В 1845 г. в основанной колонии было 150 дворов. Все 150 семей жили в казенных вальковых домах. [5] Несмотря на полученные льготы, первые годы жизни на новом месте были очень тяжелыми. Не выдержав тягот и невзгод, некоторые переселенцы бежали в соседние города, другие же возвращались на прежние места жительства. Хозяйства колонистов, оставшихся в колонии, развивались медленно. Сказывалось отсутствие столь необходимого в сельском хозяйстве опыта. Ведь евреи до переселения столетиями занимались ремеслом и мелкой торговлей. В Новополтавке количество дворов за 15 лет не изменилось. В 1859 г. (X ревизия) в колонии числилось 149 дворов, в которых проживало 1567 человек (768 мужского и 799 женского пола). [6]

     Кроме евреев в колонии жили немцы-колонисты. В середине XIX столетия правительство приняло решение селить немецких колонистов в еврейских колониях, чтобы они служили образцовыми хозяевами и передавали свой богатый сельскохозяйственный опыт еврейским крестьянам. В это время в Новополтавке поселили первых немцев-колонистов (примерно 10 семей), количество которых в дальнейшем выросло, но не превышало 10% населения. Немцы селились отдельно на немецкой улице, а евреи - на своих трех улицах. Немцы построили лютеранский молитвенный дом и свою школу. Со временем необходимость в немцах-учителях отпала, но они продолжали жить в колонии. В 1890 г. немцы основали в 3 верстах севернее Новополтавки свою колонию Нейфельд (Neufeld), куда переселилась примерно половина немецкого населения. В 1896 г. в новой колонии проживало 92 человека. Теперь Нейфельд - это село Ефремовка Новобугского района Николаевской области.

     Развитие колонии сдерживало отсутствие доброкачественной воды для поселян и их скота. Так как для водопоя скота естественных водоемов не было, в балке, которая располагалась вдоль села, было основано два ставка: в центре колонии - еврейский, а в юго-западной части, где проживали немцы-колонисты, - немецкий. Позднее, в северо-восточной части колонии был создан еще один ставок, получивший название Канский, вероятно, по имени местного еврея-колониста Кана (Канна), имевшего отношение к созданному ставку. В Новополтавке было несколько колодцев, но из них вода была "горько-соленая и постоянно порождала болезни". Воду приходилось брать из степных колодцев, отстоящих на расстоянии 5 верст от колонии. Хорошая вода сделалась предметом торговли: соседние крестьяне привозили ее в колонию, обыкновенно накануне праздников, и продавали поселянам ведрами. [7]

     Основным занятием жителей колонии было земледелие. Успехи в этой области пришли к еврейским колонистам через двадцать лет после основания колонии. Крестьянин М. Гитлинг получил в 1863 г. денежный приз в 100 рублей. Министерства государственных имуществ за высокие урожаи. [8]

     В 1869-1873 гг. вблизи Новополтавки велось строительство железнодорожной дороги Знаменка-Николаев, в двух верстах от колонии была построена железнодорожная станция, получившая название колонии. С вводом станции в действие Новополтавка стала важным хлебным и торговым центром. В колонии появился целый ряд мельниц, маслобоек, хлебных складов, которые работали на рынок.

     В 1886 г. в колонии числилось 1459 наличных душ, при колонии было 5507 десятин земли, из них в надельном пользовании 2850 десятин. [9] После десятилетий застоя в развитии колонии, начался этап ее интенсивного развития.
     В "Списке населенных мест Херсонской губернии и статистические данные о каждом поселении" изданного Губернским статистическим комитетом в г. Херсон в 1896 г. дается следующее описание колонии: "Ново-Полтавка; в пределах Привольнянской волости; в ведении пристава 4 стана и земского начальника 6 участка; при прудах на балке Горжаной. Дворов 262. Жителей 1893 (904 м., 989 ж.) Станция Харьковско-Николаевской железной дороги. Сельский приказ. Еврейских молитвенных домов 3. Земская школа (80 м., 21 д.). Аптека. Баня. Лесных складов 2. Лавок 13. Базарных дней 52. До уездного города 90 в.; земской почтовой станции Привольное 12 в.; пароходной пристани Новая Одесса 57 в."

     Новополтавский базар был известен на всю округу. Покупателями были в основном жители колонии, а продавцами крестьяне, которые приезжали из деревень в радиусе 30 км. Базар был шумный, что-то вроде ярмарки.

     Для улучшения медицинского обслуживания населения колонисты приняли решение о приглашении вольнопрактикующих врачей. В конце XIX - в начале XX веков в Новополтавке работали врачи Спивак Вениамин Григорьевич (1868 г.р., окончил курс медицинских наук в 1891 г.) и Гольденштейн Лев Соломонович (1865 г.р., окончил курс медицинских наук в 1889 г.), получавшие жалованье от колонистов. В аптеке работали аптекарские помощники Осип Давидович Федермеер, Яков Давидович Зайденвурм (Лемберский) и Моисей Ааронович Гольдин [10]

     В конце столетия быстро росло население колонии. По переписи 1897 г. в Новополтавке было 2179 жителей, из них 1959 евреев (около 90% населения). В 1898 г. в колонии было 242 семей земледельцев, которые обрабатывали 2506 десятин земли. Поля чернозема были удобно расположены по отношению к колонии, в среднем на семью приходилось 10.3 десятины; под посевами было 3711 десятин, выращивали пшеницу (46.4%), рожь, ячмень (41.9%), овес, просо и картофель; плодовых деревьев - 1273, виноградники. В среднем на семью приходилось: лошадей - 3.1, коров - 1.7, кур - 14.7. Имелось 3 молитвенных дома с хедерами, школа. Грамотных и малограмотных было 82%. Кроме земледелия жители колонии занимались кустарным промыслом и торговлей. В 1913 г. количество лавок выросло до 19, в том числе 3 бакалейные, 3 галантерейные, 4 земледельческих орудий и машин. На этом фоне выделялся Исаак Гиммельфарб, имевший промтоварный магазин и магазин сельхозорудий. Колония была известна своими маслобойками и мельницами, услугами которых пользовались не только евреи-колонисты, но и крестьяне соседних сел. Одной из крупнейших была мельница Добровольского, на которой работало 18 рабочих, годовой доход ее составлял 30425 рублей. [11], [12]

     С момента основания колонии все без исключения мальчики шли в хедеры (начальные религиозные школы), где обучались основам еврейской грамоты и религии. Помещением для учебы детей обычно служила жилая комната семьи меламеда (учителя) со столом и скамейками вокруг него. Родители за обучение платили гроши. Большинство меламедов были пожилыми людьми, не имевшими специального образования. В 1867 г. в Новополтавке 16 меламедов учили 114 мальчиков. [13] Практически все мужское население колонии владело еврейской грамотой.

     Первая школа для первоначального преподавания русского языка, арифметики, еврейского языка и закона Божьего в колонии открылась в 1869 г. Действительный статский советник К.А. Петерсон, проводя инспекцию еврейских колоний, сообщал, что школа в Новополтавке "помещалась довольно прилично"; учил в ней еврей Бергер, "прекрасно говоривший по-русски, очень развитой молодой человек", вышедший из 5-го класса гимназии; было в школе учеников - 40 и учениц - 18. Все они "хорошо и толково читали и писали по-русски". [14] В 1880 г. в школе учились 22 мальчика и 32 девочки. [15]

     В начале XX века была создана одноклассная школа (народное училище) ведомства Министерства народного просвещения самый распространенный тип начального учебного заведения Российской империи с конца 1870-х гг. по 1917 г.). Одноклассная школа представляла собой учебное заведение с трехлетним курсом, где дети всех трех лет обучения (разделенные на три отделения) одновременно занимались в одной классной комнате с единственным учителем. Школа размещалась в одном помещении с канцелярией шульца (старосты) и урядника. В школе изучали русский язык (чтение, письмо, грамматика). Росло количество колонистов, знавших русскую грамоту. Однако школа не удовлетворяла потребностям местного населения. В ней едва помещалась пятая часть детей; остальные обучались только в хедерах. [16]

     Возросшие объемы сельскохозяйственного производства в Новополтавке и других еврейских колониях требовали соблюдения высокой культуры хозяйствования, для чего были необходимы кадры грамотных земледельцев. В связи с этим возникла идея создания специализированного учебного заведения. Идея была успешно реализована. Торжественное открытие Новополтавской еврейской сельскохозяйственной школы состоялось 5 ноября 1902 г. Школа оказала положительное влияние на поднятие общего культурного и хозяйственного уровня евреев-земледельцев. Главным достижением школы было то, что евреи-земледельцы заимствовали у школы приемы обработки земли, улучшенные семена, племенной скот, сельскохозяйственные орудия и машины. [17]

     В конце XIX века в Новополтавке жили достаточно состоятельные колонисты. Так, например, в этой колонии проживала семья Левенштейнов, состоящая из старика-отца и четырех взрослых семейных сыновей. Отец имел 17 десятин пахотной земли, которые он обрабатывал сам. Кроме того он арендовал еще 45 десятин из казенного участка. Его сыновья были безземельными, за исключением одного Хаима Левенштейна, который на правах образцового хозяина (звание присвоено Министерством государственных имуществ) владел 40-десятинным наделом. Тем не менее вся эта семья вместе в 1894 г. году арендовала сообща 1486 десятин казенной земли. Хозяйство каждого из них велось "на немецкий лад и во многом оставляло за собой немецкое хозяйство". Дома у Левенштейнов были "все каменные, просторные, крытые железом; конюшни и амбары удобные, построенные по всем правилам сельской архитектуры". Особенно хорош был дом Соломона Левенштейна, "который в гигиеническом отношении мог служить образцом в любом городе". Рабочей скотине Левенштейны уделяли "не мало уходу, а потому скот у них рослый, здоровый, крупной немецкой породы". [18]

     Младший из братьев Левенштейнов, Аким, купил паровую машину и построил первую паровую мельницу в округе. Дети Акима учились в Николаеве: девочки - в гимназии, а мальчики - в реальном училище. В 1906 г. его старшая дочь Роза поехала учиться медицине в Швейцарию. У старших братьев Акима тоже хватало денег для учебы детей за границей (в России были сложности в связи с процентной нормой для евреев), кто-то из их детей тоже учился в Швейцарии, кто-то - в Бельгии - инженерному делу. [19]

     В 1902 г. в Новополтавке семья Левенштейнов создала молочную ферму с целью поставки продуктов на николаевский рынок поездами, курсирующими дважды в день. [20]

     Левенштейны, в особенности Соломон, были инициаторами благотворительности в колонии. Они сообща долгое время в период голода, охватившего Херсонскую губернию в начале 1890-х гг., поддерживали нуждающихся в хлебе. Каждый из них ежемесячно вносил известное количество муки или денег на покупку последней. Под наблюдением Соломона Левенштейна из собранной и купленной муки пекли хлеба, весом в 6 фунт, которые раздавались беднейшим семьям. [21]

     Новополтавская жизнь Левенштейнов пришла к концу в Гражданскую войну, когда бандиты разгромили и разграбили "жидовское хозяйство". Всех Левенштейнов, кто был в Новополтавке спрятали православные соседи. Хозяйства были разрушены полностью: лошадей и коров угнали, инвентарь уничтожили, дом и постройки сожгли. Левенштейны были вынуждены покинуть Новополтавку.
     Внук Акима Левенштейна вспоминал, что все рассказы деда были о Новополтавке: "о том, какие у них были лошади и собаки, и какой у них был характер и какие привычки, и как работает жнейка и как - сноповязалка, и как пускали в работу первую молотилку, и как дед купил локомобиль для мельницы, и как приехал из Николаева механик пускать паровую машину и вся округа съехалась смотреть... И о том, как отвозили детей в Николаев учиться... И о том, как на Рождество и христианскую Пасху они ездили в гости к своим украинским и немецким соседям и как эти соседи приезжали к ним на еврейскую Пасху и Хануку." [22]

     В колонии, кроме Левенштейнов, было еще 9 состоятельных хозяев, засеявших в 1894 г. в общей сложности 543 десятин, не менее 50 десятин каждый. Это А. Вульфсон, Г. Литманович, М. Аронсон, Я. Янкелевич, И. Аренович, А. Динер (шульц колонии), Г. Друкер и Г. Гиршфельд. У них всех было 75 лошадей, 47 коров, 9 косилок, 27 плугов и букарей. Таким образом, на долю этих 14 хозяев, считая и Левенштейнов, приходится 2029 десятин пахотной земли, большей частью, взятой в аренду. На долю остальных 109 хозяев колонии приходилось 238 лошадей, 142 коровы, 23 косилки и 47 букарей. [23]

     Еще одна состоятельная семья Арона и Баси Шафир тоже владела мельницей. У них было четверо детей. Они жили в большом кирпичном доме из пяти комнат. На приусадебном участке росли цветы, был сад и огород. Держали коров и кур. С ними жили дедушка и бабушка. Семья была религиозной. Они соблюдали кашрут, субботу, отмечали все религиозные праздники. В пятницу бабушка Лея зажигала свечи. Дедушка Исаак был знаток Торы. По субботам и в праздничные дни всей семьей отправлялись в синагогу. Натан, один из сыновей Арона и Баси, родился в 1910 г. Закончил хедер. Продолжил образование в Николаеве, где закончил среднюю школу в 1928 г. Затем в Москве поступил в институт журналистики. Перед войной Натан работал ответственным секретарем республиканской комсомольской газеты "Сталинское племя" в Киеве. С начала войны - военный корреспондент. Погиб 23 мая 1942 г. [24]

     Несмотря на рост благосостояния колонистов, волны погромов, которые с 1881 г. прокатывались по Российской империи, подталкивали новополтавцев к эмиграции. Немалое число новополтавцев эмигрировало главным образом в Северную Америку, Аргентину и Палестину.
     Типичная новополтавская семья эмигрантов состояла (данные на февраль 1904 г.) из главы семьи Юдко Фрейнберг 32-х лет, грамотный, отбыл военную службу в 1893 г., жена Сося Фрейнберг 30 лет, грамотная, в супружестве 5 лет, двое детей, годовой доход 200 рублей. [25]
     Подавляющее большинство уехавших прижились на новом месте, но были и те, кто по разным причинам вернулся в Новополтаку. Одним из них был Лейб Михельсон (1880-1930). Его возвращение из Аргентины - это романтическая и трагическая история. До эмиграции он влюбился в землячку Цилю Канн. Ее богатые родители возражали против их женитьбы. Жить на чужбине без возлюбленной Лейб не смог. Он вернулся и, несмотря на возражение родственников, женился на Циле. Ее лишили приданного, и молодая семья начала строить жизнь с нуля. Благодаря упорному труду семья вскоре крепко встала на ноги. Они пережили войну и погромы, но пережить коллективизацию своего крепкого хозяйства Лейб не смог, он покончил жизнь самоубийством. [26]

     В 1891 г. в Россию прибыл представитель барона Гирша британский писатель и журналист Арнольд Уайт (Arnold White), чтобы вступить в переговоры с правительством относительно эмиграции евреев и ознакомиться на месте с их положением. Он посетил несколько еврейских земледельческих колоний Херсонской губернии, в том числе Новополтавку. Воспоминание об этом визите он оставил в одной из своих книг: "Для увеличения прибыльности своих хозяйств, кроме земледелия, местные колонисты занимаются коневодством. Молодые люди скакали на лошадях, как донские казаки. На мое предложение организовать скачки на предлагаемые мной несколько рублей в качестве призов, в течение 5 минут записались 28 человек. В состоявшейся скачке без седел и стремян, которую мы назвали на "Приз барона де Гирша", участвовали все записавшиеся парни разных возрастов. Победителя тепло поздравили все наблюдавшие скачку. Наконец я услышал смех и веселье русского еврея. Когда я расставался с этими прекрасными парнями, которые верхом на лошадях долго провожали мой экипаж с добрыми еврейскими приветствиями. Встречи с колонистами Новополтавки показали мне, что мрак и хмурое молчание русских евреев могут быть развеяны солнечным светом и трудом". [27]

     Важное место в колонии занимала религия. В 1842 г., через год после поселения, колонисты из-за их бедности обратились к начальству с просьбой командировать их представителей на прежнее место жительство для сбора пожертвований на постройку молитвенного дома. В 1843 г. разрешение было получено, и избранные представители колонии Гирша Геймансон, Меер Якубсон и Госель Вульверсон отправились в дорогу. [28] Задача сбора средств колонистами была выполнена. Основная часть еврейского населения колонии была глубоко религиозной, что способствовало сохранению еврейских традиций. Местами активной религиозной жизни являлись синагога и молитвенные дома. Синагога была не только домом молитвы и изучения законов веры, но и местом собрания общины. Большим почетом в общине пользовались раввины. Община избирала своих раввинов и платила им регулярное жалование. Основной функцией раввина было изучение, толкование и преподавание еврейского Закона. Раввин был также экспертом и судьей в любом возникающем правовом споре. Он надзирал над образованием, кашрутом и прочие дела общины. Раввинами в колонии были грамотные и толковый люди. На стыке веков в Новополтавке служил раввином Элиягу (Элия) Ратнер, опубликовавший в 1895 г. в Варшаве свою книгу "Пешер Агадта".

     Перед Первой мировой войной по культуре ведения сельского хозяйства и благоустройству Новополтавка была одной из лучших колоний в Херсонской губернии.

     Типичным колонистом был земледелец в третьем поколении Моисей Давидович Гордон (1880-1941). В молодые годы он помогал отцу в ведении крестьянского хозяйства. Женился на Басе Рускол, дочери земледельца из соседней еврейской земледельческой колонии Большой Нагартав. Получил во владение от отца участок пахотной земли, виноградник и приусадебный участок с домом и хозяйственными постройками: конюшней, коровником, амбаром для хранения сельскохозяйственного инвентаря. Выращивая зерновые и технические культуры для прокорма семьи и скота, главное внимание уделял винограднику. Виноград и вино продавал на рынке. Он не был богатым хозяином и вырученные деньги шли на поддержание хозяйства и содержание семьи, в которой было пятеро детей. Гордон, как и большинство колонистов Новополтавки, свое хозяйство вел образцово, вкладывая в него все свое умение, трудолюбие и используя новейшие агрономические приемы. Приусадебный участок всегда был в хорошем состоянии; просторный дом, крытый оцинкованным железом, погреб для длительного хранения овощей и фруктов, небольшой фруктовый сад, колодец бассейн для сбора дождевой воды. За домом разбивался огород, на котором выращивались овощи для собственных нужд: картошка, капуста, морковь, свекла, лук, огурцы и помидоры. Здесь же был вырыт глубокий колодец питьевой воды. Семья имела в поле на своем участке и небольшой баштан, где выращивались арбузы и дыни. [29]

     Первая мировая война, начавшаяся в 1914 г., стала тяжелым испытанием для всего населения колонии. В армию была мобилизована значительная часть мужского населения. Сельскохозяйственные работы легли на плечи женщин, детей и стариков. Сократились посевы, упала урожайность, уменьшилось население колонии.

     В то же время колония получила пополнение за счет беженцев и депортированных евреев из прифронтовой полосы. Так, в 1915 г. в Новополтавке было размещено 59 семей (233 человека). 40 детей из этих семей стали учиться в новополтавских школах. На содержание переселенцев было израсходовано 7435 рублей, выделенных еврейскими благотворительными организациями Николаева. [30]

     За год до Октябрьской революции наличное население колонии составляло 2354 человек, число наличных хозяйств - 453, земли при колонии - 3991 десятин. [31]

     После Октябрьской революции, феврале 1918 г. в колонии была установлена Советская власть. В годы Гражданской войны власть переходила из рук в руки. Военные действия сопровождались многочисленными бедами для населения колонии.

Ingulets

     В сложных условиях в марте 1919 г. в Новополтавке создается подпольный ревком.
     В августе 1919 г. отступающие деморализованные части Южной группы Красной Армии остановились в районе Нового Буга и подняли мятеж, подогреваемый прибывшими от Махно агитаторами. Начались грабежи. 1 сентября часть мятежников направилась в Новополтавку, там они встретили отпор самообороны и привезли назад двух убитых бойцов. Получив подкрепление, бандиты окружили Новополтавку с трех сторон. С четвертой - железнодорожной станции было сделано несколько выстрелов по колонии из броневика. Завязался короткий бой. Патроны у оборонявшихся быстро закончились. Ворвавшись в колонию, бандиты учинили зверскую расправу над еврейским населением, убив 120 человек. [32] Наступила "веселая неделя", в течение которой бандиты тащили все попавшие на глаза вещи, грузили на подводы и вывозили из колонии. Все дворы, дома и конюшни оставались пустыми. Целыми днями бандиты бродили по дворам, искали в скирдах укрывшихся женщин. Найденных тут же насиловали. Пытавшихся защитить несчастных убивали на месте. [33]
     Следом за бандитами пришла армия Деникина. В Новополтавке создается партизанский отряд, членами которого были комсомольцы Арамсон, Литманович, Роза Якобсон. Отряд во главе с Иваном Туром вел неравную борьбу с войсками генерала Слащова. Отряд был разбит в балке за селом. Тур с остатками отряда отступил в Полтавку, где вскоре под руководством большевиков началось восстание. В результате восстания была создана Баштанская республика, к которой присоединились соседние села, в том числе и Новополтавка. В течение почти двух месяцев баштанцы отбивали атаки деникинцев. [34]

     Многократным нападениям бандитов подверглась сельскохозяйственная школа. В результате одного из них, произошедшего 28 декабря 1918 г., были ранены управляющий С.Е. Любарский и его жена Зинаида Иосифовна Богуславская, которая от полученной раны скончалась. Нападения продолжились и в 1919 г. Из-за невозможности продолжать учебу в условиях Гражданской войны школу пришлось закрыть. Однако крупное хозяйство при школе, несмотря на большие потери, продолжало работать. Этим воспользовались молодые сионисты, пробивавшиеся в Одессу для отплытия в Палестину. На своем пути они останавливались в Новополтавской школе, чтобы перед отъездом получить некоторый опыт в сельском хозяйстве. [35]

     В январе 1920 г. части 14 армии под командованием И.П. Уборевича разгромили белогвардейцев. Под натиском Красной Армии белогвардейские отряды оставили территорию района, в колонии окончательно установилась Советская власть. В Новополтавке создаются характерные для большевистской власти организации, в марте 1920 г. - партячейка, а в августе организован комитет "незаможних селян" (комитет бедноты). В 1922 г. основаны комсомольская и пионерская организации. Работа этих органов сопровождалась активной пропагандой и агитацией. [36]

     В октябре 1920 г. через колонию проходили части 1-й Конной армии, направлявшиеся на Южный фронт сражаться против врангелевцев. Несмотря на тяжелые военные годы, колония произвела на Буденного хорошее впечатление. Он написал в своих мемуарах: "Новополтавка - село зажиточное. Здесь имелись сыроваренный и маслодельный заводы. Хлеба и фуража достаточно. Но председатель стал жаловаться на тяжесть разверстки". [37] Продовольственная разверстка была одним из важнейших элементов большевистской политики "военного коммунизма". Эта политика проводившаяся советской властью в годы гражданской войны, хотя и обеспечила в значительной мере военную победу над белогвардейцами и интервентами, но на переходе от войны к миру в экономическом отношении провалилась. Вскоре колония почувствовала это на себе.

     В конце 1920 г. гражданская война в основном заканчивалась, но вооруженная борьба продолжалась фактически до 1923 г. В округе было неспокойно, действовали недобитые банды. Одна из них, банда атамана Свища, 2 октября 1922 г. осуществила нападение на Новополтавку. В течение часа она была разогнана членами комбеда и отступила в сторону Новосергеевки. [38]

     После окончания Гражданской войны в стране разразился страшный массовый голод. В Новополтавке в течение зимы 1921 г. - весны 1922 г. умерло от голода и его последствий свыше 200 человек, более 10% всего населения. Для спасения детей, ставших сиротами в результате погромов и голода, в Новополтавке был создан детский дом.
     Большую помощь в период голода оказывала организация "Американская администрация помощи (АРА)", создавшая для этой цели Новополтавскую базу, снабжавшую население Новополтавки и окрестных сел продовольственными посылками и питанием в бесплатных столовых. В последующем столовые АРА постепенно переходили под контроль Американского еврейского объединенного распределительного комитета (Джойнт), который содержал детский дом в Новополтавке. [39]

     О ситуации в те тяжелые дни сотрудник Джойнта писал: "Был жаркий летний день Великого голода 1922 г. Мы стояли посреди улицы Новополтавки, когда-то процветающей еврейской колонии на Украине, в окружении группы мужчин, женщин и детей, переживших ужасные бури, которые пронеслись по стране в течение нескольких прошедших лет. Они выходили из столовой, недавно открытой Джойнтом в сотрудничестве с АРА, где они получали разовое ежедневное питание, которым в эти трагические времена пользовались сотни тысячи человек в России. Большинство из них были босые, одетые в лохмотья, с глазами, опухшими от воспаления и потонувшими во впадинах изможденных лиц. Дети с раздувшимися как барабан животами, мужчины и женщины, которые выглядели как ходячие скелеты". [40]

Двор
Двор еврея-колониста. Новополтавка. 1923 г.

     После войны и голода в Новополтавке началось восстановление разрушенного хозяйства. Этому способствовала "Новая экономическая политика" (НЭП), сменившая в Советской России политику "военного коммунизма". Почувствовав относительную свободу хозяйственной деятельности, колонисты с упорством стали возрождать свои хозяйства и расширять посевы. Началось развиваться кооперативное движение. Первое послевоенное кооперативные общества возникло 31 декабря 1921 г. Это было товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ), в котором объединилось 12 членов и 108 десятин земли. В течение нескольких лет были образованы примерно такие же по размерам кооперативы "Винсад", "Восход","Фруктовый сад", "Заря", "5-я годовщина Октября", "Ленинсфон" (Ленинское знамя - идиш) и др. Первые кооперативы были маломощные и часто распадались. [41]

     Активное участие в восстановлении и развитии Новополтавки приняли зарубежные еврейские благотворительные организации. К началу 1923 г. Джойнт завез на Юг Украины 86 тракторов и приступил к реализации тракторного проекта. На базе ввезенной техники было создано семь тракторных колонн. Центром всего проекта стала Новополтавка, в которой располагались конторы, школа трактористов, центральная ремонтная мастерская, склады и хранилища топлива. Семь опытных американских инструкторов, владевших русским языком, обучали крестьян вождению тракторов. Всего обслуживалось 38 еврейских колоний и 72 нееврейские деревни. Помощь распространялась не только на использование тракторов, но и на создание перерабатывающих предприятий (сыроварни и маслобойни), введение новых сельскохозяйственных культур, внедрение сортовых семян, французского продуктивного винограда и шестипольного севооборота. [42] Первая крупномасштабная тракторная компания в России увенчалась крупным успехом. Еврейские колонии были быстро восстановлены. Их общее экономическое состояние был значительно выше, чем состояние окрестных сел. Результаты кампании вызвали повышенный интерес советского руководства. Новый способ использования техники в тракторных колоннах и их связка с крестьянскими хозяйствами были в последующем применены советским правительством при создании машинно-тракторных станций (МТС) и колхозов.

     В восстановлении Новополтавки участвовали различные организации, в том числе легальное молодежное сионистское движение Ха-Халуц ("Первопроходец", "Пионер" - иврит). В 1921 г. в Новополтавке работала группа этого движения, состоящая примерно из 100 человек, в основном жителей городов и местечек. Жизнь и работу в колонии они рассматривали как подготовку к освоению Палестины. [43]

     Наряду с коммунистическими, комсомольскими и советскими организациями в первой половине 1920-х гг. в Новополтавке действовала достаточно сильная организация "Югенд" (сионистский социалистический союз молодежи). Работа этой организации выражалась в пропаганде идей сионизма, изучении древнееврейского языка и истории еврейского народа, привлечении новых членов. В 1925 г. сионисты Новополтавки выступили против мероприятий Советской власти. В октябре этого же года в колонии была арестована Сара Медем, одна из руководителей этой организации. В последующем деятельность сионистских организаций была запрещена, и большая часть их членов так и не добралась в Палестину. [44], [45] Однако большинство жителей Новополтавки поддерживало Советскую власть и ее идеологию.

     В мощную силу превратилось кооперативное движение. С 1924 г. работало садово-виноградное общество "Най вег" ("Новый путь" - идиш). Оно поставляло свои 190 членам саженцы, инвентарь, минеральные удобрения и средства химзащиты для обработки 250 десятин виноградников. Работавшая в Новополтавке маслобойня братьев Рохкиных за сутки могла переработать до 200 пудов семечек подсолнуха. В 1927 г. в Новополтавке работали 5 машинно-тракторных товариществ, объединявших 38 хозяйств, из которых 13 были бедняцкие, 24 - середняцкие и одно - зажиточное. Сельскохозяйственное кооперативное общество "Смычка", в котором на конец 1928 г. было 883 пайщиков, занималось заготовкой зерна и продажей своим членам промышленных товаров и лесоматериалов. Кроме того, действовало кредитно-кооперативное общество, 565 членов которого имели возможность продавать зерно, покупать семена, сельхозмашины, лесоматериалы и металл. Общество владело сыроваренным цехом, где изготовлялся голландский сыр высокого качества. [46], [47]

     В 1926 г. ЕКО провело в Новополтавке землеустроительные работы. После этого площадь земель, закрепленных за колонией, увеличилась до 4211 десятин (в 1922 г. - 2880). [48]

     C марта 1923 г. Новополтавка входила в состав Новобугского района Николаевского округа Одесской губернии, с 1932 г. - Одесской области, с 1937 г. - Николаевской области.

Фрайланд.


     В середине 1920-х гг. выходцы из Новополтавки основали недалеко от колонии хутор (еврейский поселок) Фрайланд (Свободная страна - идиш). В начале 1926 г. там родился писатель Н.А. Славин. О своей малой родине он писал: "Во Фрайланде было не более 10-15 домов. Помню ставок, перед ним виноградник. Мимо проходила столбовая дорога, иногда проезжали грузовые машины". [49]

     В 1923 г. были открыты детские ясли, больничная амбулатория и родильный дом. Амбулатория и родильный дом обслуживали также ближайшие населенные пункты: Фрайланд, Нейфельд, Новогеоргиевка и др. Средняя посещаемость этих медицинских учреждений в 1926 г. составляла 1500 человек в месяц. [50] В 1928 г. открыли больницу и аптеку, действовал ветеринарный пункт.

     В 1924 г. в Новополтавской школе было 2 педагога и 120 учащихся, в детском доме - 2 педагога и 35 детей, в ликбезе - 37 учащихся, в библиотеке - 400 книг. В 1928 г. открылась трудовая школа, где училось 283 ученика, работали три ликбеза и музыкальная школа. Культурно-образовательная работа сосредоточивалась в комсомольском клубе. Читались лекции, проводились собрания, работали кружки, особенно агрохимический. [51]

     В 1923 г. на средства Еврейского общества ремесленного труда (ОРТ) в Новополтавке была восстановлена сельскохозяйственная школа, которой во время Гражданской войны был нанесен серьезный урон. Школа была преобразована в Новополтавский еврейский сельскохозяйственный техникум. В связи с большой потребностью в кадрах с высшим образованием техникум в 1929 г. был преобразован в Еврейский сельскохозяйственный институт. В 1935 г. институт и студентов перевели в Одессу, а на базе института по инициативе маршала С.М. Буденного был создан Новополтавский зоотехнический техникум коневодства союзно-республиканского значения. [52]

Комбайн
Комбайн, поставленный Агро-Джойнтом, значительно облегчил труд крестьян Новополтавки. 1929 г.

     К середине 1920-х гг. благодаря упорному труду новополтавцев и помощи еврейских благотворительных организаций Новополтавка превратилась в процветающее хозяйство. Экономический рост сопровождался быстрым и ощутимым повышением благосостояния людей. За короткое время жизнь в колонии резко изменилась к лучшему. Магазины и лавки были полны разнообразных товаров.

     После страшных лет Гражданской войны и голода 1921-1922 гг. начался процесс восстановления численности населения. Хотя количество проживающих в Новополтавке в 1926 г. не достигло предреволюционного, оно составляло 2180 человек, из которых евреев - 1877 (86.1%). [53]

Численность населения Новополтавки вплотную приблизилась к дореволюционной. К концу 1927 г. в Новополтавке проживали 2179 человек, а на железнодорожной станции - 76. [54]

     Учитывая компактное проживание евреев в Новополтавке в 1927 г. был образован еврейский национальный сельский совет. Еврейский сельский совет был призван укрепить позиции Советской власти в колонии, способствовать быстрому распространению в ней социалистических и антирелигиозных взглядов на родном колонистам языке.

     Бессменным председателем сельского совета в довоенный период и еще много лет после войны был Шойлик (Александр Захарович) Лейкинд. Шойлик был статный, рослый и сильный мужчина. В царской армии он служил в кавалерии. Это был один из немногих случаев, когда в кавалерию брали еврея. Рассказывают случай, когда через Новополтавку проходил табор цыган. Цыгане остановились в центре села, и цыганский барон предложил большую сумму денег тому, кто его поборет. Послали за Шойликом, собрали ответную сумму. Пришел Шойлик, схватил цыганского барона, поднял и с размаху бросил на землю. Барон самостоятельно подняться не смог. Шойлик взял положенную ему сумму и ушел. Цыгане устроили целый шабаш, бросались детьми, такого позора они еще никогда не испытывали. [55]

     Начавшаяся в 1929 г. коллективизация, как и по всей стране, в Новополтавке шла принудительно, без подготовительной работы, высокими темпами, сопровождалась раскулачиванием части крестьян и репрессиями. Все крестьянские хозяйства были объединены в три колхоза: "25-летие 1905 г.", "Луч Ильича", "имени 120" (в память о 120 жителях колонии, погибших во время погрома 1919 г.). Перед этими событиями были закрыты все частные магазины и предприятия колонии. Тяжелейший ущерб еврейским колхозам Новополтавки, как и всему крестьянству Украины, нанес голодомор 1932-33 годов. Люди пухли и умирали от голода. Голодомор сопровождался репрессиями "за разворовывание имущества". За 1 кг пшеницы, взятой на элеваторе для голодных детей Особым совещанием был приговорен к 3 годам каторги колхозник Шлема Аренсен. [56]

     Параллельно с коллективизацией руководство страны решительно боролось с религией. В результате этой борьбы в 1929 г. в Новополтавке были закрыты синагоги, здание крупнейшей из них передано под еврейскую школу-семилетку.

     Во второй половине 1930-х гг. в СССР началось изменение национальной политики. Власти отказались от политики коренизации и перешли к ликвидации элементов культурной автономии. Власти объявили, что национальные административные единицы "были созданы врагами народа во вредительских целях", а существование национальных школ - "вредным". Еврейский национальный сельсовет в Новополтавке был упразднен, а еврейская школа закрылась в 1938 г. [57]
     С 1939 г. школа была преобразована в среднюю. Первый выпуск 12-ти учеников десятого класса состоялся в 1940 г. Многие годы директором школы был учитель истории Вишневецкий. Мало кто знал его имя и отчество, его называли "товарищ Вишневецкий". Это был молодой, красивый мужчина, который был на этой должности до самой войны. [58]

     В предвоенные годы в Новополтавке, на железнодорожной станции, были построены из пиломатериалов два зернохранилища, принадлежащих "Заготзерно", организации, осуществляющей приемку, хранение и распределение хлеба. Тогда же за Канским ставком был создан лагерный аэродром, на котором базировалась одна из частей советской истребительной авиации. Летчики и обслуживающий персонал жили на квартирах в Новополтавке или в блиндажах на самом аэродроме.

     Во второй половине 1930-х гг. жизнь в Новополтавке стала постепенно налаживаться. Однако жизнь в колхозном селе оставалась тяжелой. Коллективизация и последовавший за ней голод вызвали беспрецедентное бегство крестьян в города и новые промышленные центры страны. Многие евреи-новополтавцы, в первую очередь молодежь, покидала колонию, переселяясь в города для учебы и работы в быстро развивающейся промышленности. Их место охотно занимали украинцы из соседних сел и деревень, где уровень жизни был ниже, чем в Новополтавке. В результате этого процесса численность еврейского населения в Новополтавке значительно сократилась. В 1941 г. количество евреев не превышало 800 человек.

     Самой трагической страницей в истории еврейской колонии Новополтавка стала начавшаяся 22 июня 1941 г. война нацистской Германии с Советским Союзом. На фронтах Великой Отечественной войны сражались 227 жителей колонии, из них 78 погибли, 146 - отмечены правительственными наградами. [59] 14 августа 1941 г. Новополтавка была захвачена врагом, а менее чем через месяц, 10 сентября, нацисты и их прислужники приступили к ликвидации еврейского населения. После облавы всех евреев вместе с детьми согнали в центр села, в здание кооперации, а потом погружали их на автомашины и увозили на край села, к аэродрому. Всех евреев расстреляли у ям, где раньше хранились баки с горючим.

     В акте от 27 мая 1944 г., составленном комиссией под руководством Председателя Новополтавского сельсовета, приведены данные о числе эвакуированных и расстрелянных новополтавцев. Эти данные показывают примерное равенство между количеством эвакуированных (286 человек) и расстрелянных (282) [60]. По данным переписи 1939 г. в Привольнянском районе (без районного центра) проживало 873 еврея. Практически все они были жителями Новополтавки, входившей тогда в состав этого района. Из этого следует, что были расстреляны примерно 400 евреев-жителей Новополтавки. Есть сведения, что там же расстреляли кировоградских беженцев-евреев, перехваченных нацистами в районе Новополтавки. Возможно, именно поэтому в акте ЧГК появилась цифра - 864 расстрелянных в Новополтаве евреев.

     Столетняя история еврейской земледельческой колонии Новополтавка трагично закончилась в 1941 г. Но село Новополтавка Новобугского района Николаевской области продолжает жить.

     9 марта 1944 г. Новополтавка была освобождена войсками 3-го Украинского фронта. В этом же году Новополтавский техникум продолжил свою работу. Поселок при техникуме стал называться Андреевкой Баштанского района Николаевской области. Зоотехнический ветеринарный техникум преобразован в сельскохозяйственное профессионально-техническое училище. Учебный корпус внесен в Свод памятников архитектуры и истории Украины. [61]

Церемония
Поминальная церемония по погибшим от рук нацистов в Новополтавке. 1965 г.

     После освобождения оккупированных территорий и возвращения из рядов Советской Армии воинов-евреев, а из эвакуации - еврейских семей, возник вопрос об увековечивании памяти жертв. В первые годы после войны родственниками были поставлены временные памятники на местах расстрелов. Но уже в конце 1950-х годов среди родственников погибших начался сбор средств для установки достойного памятника.
     В 1959-1960 гг. в Николаеве была создана комиссия из родственников погибших в составе Кригер Н.П., Минькова Э.С., Атласа И.С. Они обратились в облисполком и Новобугский райисполком с просьбой разрешить установить памятники. В письме говорилось: "Расстрелянные в Новополтавке 1000 человек, в основном евреи, были похоронены в трех могилах. Территория могил не была приведена в порядок. Бывая у могил ежегодно, мы видим, что могилы, находящиеся далеко от села, разрушаются. Могилы неглубокие, их разрушают животные, и мы часто находим человеческие кости. Просим: 1. Перенести могилы на кладбище; 2. Разрешить поставить памятник; 3. Разрешить сбор средств среди родственников и открыть для этого спецсчет в сбербанке. Разрешение было полечено.
     В начале 1960 г. было собрано со 173 человек 25890 рублей. Были изготовлены гранитный памятник и металлическая ограда. В сентябре 1960 г. они были привезены на место, но Николаевский облисполком не разрешил поставить памятник на месте расстрела, а предложил установить памятник и ограду на месте разрушенного в годы войны памятника 120 жертвам погрома 1919 г. Но родственники не согласились с решением и продолжали обращаться в центральные органы г. Москвы и г. Киева. 2 марта 1962 г. они обратились к депутату Верховного Совета УССР Максиму Рыльскому. Обращались также к депутату Верховного Совета СССР Илье Эренбургу. [62]

     В 1962 г., после двухлетней борьбы, родственники добились установки памятника на месте расстрела. На его мемориальной плите было написано: "Павшим от рук немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.". Упоминание евреев советскими властями запрещалось.

     Через 60 лет после окончания войны семьи Трасповых и Михельсонов выступили с предложением о создании мемориала памяти евреям Новополтавки, уничтоженным фашистскими захватчиками. Для реализации предложения была создана инициативная группа, которая провела большую работу по сбору средств и сооружению мемориала.

Церемония
Мемориал в Новополтавке. 2007 г.

     Открытие мемориала состоялось в сентябре 2007 г. В Новополтавке собрались представители администрации области и района. Были приглашены свидетели трагедии, ученики еврейской воскресной школы Общества еврейской культуры, жители Новополтавки. Митинг, проходил у ограды мемориала, за которой двумя рядами расположились шесть могильных плит со щитами Давида, и гранитный камень с памятной надписью. Слова поминальной молитвы, которые впервые прозвучали над могилами, были восприняты всеми, как достойное завершение процедуры упокоения погибших. [63]

Литература :
1. Боровой С.Я. Еврейская земледельческая колонизация в старой России. М.: Издание Сабашниковых, 1928. С. 151.
2. Там же. С. 154.
3. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней. 1807-1887г., С.Петерб. 1887. С. 263.
4. Государственный архив Одесской области. Фонд 1, опись 2, дело 89, листы 42-45.
5. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 277-278.
6. Списки населенных мест Херсонской губернии (по сведениям 1859). Санкт-Петербург, 1868
7. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 618.
8. Там же. С. 537.
9. Попечительство над свободными сельскими обывателями. Приложение 11 к с. 205 // Историческое обозрение пятидесятилетней деятельности министерства государственных имуществ 1837-1887. Часть 2. СПб. 1888. С. 197.
10. Российский медицинский список, изданный медицинским департаментом министерства внутренних дел на 1893-1916 гг.
11. Гриневич Е. Еврейские адреса Николаева // Сборник документов и материалов "Еврейское население на Николаевщине" Т.1. Николаев, Атолл, 2004. С.38.
12. Шайкин И.М. Новополтавка // Российская еврейская энциклопедия.
13. Шитюк М.М., Щукін В.В. Єврейське населення Херсоньскої губернії в XIX - на початку XX століть, Миколаїв, 2008. С. 131.
14. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. С. 602.
15. Там же. С. 654.
16. Ново-Полтавка // Еврейская энциклопедия Брокгауза-Ефрона. 1908-1913.
17. Пасик Я. Новополтавская еврейская сельскохозяйственная школа (техникум, институт) // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-novopoltavka-school.htm
18. Блюменфельд И. Письма о херсонских еврейских колониях. Письмо пятое. // Учено-литературный и политический журнал Восход. Август 1892. С. 4.
19. Левенштейн В. М. Повесть о моем отце. М, ИД "Аргументы и факты", 2001. С. 130.
20. Восход. 1902. № 28. С. 20.
21. Блюменфельд И. Письма о херсонских еврейских колониях. Письмо пятое. С. 5.
22. Левенштейн В. М. Повесть о моем отце.
23. Блюменфельд И. Письма о херсонских еврейских колониях. Письмо пятое. С. 4-5.
24. Zlotnik I. Ida Limonova // Электронный ресурс: http://videos.centropa.org/index.php?nID=54...
25. Хаеш А.И. Еврейская эмиграция по материалам фонда Департамента общих дел МВД в РГИА // Электронный ресурс: http://berkovich-zametki.com/AStarina/Nomer2/Chaesh1.htm
26. Mikhelson Family History // Электронный ресурс: http://kehilalinks.jewishgen.org/novopoltavka/family_history/family_history_mikhelson.html
27. Arnold White. The modern jew. New York. Frederick A. Stokes Company. 1899, p. 61-63.
28. Государственный архив Одесской области, ф.1, оп.2, д.71, л.1-32ГАОО, ф.1, оп.2, д.71, л.1-32.
29. Энциклопедия Большой семьи (Русколы, Рапопорты и другие). История, Генеалогия, Демография, Биографии. Киев—Москва. 2003.
30. Щукин В.В., Павлюк А.Н. Земляки. Очерки истории еврейской общины города Николаева (конец XVIII – начало ХХ вв.). Николаев, Издательство Ирины Гудым, 2009. С. 198-200.
31. Список населенных мест Херсонской губернии. (По данным Всерос. сел.-хоз. переписи 1916 г.). Александрия: Херсонская губ. земск. управа (Тип. Ф.Х. Райхельсона). С. 133.
32. Історія міста Новий Буг // Электронный ресурс: http://www.noviy-bug.mk.ua/history_24.htm
33.. Воспоминание очевидца Мозиаса о еврейском погроме в Новополтавке // Сборник документов и материалов "Еврейское население на Николаевщине". Государственный архив Николаевской области. Т. 2, Николаев, Атолл, 2004. С. 55-56.
34. Історія міста Новий Буг // Электронный ресурс: http://www.noviy-bug.mk.ua/history_24.htm
35. Пасик Я. Новополтавская еврейская сельскохозяйственная школа (техникум, институт) // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-novopoltavka-school.htm
36. Історія міста Новий Буг // Электронный ресурс: http://www.noviy-bug.mk.ua/history_25.htm
37. Буденный С.М. Пройденный путь. Книга третья: М.: Воениздат, 1973. Гл. Обстановка накаляется.
38. История Нового Буга // Электронный ресурс: http://otherreferats.allbest.ru/history/00108407_2.html
39. Михайловський Т. Діяльність міжнародних організацій на Миколаївщині у 20-х рр. ХХ ст. // Краєзнавство: науковий журнал. К.: Вид-во "Телесик", 2010. Ч. 4. C. 155.
40. Chapter I. Land Settlement work. 6/4/1934 // Arcives American Jewish Joint Distribution Committee. ID: 359910.
41. Історія міста Новий Буг // Электронный ресурс: http://www.noviy-bug.mk.ua/history_27.htm
42. Тakao Chizuko, The origin of the machine tractor station in the USSR: a new perspective. Acta slavica iaponika. Journal of Slavic Research Center, Hokkaido University, p. 120.
43. Найман О.Я. Єврейські партії та об'єднання у політичних процесах в Україні (1917-1925). М.: 1996. (Препр. / Еврейское наследие). С. 32.
44. Копил О.С. Діяльність єврейських політичних партій на Миколаївщині у 20-х рр. ХХ ст. // Наукові праці МДГУ Випуск: 35. Том: 48, 2006. С. 117-122.
45. Копил О.С. Взаємодія єврейських політичних партій з молодіжними організаціями на Півдні України (20-ті роки ХХ ст.) // Гілея (науковий вісник): Збірник наукових праць / Гол.ред. В.М. Вашкевич. Вип. 10. К., 2007. С. 141.
46. Котляр Ю. Образование и культура сельского еврейского населения Юга Украины в первой трети ХХ века. Институт Иудаики. (Электронный ресурс: http://www.judaica.kiev.ua/Conference/Conf2002/Conf51-02.htm)
47. Доклад о работе евсекции Николаевского окрпарткома за 1926/1927 год // Сборник документов и материалов "Еврейское население на Николаевщине" Т.2, Николаев, Атолл, 2004. С. 78.
48. Шайкин И.М. Новополтавка.
49. Славин Н.А. О семье Славиных // Электронный ресурс: http://www.evkol.ucoz.com/n_slavin.htm
50. Translation: Medical Commission of the Joint. 6/25/1926 // Arcives American Jewish Joint Distribution Committee. ID: 354939.
51. Доклад еврейской секции Николаевской окружной инспектуры наробраза о проделанной работе // Сборник документов и материалов "Еврейское население на Николаевщине" Т.2, Николаев, Атолл, 2004. С. 71.
52. Пасик Я. Новополтавская еврейская сельскохозяйственная школа (техникум, институт) // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-novopoltavka-school.htm
53. Шайкин И.М. Новополтавка.
54. Населенные пункты Николаевского округа по переписи 17 декабря 1927 г. Николаев. Издание окружного статистического бюро, 1927 г. С. 29.
55. Шойл Александр Лейкинд // Электронный ресурс: http://jewage.org/wiki/ru/Profile:P1973632778
56. Гриневич Елена, Голодомор 1932-1933 гг. и еврейское население Николаевщины // Доля єврейських громад центральної та східної Європи в першій половині ХХ століття. Матеріали конференції 6-28 серпня 2003 р., Київ. (Электронный ресурс: http://www.judaica.kiev.ua/Conference/Conf2003/07.htm)
57. Шайкин И.М. Новополтавка.
58. Історичні відомості про населенні пункти Новополтавської сільської ради // Электронный ресурс: http://npshkola.org.ua/2012/09/21/596/
59. Новополтавка. История городов и сел Украинской ССР. Том "Николаевская область". С. 513-514.
60. Списки евреев-земледельцев Херсонской губернии // Электронный ресурс: http://www.evkol.ucoz.com/list_kherson.htm
61. Пасик Я. Новополтавская еврейская сельскохозяйственная школа (техникум, институт) // Электронный ресурс: http://evkol.ucoz.com/y_pasik-novopoltavka-school.htm
62. История Холокоста в Одесском регионе: сборник статей и документов / Еврейский общинный центр "Мигдаль". Составитель М. Рашковецкий. Одесса. Студия "Негоциант". 2006. С. 131.
63. Гольденберг М. В нашей памяти храним. Киев еврейский №11 (88), ноябрь 2007.

24-05-2007    


Приложение 1      
     Новополтавская еврейская сельскохозяйственная школа (техникум, институт)



Приложение 2      

Протокол допроса


     1944 года июля м-ца 16-го дня с. Ново-Полтавка

     Я уч. уполномоченный Привольнянского РО НКВД Слободчиков допросил в качестве свидетеля гр-на

     Кохтев Терентий Иванович 1881 года рождения, Курской области Дмитриевского р-на села Белитино, соц. происхождение из крестьян-середняков, б/п, русский, образование малограмотный, место работы к-з им. "120" в качестве конюха, судимость со слов не сужден, проживает с. Ново-Полтавка Привольнянского р-на Николаевской области.

     За дачу ложного показания я предупрежден по ст 89 УК УССР в чем и расписываюсь (подпись).

     Вопрос: Расскажите гр-н Кохтев, что вам известно о зверствах, убийствах, повешениях и расстрелах мирных совсем невиновных гр. в с. Ново-Полтавка немецким гестапо и жандармерией ?

     Ответ: О зверстве немцев над мирными гражданами Советского Союза, проживающих в с. Ново-Полтавка мне известно, что 10 сентября 1941 г. в 11 часов дня я лично видел как немецкое гестапо и жандармерия сгоняли мирных жителей-евреев в кооперацию, мужчин в одну половину, а женщин с детьми в другую половину и замкнули на замок, после чего вскорости этого же дня месяца подогнали автомашины, погрузили этих людей-евреев и везли за село Ново-Полтавка, раздели всех догола, поставили последних к яме и расстреляли всех из пулемета. В этот день расстреляли немецкие гестапо и жандармерия мирных жителей Новой Полтавки 864 человека, из них помню по фамилии Бурда ... погиб со всей семьей 11 человек, Кравец погиб со всей семьей 8 человек, Прас погиб со всей семьей 5 человек. По данному делу могут подтвердить: 1) Грушевой Давид, 2) Величко Моисей, 3) Сологуб Иван и др. Больше показать ничего не могу, протокол допроса с моих слов записан верно и мной прочитан в чем и расписываюсь. (Подпись)

     Допросил уч. уполномоченный Привольнянского РО НКВД Слободчиков.

     The ChGK report from Novo-Poltavka
     GARF 7021-68-183, copy YVA JM/19963



Приложение 3      

Протокол допроса


     1944 года июля м-ца 17-го дня с. Ново-Полтавка

     Я уч. уполномоченный Привольнянского РО НКВД Слободчиков допросил в качестве свидетеля гр-на

     Величко Моисей Трифонович 1879 года рождения, уроженец Кировоградской области Витязевского р-на с. Бухавецкое, соц. происхождение из крестьян-середняков, б/п, украинец, образование малограмотный, место работы к-з им. "120" в качестве конюха, судимость со слов не сужден, проживает с. Ново-Полтавка Привольнянского р-на Николаевской области.

     За дачу ложного показания я предупрежден по ст 89 УК в чем и расписываюсь (подпись).

     Вопрос: Расскажите гр-н Величко, что вам известно о зверствах, убийствах, повешениях и расстрелах мирных жителей, проживающих в с. Ново-Полтавка немецким гестапо и жандармерией ?

     Ответ: О зверских действиях немецкого гестапо и жандармерии над мирными гражданами села Ново-Полтавки мне известно, что 10-го сентября 1941 года немецкое гестапо и жандармерия сгоняли мирных жителей-евреев в центр села Ново-Полтавки, погружали последних на автомашины и увозили на край села, где выстраивали к ямам и расстреливали из винтовок и наганов. Этот факт я видел лично сам и одновременно погибших граждан от вражеской руки я закапывал в землю по приказу немцев. Из погибших граждан я знаю Прасс Григория, Друкера Семена, Давидова Григория и других. За этот день погибло граждан ни в чем не виновных от гестапо и жандармерии 864 человека. Данный факт могут подтвердить Сологуб Иван, Лобода и другие. Больше показать ничего не могу, протокол допроса с моих слов записан верно и мной прочитан в чем и расписываюсь. (Подпись)

     Допросил уч. уполномоченный Привольнянского РО НКВД Слободчиков.

     The ChGK report from Novo-Poltavka
     GARF 7021-68-183, copy YVA JM/19963


Замечания, предложения, материалы для публикации направляйте по адресу:     y.pasik@mail.ru
Copyright © 2005